Стенограмма пресс-конференции в "МК"

руководителя Департамента продовольственных ресурсов города Москвы Александра Бабурина

13 марта 2006 в 00:00, просмотров: 203

2 марта 2006 г., 13.00


Ведущий — Сергей Иванович Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты "Московский комсомолец".


С. Рогожкин: Добрый день. Мы с Александром Ивановичем условились, что какого-то предисловия наш гость не планирует делать, сразу вопросы. Александр Иванович, с чем по масштабам можно сравнить продовольственный рынок столицы?

А. Бабурин: Добрый день. Спасибо за вопрос. Я могу дать две характеристики масштабов нашего рынка потребления. Первое: Москва — это самый северный мегаполис в мире и охарактеризовать его можно следующими цифрами. Более 10 миллионов человек постоянного населения съедают за год почти 11 миллионов тонн продовольствия. География и климат накладывают на нас отпечаток: больше половины календарного года у нас нулевые и отрицательные температуры. Когда немножечко замирает или снижается подвоз, происходят определенные всплески в потреблении. В эти моменты, как правило, наблюдается рост цен и задача правительства Москвы — сдержать рост цен, в том числе и путем формирования продовольственной безопасности города.

Сегодня Москва — это 40% оптового оборота от России, включая непродовольственные товары. А, если говорить только о продовольствии, - почти 50% оптового оборота продовольствия проходит через Москву. Это тоже накладывает своеобразный отпечаток. Нам приходится иметь очень мощную инфраструктуру, транспортную, которая занимается этим вопросом, и складского хозяйства пищевой и перерабатывающей промышленности.

Если же вспомнить, что враг не раз докатывался до стен столицы, понятно стремление предыдущих управляющих органов сосредоточить в Москве и мощности перерабатывающей промышленности, и мощности складских помещений. Поэтому у нас зачастую в городе перемешивается зона жилья с промышленной зоной, в которой находятся хладокомбинаты, мясоперерабатывающие заводы, овощные базы. Сегодня мы четко определили для себя курс, что постепенно эта промышленность должна вытесняться из центральной части города, как минимум, на периферию, а хранение вообще перемещаться в область. Стратегическая задача по разгрузке в центральной части города у нас есть. Есть определенные планы, но в то же время мы не хотим упускать из влияния правительства города, по крайней мере, две трети всего этого потребления. Могу сказать, что из этих более чем десяти миллионов тонн сегодня правительством Москвы конкретно осуществляется финансовая поддержка для формирования 30% потребления по основным видам продовольствия. А с учетом возможности материально-технической базы практически 70. То есть сегодня мэр одной рукой обеспечивает конкретно по основным видам продовольствия присутствие на рынке наших запасов в размере 30 процентов. А, не давая разрушить этот комплекс, - две трети. Одна треть — это свободный рынок.

Несмотря на то, что у нас ситуация на рынке достаточно стабильная и спокойная, вы, наверное, видели, что в некоторые моменты они могут серьезно влиять через настроение людей на уровень потребления. Наверное, появится вопрос о соли. Я могу сразу на него ответить. Дело в том, что у нас одна очень мощная структура имеется — акционерное общество "Моссоль", которое имеет постоянно в своем распоряжении свыше двух тысяч тонн соли. И среднесуточное потребление по прошлому году, когда не было таких значительных колебаний, у нас составляло приблизительно 60-70, ну иногда, когда происходили периоды массовой засолки чего-либо, до 90 тонн в сутки. Так вот этот ажиотажный всплеск, который произошел в феврале, довел суточное потребление до 600-700 тонн в отдельные дни. То есть почти в 10 раз больше. Сейчас он опустился до 170-300, но думаем, что в ближайшие две недели опустится где-нибудь до 120 тонн в день.

Вопрос журналиста: Вы уже знаете, кто спровоцировал эту ситуацию, какое следствие проводилось?

А. Бабурин: Я бы не стал такой термин применять "кто спровоцировал", потому что здесь все руку приложили. Можно было бы не замечать некоторые проблемы, и было бы существенно легче. Хотя, с другой стороны, я должен всем вам сказать большое спасибо за то, что информация своевременно была доведена до большинства жителей города Москвы. Я думаю, что здесь сработала неорганизованность стабильных поставок в отдельных регионах ближайшего Подмосковья, наших областей Центрального федерального округа. И, учитывая, что все-таки особенно наше пожилое поколение, как мы говорили раньше "нахлебалось этих проблем", решили сделать небольшие запасы. А больших запасов не надо, человеку достаточно 30 граммов на неделю. И пачки соли ему хватит на месяц активного расходования. Но все-таки бабушки-дедушки понесли по 2-3 килограмма положить у себя и помочь своим соседям. Все это спровоцировало такой всплеск. Но начало этой истории вы, наверное, тоже знаете: в Тульской, Воронежской областях. Сейчас с этим разбираются. Думаю, что это просто неорганизованность работы оптовых структур.

Я перед собой небольшую шпаргалку положил. Это, конечно, не палочка-выручалочка. Но здесь запрограммировано все годовое снабжение города Москвы необходимыми видами продовольствия. Буквально несколько лет назад наша продовольственная безопасность, в своей основе, была запрограммирована на наличие большого количества запасов, которые мы хранили на всякий случай, при необходимости выпускали в торговлю. Но затем мы поняли (когда более-менее ситуация в целом в центральной части России стала стабилизироваться с продовольствием, в первую очередь сначала на овощном рынке), мы поняли, что таких запасов постоянно иметь не надо. Нужно организовать регулярный подвоз продовольствия. А сейчас даже говорим, что Москва должна производить определенное количество видов для себя. Потому что мы с вами помним историю, когда регионы закрывались друг от друга, чтобы обеспечить у себя наличие необходимого вида продовольствия. Так вот здесь буквально полтора года назад мы перешли на программное обеспечение города. Вот, если за синий кружочек, за периферию, взять, допустим, что мы с вами съедаем, то красное - это то, чем правительство Москвы финансово обеспечивает по секторам присутствие этого вида продовольствия на рынке потребления, а желтое - это то, что формируется за счет наших предприятий. Вот это - роль правительства Москвы, вот это - роль предприятий, а вот голубое — свободный рынок. Мы вынуждены были в свое время на эту систему перейти.

Отсутствие плановой работы в отдельных регионах по такому продукту как соль - вдруг внезапно всколыхнулось - несвоевременно подвезли. Вот у нас сегодня рынок потребления соли формируется на 10% за счет наших региональных российских поставщиков, 20% — Украина и 70% — Белоруссия. Это стабильно отлаженные связи, это длительные договора на поставку продукции. И вот ажиотаж: он почему на Москву резко не повлиял? Потому что у нас были стабильные поставщики. Каждые 3-4 дня мы получаем полсостава — 5-6 вагонов соли из Белоруссии. И то, что Украина временно приостановила по каким-то причинам поставки, для нас это не было большой проблемой. А отдельные регионы сформировали договора поставок на 50% из поставок украинских солевиков. Там, конечно, эти колебания так быстро не сняли.

Мы практически каждый день и с помощью СМИ и по кабельному телевидению всеми способами пытались убедить народ, что, по крайней мере, в городе Москве ситуация стабильная. Мы с 1 января текущего года по текущий день не подняли цену на отпускную продукцию, как она была 5-39, так она и отпускается. Единственное, что если пришли на "Моссоль" люди с разовым договором, то им отпускается по 6-17. Потому что мы не знаем: проплатят-не проплатят, стабильный ли этот поставщик, надежный ли это клиент. Вот, как мы отпускали по 5-39 руб. за килограмм, так до сих пор отпускаем и будем отпускать. А то, что реализация увеличилась - это как раз может быть, в какой-то степени, и выгодно предприятию.

Вопрос журналиста: На все ли предприятия хватит земели для выноса их за территорию города?

А. Бабурин: Во-первых, речь идет не обо всех предприятиях. Речь идет о тех предприятиях, которые попадают в зону активной жилой застройки. О тех, которым требуется перевооружение независимо от того, будет ли застраиваться этот участок. У нас некоторые плодоовощные базы 70-летие отмечают в этом году. Безусловно, уже устаревшие основные фонды, старые технологии, и чтобы модернизировать их, не обязательно намечать их реконструкцию в пределах, допустим, Садового кольца. Достаточно построить предприятие на новом участке, а здесь место более эффективно использовать для других городских целей. Поэтому это вопрос выборочный, касается он конкретных предприятий, индивидуального подхода, так скажем.

Вопрос журналиста: А область охотно идет на то, чтобы предоставить для хранения участки?

А. Бабурин: Я думаю, что вы должны понимать прекрасно, что ближайшее Подмосковье, наверное, больше должно быть застроено жильем, там активнее область идет на то, чтобы застроить жильем. А уж складские и др. предприятия, наверное, должны располагаться в радиусе 50 километров, а может быть, и далее. Город должен быть городом, а не промышленным центром. Хотя и определенные виды промышленности нужно сохранять.

Вопрос журналиста: Но в принципе проблем нет?

А. Бабурин: Нет проблем.

Вопрос журналиста: Почему сахар подорожал?

А. Бабурин: Я скажу, что сахара мы очень много получаем по зарубежным поставкам. И цена сахара растет в том числе и в опте, из-за того, что растут закупочные цены. Если год назад мы с вами сахар закупали по 13 рублей, то две недели назад мы его закупали по доллару за килограмм, т.е. по 27-28 рублей за килограмм. Правда, последнюю неделю цена опять пошла немножечко вниз. Насытились - упала до 23-24 рублей. Но это только из-за того, что дорожает поставка этого продукта по импорту.

Вопрос журналиста: Газета "Уездная жизнь", Тамбовская область. В Москве крупные торговые сети имеют так называемые входные членские взносы на московский рынок. Нельзя ли на период хотя бы ажиотажного спроса снимать эти взносы для региональных фирм?

А. Бабурин: Я скажу, что по соли у нас такой проблемы не было. Здесь просто системнее надо работать с этими сетями. Дело в том, что, безусловно, каждая сеть, каждая структура старается в условиях рынка выработать для себя наиболее благоприятные или выгодные условия. Но вот сейчас, по итогам "Зеленой недели", которая состоялась в Берлине, мы подписали соглашение с фирмой "Метро" по большему проникновению продукции, производимой или поставляемой в город, в сеть "Метро". И идет эта спокойная, планомерная отработка. Руководство фирмы, в лице ее президента, при переговорах с участием мэра города Москвы сказало, что они свою политику взаимоотношений с правительством Москвы в этом отношении готовы корректировать. Дело в том, что, может быть, это результат того, что каждый поставщик работает индивидуально с этой организацией или с такими организациями. Мы сейчас, допустим, формируем отраслевые союзы предприятий холодильной, плодоовощной промышленности. И они уже на другом языке разговаривают с этими организациями. С каждым из поставщиков отдельно бороться легче. Если плодоовощной комплекс столицы заявит сегодня о том, что он перестанет поставлять туда продукцию из-за того, что существуют такие условия, я думаю, что управляющая компания "Метро" задумается об этом. По крайней мере, свою трактовку этой ситуации именно в том плане, который нас устраивает, они нам изложили.

Вопрос журналиста: Ситуация с появлением зараженного мяса на одном из рынков. Как ваша служба решает вопрос, чтобы Москва была снабжена доброкачественными продуктами?

А. Бабурин: Я вам скажу, что у нашего департамента есть соглашение со всеми контролирующими органами федерального и регионального подчинения. Региональная - у нас есть такая московская инспекция по качеству сельхозпродукции, федеральная — это ветеринарная и санитарные службы. Мы регулярно с ними в рамках этих соглашений проводим оперативные совещания. И договорились о том, что все партии товаров, которые поступают на наши предприятия, осматриваются, особенно те, которые закладываются на длительное хранение. И все предприятия г. Москвы имеют контроль со стороны этих организаций. Более того, мы создали так называемый реестр складских помещений Москвы, который включает все помещения, которые предназначены для хранения и переработки, и передали его в эти органы. Ни одно предприятие города, которое массово завозит продовольствие, не должно быть не охвачено контролем со стороны этих структур.

По зараженному мясу. Напоминаю, что речь идет о бывшем колхозном рынке, туда поставляют продукцию отдельные, мелкие предприниматели. В любом случае надо сказать, что эти партии осматриваются и то, что механизм сработал, как раз показывает, что системой контроля это накрыто. Более того, мы сейчас занялись тем, что начали производить нашими предприятиями продукцию для поставок в Москву в филиалах наших или в регионах. Так сразу же договорились, что за филиалом нашего предприятия со стороны московской и со стороны региональной установлен двойной контроль. С одной стороны, это облегчает работу предприятий. Одно время у нас все контролирующие органы ходили, занимались качеством продукции. С другой стороны, это размывало ответственность всех органов. Все друг на друга надеялись. Сейчас мы точно знаем, что, например, в нашем филиале в Ярославской области, Ярославская ветстанция следит за нашим предприятием до тех пор, пока продукция не придет на хладокомбинат. Двойная система контроля за тем видом продовольствия, которое в организованном порядке в город Москву поставляется.

Вопрос журналиста: Скажите, пожалуйста, как в этом году будет обстоять дело с завозом плодоовощной продукции, не прогнозируется ли повышение цен из-за сильных морозов зимой?

А.Бабурин: На плодоовощную продукцию, как вы знаете, морозы пока не повлияли. Мы под зиму пока ничего из картофеля, морковки не сажаем. Посев будет происходить в мае месяце. Я думаю, что на плодоовощную продукцию в большей степени влияет засуха или, допустим, несвоевременная обработка всходов. Рынок плодоовощной продукции - самый стабильный. Мы под плодоовощной продукцией понимаем для себя все, что относится к овощам. А вот плоды: будут специально выделы дополнительные финансовые средства для закупки из Средней Азии. Нет у нас сегодня ни с овощной, ни с плодовой тематикой проблем. Очень стабильные, надежные поставщики. Я думаю, все они сегодня готовы к тому, чтобы, начиная с мая месяца, начать поставки. Сезонный рост цен возможен, безусловно. Но, по крайней мере, все эти годы мы в пределах инфляции с ценообразованием укладывались. Мы ведь на инфляционные процессы влияем наличием продукции в городе. Идет спрос, стараемся больше ввезти, падает спрос — снижаем запасы.

Вопрос журналиста: Скажите, пожалуйста, ведутся ли исследования продовольствия с точки зрения полезности, наличия витаминов?

А.Бабурин: Мы первый и третий четверг, проводим оперативные совещания в мэрии, когда присутствуют все предприятия пищевой перерабатывающей промышленности, зерновые, мелькомбинаты и прочее. Вот сегодня руководитель Ассоциации хлебопекарной промышленности жаловался на то, что москвичи стали меньше кушать хлеба. А предприятия пищевой перерабатывающей промышленности радовались, что стали больше кушать мяса. По-моему, закономерное явление. Если доходы растут, то население само выбирает, что ему побольше скушать: картофеля или, допустим, мяса. Вот в последнее время спрос на полуфабрикаты мясные резко растет. Радуются те, кто занимается полуфабрикатами. А на колбасные изделия снижается, потому что это не такой калорийный продукт, не такой вкусный, как мясо. Народ сам выбирает. Есть Институт питания, который изучает спрос, изучает калорийность, содержание витаминов и выдает нам рекомендации, что же человек должен кушать. Вот он как раз сейчас пересматривает так называемые медицинские нормы потребления в сторону повышения живых продуктов: рыбы, мяса, масла и в сторону снижения таких продуктов, как крупы, хлеб и прочее. Есть продукт, который приспособлен для того, чтобы чувство голода удовлетворить. А есть продукт, который можно съесть гораздо меньше, получить те же самые калории, витамины и прочее. Главное, чтобы правительство города обеспечило рост доходов населения. А уже, исходя из толщины своего кошелька, человек сам выберет, что ему лучше скушать: яичницу, омлет или сухой яичный порошок.

Вопрос журналиста: Используются новейшие технологии, средства обработки овощей в производстве. Насколько упал или вырос или остался на прежнем уровне качественный состав продуктов?

А. Бабурин Картошка она и осталась картошкой. А что в ней может оказаться, зависит оттого, где вы ее хотите купить. Если вы хотите ее купить на рынке у частника, который производил, то все равно должен быть сертификат. Мы, правда, как покупатели, его почему-то не проверяем. Но контролирующие органы смотрят. Если мы хотим купить с овощной базы, то мы уже, как правительство Москвы, гарантируем, что с базы должна уйти качественная продукция. А там уже дело покупателя: какой продукт ему выбрать. Может быть, исходя из толщины кошелька, я возьму сегодня продукцию менее качественную, потому что другую не могу. А присутствует на рынке продукция разная. В том числе и по качеству.

Вопрос журналиста: Сохранилась ли тенденция к снижению цен на импортное мясо?

А.Бабурин: Сохранилась тенденция не снижения, а второй год повышения цен, в том числе и на импортное мясо. В европейских странах, которые являются одним из основных поставщиков мясосырья в Россию и в Москву, закончилось мясо, которое у них по несколько лет лежало в запасах. А воспроизводство живого в том количестве, которое необходимо, в том числе и для поставок нам, к сожалению, нет. Как только спрос возрастает, естественно, цена растет. Цена на импортное мясо растет постоянно на протяжении нескольких лет. И сегодня достигла рекордных показателей.

Вопрос журналиста: Скажите, пожалуйста, учитываете ли вы такие вещи, как религиозные и др. праздники, для формирования насыщенности рынка специальными товарами?

А. Бабурин: Мы не учитываем. Мы формируем рынок, а право покупателя выбрать то, что ему требуется. Сегодня, по-моему, дефицита каких-то товаров, в т.ч. по национальным, по религиозным признакам, нет. Это уже право покупателя выбрать из того, что присутствует на прилавке. Дело в том, что мы как Департамент продовольственных ресурсов, занимаемся всего 20 видами наименований продукции: зерно, мясо, масло сливочное и растительное, сахар, молочный продукт цельный, сухое молоко, т.е. то, что формирует продовольственную безопасность. Остальное довозит в том виде, который нужен покупателю, уже рынок.

Вопрос журналиста: А вы бы хотели, чтобы на рынках столицы и вообще в России были только продукты отечественного производства? Насколько это целесообразно?

А. Бабурин: Нет, не хотел бы. Потому что, к сожалению, в России все, что необходимо человеку, вырастить невозможно по климатическим и другим условиям. Например, тропические фрукты. Никогда мы их не вырастим. С другой стороны, мы твердо убеждены, что в необходимом количестве производить основные виды продовольствия в России можно. Только нужно сельскому хозяйству уделить необходимое внимание и оказать ту финансовую поддержку, которая необходима для того, чтобы производить эти продукты.

Вопрос журналиста: Расскажите о развитии национальных проектов в сфере продовольственного снабжения?

А. Бабурин: Это попытка развернуть эти процессы. Вот в этом их заслуга. Я скажу, что сегодня предприятия Москвы очень активно ведут работу по интеграции с предприятиями в регионах РФ. Особенно в мясопереработке, в производстве для нас овощей. 10% мяса, потребляемого москвичами (а мы с вами съедаем за год приблизительно 1 миллион 100 тысяч тонн) сегодня нашими городскими предприятиями производится в регионах РФ и гарантировано поставляется. Вот, если мы сумеем реализовать национальный проект развития животноводства применительно к г.Москве, то мы в два раза увеличим количество мяса, производимого для нас. А молока в 7 раз. Но это только программа, которая рассчитана на два года, она дальше будет развиваться. То есть государство обозначило свое внимание к сфере сельского хозяйства и, в первую очередь, к молочному и животноводческому сектору, политика будет и дальше продолжаться. Нужно реализовать все это дело.

Вопрос журналиста: Сельскохозяйственный потенциал столицы и его параметры сегодня, если можно. Как развивается? Что такое Москва сегодня с точки зрения своих сельскохозяйственных угодий и т.д?

А. Бабурин: Две недели назад мэр дал поручение в функционал Департамента продовольственных ресурсов включить функции сельского хозяйства. То есть уже официально записано: линия правительства Москвы на производство хотя бы минимального количества продовольствия, необходимого для обеспечения продовольственной безопасности. Сегодня приблизительно половина плодоовощной продукции, которую мы завозим в город в организованном порядке, это где-то 250 тысяч тонн, наши предприятия производят в ближайшем Подмосковье. Десять процентов мяса сегодня мясоперерабатывающие наши предприятия и холодильные производят. Ставится задача на протяжении пятилетнего периода до 30% потребления Москвой этих видов продовольствия производить для себя. Два мелькомбината сегодня производят 50% от зерна, поставляемого в город, сами. Почти 500 тысяч тонн мы гарантированно для себя готовы производить, нужно только поддерживать эти предприятия, чтобы они могли все это делать. Я сказал, что из организованных поставок овощей, половину мы производим для себя. В мясе пока 10%, но есть целая программа развития этих секторов, в т.ч. с оказанием финансовой поддержки от правительства города.

С.Рогожкин: Александр Иванович, такое вот тревожное слово - продовольственная безопасность Москвы. Может быть, раскроете нам, коллегам-журналистам, почему именно такое слово звучит, какова судьба проекта закона, который готовится, какие основные вещи нужно знать и москвичам?

А.Бабурин: Я бы обратил внимание на следующее. Первое: мы, наверное, один из немногих регионов, который сам продукцию не производит, а целиком зависит от поставок из регионов РФ и дальнего зарубежья. Второе. Климатические условия, инфраструктура. Третье — мегаполис. Все-таки провоцирование здесь ажиотажного спроса чревато последствиями. Одно дело погасить спрос на соль, допустим, в каком-то районном центре. Другое дело, погасить спрос на соль в Москве. А учитывая, что соль, точнее, тревога за нее, не ходит одна, сразу начинается спрос на сахар или еще что-нибудь. Этими процессами нужно управлять. Вот переход от теории формирования и длительного хранения запасов к теории программного обеспечения потребовал совершенно других механизмов: финансирования, других видов поддержки. Для того, чтобы эта система не была сломана, необходимо было ее законодательно утвердить. У нас существует так называемый принцип частно-государственного партнерства с нашими предприятиями. Подавляющее большинство из них - это закрытые акционерные общества. Реальных рычагов влияния на деятельность которых у правительства нет и в принципе не может быть. Поэтому принцип договоренности о совместных целях, о совместных задачах, об отношениях друг к другу в этой ситуации, они все должны найти юридическое закрепление в этом законе. И предприятиям, и нам принципиально важно договориться о стабильной работе хотя бы на 5-10 лет. Договориться так, чтобы появление, так скажем, другого Бабурина не разрушило сложившуюся систему, не позволило ее под какого-то человека, под какую-то личность сломать, изменить. Предприятия должны быть уверены в том, что город в лице правительства Москвы, через Департамент продовольственных ресурсов, потребительского рынка будет заниматься ими, если они будут работать на город. То есть, если мы договорились, что предприятие должно привести определенное количество продовольствия, мы ему поможем, постараемся оградить его от недружественного поглощения, от произвола каких-то чиновников. И на эту тему у нас с ними соглашения подписаны двусторонние. В этой связи и создаются отраслевые союзы, которые, с одной стороны, контролируют меня, а с другой — помогают мне решить вопросы там, где у меня служебных или должностных полномочий нет. Они с меня снимают очень много проблем, связанных с руководством хозяйственной деятельностью. Я не имею права диктовать предприятию: привези 100, 150 или 0 видов продовольствия, повысить или понизить цены. А вот как члены отраслевого союза они между собой могут договариваться и договариваться со мной как два юридических лица. Это, кстати, основной принцип взаимоотношения между производителями и органами управления во всех странах. Мы, к сожалению, сначала все разрушили, а потом пытаемся все выстроить. А там очень жестко. Государство вначале построило эти отношения. Кто не хочет их соблюдать может оказаться вне этих союзов. Но вне союза делать нечего, потому что одному невозможно. Я вам один пример приведу. Я изучал работу отраслевых союзов в Новой Зеландии. Страна, которая производит огромнейшее количество молока и масла, в том числе поставляет к нам. Спросил всего лишь об одном: те, кто вне союза вашего находится, производители молока, сливочного масла, что они могут сделать без вашего союза? Ничего, потому что союзу принадлежат предприятия переработки на финишном этапе и вы, если вдруг решили выйти из союза, вам с этим молоком, кроме того, которое вы можете сами лично потребить своей семьей, деваться некуда будет. Ни одно предприятие у вас его не примет. И все. Но зато этот союз гарантируют, что если вы производите определенное количество, то оно будет реализовано, вы получите своевременно деньги, в т.ч. за повышение качества. Вы получите деньги от импорта, который союз опять же берет на себя. Одна задача у органов управления, у департамента или правительства — поддерживать работу этого союза. Все, больше проблем ни у кого нет: ни у коровы, ни у фермера, ни у союза, ни у органов управления. Потому что союз берет на себя все - начиная от сертификации, снабжения кормами. У фермера голова за эти проблемы не болит. Если он в союзе, он будет всем обеспечен.

Вопрос журналиста: У нас такая модель тоже закрепляется?

А. Бабурин: У нас она создается. Как заставить туда всех войти? Мы же сразу закричим: демократию губим. А там они считают, что наличие этого союза — это высшая форма демократии. Все принимают участие. Или, например, свиноводы в Дании, то же самое. Все, кто владеет свиньями, входят в союз. Вне союза он никуда свинью не денет. Зато он уверен, что союз ему обеспечит все, начиная от качества земли, качества кормов, до технологий современных. Сумеем ли мы такое создать, не знаю.

Вопрос журналиста: Но цель такова?

А. Бабурин: Есть такая цель.

С.Рогожкин: Уважаемые коллеги, я думаю, что надо поблагодарить Александра Ивановича за компетентную, интересную информацию и пожелать успехов.

А.Бабурин: Спасибо, взаимно.




Партнеры