Свобода Слобо

Теперь Милошевичу грозит только суд истории

13 марта 2006 в 00:00, просмотров: 544

Очередной пример бездушия и жестокости Запада — так в мире российской политики расценили смерть в тюремной камере экс-лидера Югославии Слободана Милошевича. Сегодня мы уже никогда не узнаем, спасла бы Милошевича поездка на лечение в Москву. Но для россиян крайне важно трезво оценивать фигуру экс-главы Сербии и Югославии. Если бы в начале 90-х у власти в СССР и России оказались похожие на Милошевича политики, сейчас мы бы жили в несравненно более мрачной и несчастной стране.

На Западе смерть Милошевича восприняли примерно так, как в России гибель Дудаева и Масхадова. Мол, умер “балканский мясник”. Жалко, что он не дожил до вынесения ему сурового, но справедливого приговора! Возлагать всю вину за кровопролитие на Балканах на одного Милошевича — это, конечно, огромное преувеличение. Политика в этом регионе мира всегда отличалась жесткостью. А местные народы часто относились друг к другу без малейших признаков дружелюбия. Например, во время Второй мировой войны боевики фашистского правителя Хорватии Анте Павелича любили сначала вырезать у пленных сербов глаза, а потом складывать их на огромные блюда.

Но вклад Милошевича в югославскую трагедию несомненен. Многие местные и иностранные наблюдатели отмечали, что покойный президент никогда не был особо харизматичной фигурой. Он был довольно невыразительным оратором и по своим манерам больше всего напоминал типичного коммунистического аппаратчика брежневской поры. Но в середине 80-х годов бывший банкир и глава Белградского горкома компартии Милошевич нащупал тему, которая сделала его политиком №1 в Сербии.

В период правления в Югославии коммунистического диктатора-хорвата Тито любые националистические проявления жестоко подавлялись. Но подспудный спрос на национализм в многонациональной федерации все рос и рос. После смерти Тито в 1980 году эти тенденции должны были тем или иным образом вырваться из пут. В Сербии это произошло с помощью Милошевича. В 1987 году лидер местных коммунистов приехал в населенный в основном албанцами автономный край Косово и произнес зажигательную речь. Мол, отныне мы не будем позволять албанцам обижать сербов! Тогда демарш Милошевича вызвал невиданное воодушевление в Сербии. Недавний серый партаппаратчик с легкостью сместил прежних умеренных руководителей республики и стал национальным героем.

Но радость сербов была недолгой. К 1991 году обстановка в Югославии почти один в один напоминала ситуацию в СССР. Обе коммунистические федерации находились на грани распада. Национальные окраины бунтовали и требовали независимости. Все боялись грядущего кровопролития. В этих условиях Ельцин решил, что лучшим из худших выходов будет мирный роспуск Союза и признание нерушимости старых границ. Попробовавший было заикнуться об их пересмотре ельцинский пресс-секретарь Павел Вощанов получил по шапке.

У фактического босса центрального правительства Югославии Милошевича было гораздо меньше возможностей для маневра, чем у Ельцина. В отличие от Бориса Николаевича он ведь пришел к власти под националистическими лозунгами! Но Милошевич все равно мог бы просчитать ситуацию и принять единственно верное решение. Но белградский вождь, несмотря на отсутствие у него реальных ресурсов для победы, все равно решил прибегнуть к помощи “лома”. Когда Хорватия и Словения объявили о независимости, против них были брошены федеральные танки.

Поражение не заставило себя долго ждать. Но Милошевича это не смутило. Раз за разом он делал ставку на голую силу и в каждом случае терпел поражение. Интересный нюанс. По мнению многих знакомых Милошевича, он вовсе не был националистом-фанатиком. Но, видимо, раскрутившийся маховик войны уже нельзя было просто так остановить. В этом случае Слободан Милошевич вполне мог бы потерять власть. А ставшему к тому времени фактическим диктатором Милошевичу этого явно не хотелось.

В конце концов благодаря подобной политике война с национальных окраин бывшей югославской федерации докатилась до самой Сербии. Уже давно большинство населения сербской автономии Косово составляли этнические албанцы. Но для каждого серба Косово — это священное место. Именно здесь в средневековье произошла битва, имеющая для сербов такое же значение, как для нас Куликовское сражение. До прихода к власти Милошевича некое подобие национальной гармонии в Косове сохранялось благодаря продуманной политике Тито. Край имел широкую автономию, у албанцев были все шансы сделать карьеру. Но Милошевич не только упразднил автономию Косово, но и начал целенаправленно подавлять албанцев. Просчитать последствия таких шагов — албанское восстание и вмешательство Запада — было нетрудно. Однако белградский лидер упрямо продолжал свой курс. В итоге: проигранная война с НАТО и фактически безвозвратная потеря Косова.

Ельцина можно за многое осуждать. Однако, по крайней мере, он не сделал тех страшных ошибок, которые совершил Милошевич. В России сейчас крайне модно ругать “потерянные 90-е”. В стране все большую популярность набирает национализм. Многим кажется, что для решения всех проблем достаточно крушить все ломом направо и налево. Трагическая смерть бывшего лидера Югославии должна стать поводом для серьезных раздумий. Известно ведь, что в международных отношениях глупые учатся на своих ошибках, а умные — на чужих.


P.S. “Политическим убийством” назвали смерть Слободана Милошевича многие представители России. Генерал Леонид Ивашов, возглавлявший ГУ международного военного сотрудничества Минобороны и бывший свидетелем в Гаагском трибунале, заявил: “Доказать его вину суд оказался не в состоянии, а оправдать Милошевича — это осудить агрессию НАТО против Югославии”. Глава КПРФ Геннадий Зюганов тоже уверен, что “для тех, кто организовал это позорное судилище, смерть Милошевича является выходом из тупикового положения”. Глава Международного комитета Госдумы Константин Косачев считает необходимым расследование обстоятельств гибели экс-главы Югославии.

А вот на Западе сверхцинично прозвучали слова Хавьера Соланы, который сейчас является верховным представителем Евросоюза по внешней политике: “Я надеюсь, что смерть Милошевича поможет Сербии окончательно повернуться в сторону будущего”.

Между тем советник Милошевича Зденко Томанович заявил: “Милошевич неоднократно рассказывал мне о том, что в тюрьме его несколько раз пытались отравить”. Поэтому он подал ходатайство о вскрытии тела экс-президента в Москве, а не в Гааге. Однако трибунал ему отказал. Также стало известно, что свое последнее письмо Милошевич отправил главе МИД России — за день до смерти. В нем он поделился подозрениями по поводу того, что “против его здоровья ведется кампания”.





Партнеры