Татьяна Лебедева: мне грозит яма!

Первую золотую медаль ЧМ-2006 Россия получила в три прыжка

14 марта 2006 в 00:00, просмотров: 159

Татьяна Лебедева довела сопровождающих ее после выступления девушек до почти предынфарктного состояния. На допинг-контроль они уже опаздывали безбожно, а журналисты практически держали звезду мировой легкой атлетики за рукав. Потому что — любимая. И потому что — умеет любить сама.


— Таня, победа в тройном прыжке за вами, можно вздохнуть с облегчением. Ведь кошки скребли на душе после пропущенного чемпионата мира в Хельсинки?

— Еще как скребли! Мне, может быть, поэтому и не трудно было после выигранной “Золотой лиги” (Татьяна стала в прошлом году единственной обладательницей “джекпота” в миллион долларов. — “МК”) вернуться к тренировкам. Вернее, мотивацию найти для тренировок, потому что она на поверхности буквально лежала... Ведь что в 2001-м, что в 2003-м я не так была уверена в победе, как на чемпионате мира в 2005-м. Обнаглела до такой степени, что летим как-то со Светой Черкасовой, и я ей говорю: “Ой, мне так неинтересно на этот “мир” ехать!” — “Почему?” — “Ну чего — я его выиграю”. — “Ты так уверена?” — “А чего там не выиграть-то?”

— И это вы сказали высоко в небесах, словно специально…

— Вот-вот. Я действительно настолько была уверена, что не боялась ничего и никого. Получаю травму и думаю: это Бог специально меня щелкнул — вот посмотрим, сможешь ты собраться или нет? Схватилась за голову, начала мучительно решение принимать — здравое, что ли. “Золотая лига” или чемпионат мира? Где из-за проблем с ногой есть шанс выступить лучше? И приняла его не в пользу чемпионата мира. И то, что я потом в легкой опале была, меня даже несколько взбадривало перед Москвой: неужели они все думают, что я не смогу за Россию выиграть?

— Вас назвали симулянткой?

— Ну не так чтобы уж… Говорили: вот ты на чемпионате мира не стала прыгать, а через две недели скакнула за миллионом как ни в чем не бывало. Вроде и тяжелых обвинений не бросал никто, но все равно — я же сама себя внутри раздирала. Меня даже со стипендии сняли, той, которую бизнесмены платят. Получилось, что в прошлом году ни на одном официальном старте не выступала... Мне главный тренер так и сказал: “В Москве нужно обязательно выступить, а то опять стипендия уйдет”.

— Не думаю, что это стало решающим фактором старта в Москве...

— Нет, конечно. Да и деньги эти, хотя и не лишние, но погоды не делают. Просто я не имела права не выступить в Москве. Ведь последний раз, получалось, я фактически на Играх “золото” принесла. Поэтому говорила так себе: буду бороться до последнего, что в моих силах, то и сделаю. Если это приведет к победе — хорошо, не получится — ладно, по крайней мере, я боролась.

— Откуда вдруг такой пессимизм, появился комплекс официального старта?

— Я после прошлого сезона отдыхала много, и получилось — всей душой: у меня нет этого спорта, не надо тренироваться, я только расслабляюсь. И дорасслаблялась до того, что очень трудно было потом начать тренировки. Поехала в Кисловодск, причем одна, без мужа, чувствую — мне надо нагрузку увеличивать, а я не могу! Два месяца отдыха — это, конечно, слишком много, нельзя спортсменам так отдыхать!

— Но вы же это знали…

— Но мне так понравилось! Я же путешественница в душе — мне иногда кажется, что даже спорт я из-за поездок и выбрала. Иногда прилетаешь домой, вроде устала, все, а утром — прямо зуд какой-то начинается, надо снова в дорогу! Так вот, все я знала и понимала, но — не смогла вовремя себя обуздать. Правда, у меня был отпуск после Олимпиады, но тогда я не выступала зимой, только к лету готовилась.

А тут надо было стартовать. И — достойно. Поэтому и переживала, что все шло не по плану. Сейчас могу уже признаться, что вылезла в Москве на мастерстве и на характере, я же физически сейчас не в лучшей форме. И нервничала сильно. С первой попытки пришлось себя успокаивать. В какой-то момент разозлилась даже: что же такое, думаю, взрослый человек вроде, не в первый раз в финале прыгаю, а волнуешься, как начинающая! Иди — и прыгни нормально хотя бы одну попытку! Хорошо, что сразу прыгнула на 14,95. И тут же опять глупость сморозила: следующие прыжки за 15 метров выдам... Снова те же грабли! Как только начинаю думать, что сейчас разбегусь посильнее, добавлю прыжочек, улечу, так — зажимаюсь. Я зажалась, да еще дорожка для разбега тяжеловатая, в нее попасть надо удачно. Вот и получается, что на желании своем сосредоточилась, контроль потеряла и начала кувыркаться, технику прыжков ломать… Мне не уверенности не хватило, а спокойствия. Желание непременно за 15 метров улететь — самоконтроль заглушило. Поэтому рада безумно — что титул свой подтвердила зимний...

— А вы умеете себе находить оправдание?

— Конечно. Если вдруг что, начинаю себя корить, гнобить, просто опускать: так тебе и надо! Потом время проходит: ну ничего, я еще покажу, это была проверка... Хотя когда случается что-то, я вроде и говорю: ну это жизнь! А сама переживаю — безумно. А потом наступает какой-то день, и все вчерашнее отпадает само. Потому что уже новое что-то есть.

— Вы все время — как взрыв на макаронной фабрике: выиграли или проиграли, эмоции бушуют, нервы в разные стороны бьют! Жалко, что со стороны себя не видите.

— Еще как вижу! Дочь — вся в меня. Так что свой характер — я его вижу просто. И иногда за этот характер я ее готова прямо убить! Такая упертость, ничего не могу сделать, тем более что находит коса на камень. Моя упертость-то. Я — “а-а-а!”, она — “а-а-а!”. И тут появляется муж: спокойно-спокойно. Начинает что-то объяснять — Насте, мне...

— А что это вы на пресс-конференции сказали, что на этот год уходите в яму?

— Вообще-то мой организм за годы спорта уже выдрессирован и знает, когда напрягаться, а когда расслабляться. Но я для себя решила: побеждать в этом году буду малой кровью. Прыгать, но не зацикливаться. Это прогнозируемая яма по результатам, может быть. Потому что на следующий год — летний чемпионат мира, а потом уже Олимпиада. И нужно выжить, не мертвой к этим стартам подойти.

...Ну, если Москва — это уже яма, то мы за Таню можем быть спокойны.



Партнеры