Фавориты весны

или Рок-надежды-2006

15 марта 2006 в 00:00, просмотров: 1881

Весеннее воплощение наступившего Нового времени: есть три персонажа, от которых стоит ожидать в ближайший период реальных музыкальных откровений и мощных эмоциональных потрясений. Рок-фавориты-2006: две девушки и братский бэнд. Земфира выпустит ближе к лету все накопившееся, “неизданное” и, судя по всему, суперхитовое. Мара, впитав плоды смелых творческих экспериментов, помножив их на свою лирику и харизму, представит новый модный стиль.

“Братья Грим” отрелизят вторую, совершенно западную пластинку. “Мегахаус” на днях ознакомился с большей ее частью. Три песни делались в Хельсинки, в студийных стенах, облюбованных Rasmus и Franz Ferdinand. Основной же материал препарировался в жирный фирменный саунд на сказочном зеленом острове, под присмотром сумасшедшего магистра звукоизвлечений. В отсутствие Бори и Кости в Москве (досводят что-то в Киеве) о новозеландском экспириенсе “Братьев Грим” порассказывал Леонид Бурлаков, знаменитый не продюсер, но музыкальный агент и друг группы (так тактично вводит этот виды видавший персонаж новые термины и способы взаимоотношений в заполненное алчными дельцами пространство шоу-бизнеса).


Земфира

Ожидание ее заявленного альбома бисайдов длится в общем-то с осени. Девушка относится к этой затее (выпуск пластинки “неизданного”, а также “новых версий”) весьма скрупулезно, и, возможно, в результате мы получим диск ну совершенно непредсказуемый. Допустим, вместо полупроафишированных треков, сделанных в сотрудничестве с Игорем Вдовиным, возникнут треки-альянсы с каким-нибудь совершенно новым персонажем. Впрочем, все поклонники широких электронных симфонизмов как раз рассчитывают услышать не вошедшие в “Вендетту” творения тандема Земфира—Вдовин.

“Мегахаус” же по этому поводу доподлинно знает следующее: альбом бисайдов Земфиры будет однозначно наполнен, по ее же словам, поп-хитами. На концертах же, последующих за выходом пластинки, зазвучит гораздо больше танцевальной музыки.


Mара

Увлекательное путешествие рок-принцессы — ярко освещенный путь музыкального расширения и многообразия. Именно от Мары стоит теперь ждать самых неожиданных творческих экспериментов и мощных креативных решений.

В данный момент девушка анализирует свой “зимний альтернативный изгиб”: полностью сменив состав музыкантов, Мара пригласила к сотрудничеству участников легендарного alternative-бенда “I.F.K.” (эти жесткие парни, к слову, откатали два года назад провакационный, но суперуспешный мировой тур с “T.A.T.U.”). С ними концертное звучание стало плотнее, насыщеннее, в несколько раз энергичнее — то бишь гораздо более соответствуя яркому образу Мары и ее харизме.

Визуальная грань ощущений выводит рок-принцессу на всяческие подиумы. Заставившая гламурную тусовку сильно разнервничаться недавно на модной церемонии Night Life Awards (которую девушка неистово закрыла своим хитом “Холодным мужчинам” — агрессивно-чувственно-скептическим посылом собравшейся “целевой аудитории”), теперь Мара — приглашенный главный образ эпатажного перфоманса на предстоящей Russian Fashion Week.

Но это все нюансы. Что же до главного: известные вещи певицы пережиты и переаранжированы теперь совсем по-иному, а новые песни Мары открывают совсем другие музыкальные горизонты. Для всех. (Как говорят прогрессивные саундпродюсеры, столкнувшись с данным предметом: возможно появление нового стиля. Или даже целой эстетики.)


— За несколько дней в Новой Зеландии с Братьев свалилась вся грязь, что поналепилась на них за год пребывания в нашем шоу-бизнесе. Здесь они снова стали как дети. Напомнили мне себя в тот период, когда только приехали в Москву из Самары.

— А зачем это они всякой грязи насобирали?

— Ну, сама понимаешь, накопившаяся усталость. Когда тебе в сотый раз задают вопрос: “Не путают ли вас девушки?”; когда бесконечно сталкиваешься с хамством организаторов гастролей… Когда постоянно, что называется, то ли ветер, то ли зной… А здесь они настолько расслабились! Почему мне вообще нравится записывать альбомы за границей — там музыкант отрывается от повседневности. Человек занимается только творчеством, не надо никуда бежать после студии на самолет, вылетать в какую-нибудь Сибирь на концерт. Как говорил Гребенщиков, чакры открываются.

Мы приехали в Окленд — самый крупный город Новой Зеландии, там миллион 400 тыс. жителей. А всего в Новой Зеландии население три с половиной миллиона. Все рок-звезды страны живут в Окленде, вся музыка там сконцентрирована. Сумасшедше красивый город, стоит на 26 вулканах, последний извергался тысячу лет назад. Его еще называют “город тысячи любовников”. Действительно, не любить там нельзя, электричеством будто пропитано все вокруг.

Мы приехали в Окленд в среду и увидели на улицах тысячи пьяных студентов. Полная вакханалия. Полиция никого не трогает. Девчонки прямо на улице толпами пристают, буквально хватают пацанов за задницу.

— Ой!

— Да, раздолье… А на следующий день проснулись — все уже тихо и спокойно. Оказывается, у них по средам молодежь имеет право напиваться и устраивать гулянья на улицах. Среда — студенческий день. Мне все это напомнило большую английскую деревню, в которой свои устои и жителям которой совершенно по фигу, что где-то там в Лондоне прошел фэшн-показ, а в Париже изобрели что-то там модное. Они живут своим замкнутым миром, и им хорошо. Я из Новой Зеландии привез 50 пластинок местных звезд — там есть все! Свой собственный Coldplay, свой Duran Duran, очень клевые песни, но они никогда не выйдут за границы своей деревни. Если пройдешься по улице в майке с надписью “Австралия” (как сдуру сделал наш барабанщик Дэн) — тебя заобзывают “fuck’in” австралиец”. Ну как “Украина—Россия” между ними взаимопонимание. Но хоть Новая Зеландия и как бы Украина, оттуда вышла одна великая мировая группа — Crowded House. Один из ее участников, Тим Финн, построил эту студию, где мы писались, — “York Street”. Там раньше были цеха старых фордовских заводов, и в соседнем со студией ангаре находится огромный парк дорогущих машин, от 200 тысяч долларов: “Феррари”, “Порши” и т.д. Но на них никто никогда не ездил — такой вот сюр. Парни наши там все облазили, во всех авто перефотографировались…

“York Street” — студия недорогая, но довольно известная: No Doubt, например, там писались. Для молодой команды — лучший вариант: за 800 долларов можно работать круглые сутки. Мы работали по 14 часов, 12 дней подряд. И никто ни разу не пикнул: ни наши пацаны, ни тамошние люди, привыкшие к такому темпу работы.

Когда Фил Вайнел (англичанин-саундпродюсер, зафрахтованный “Братьями Грим” для новой пластинки) туда приехал, местные звукачи смотрели на него как на бога. Понятно почему. Я такого уровня профессионализма никогда прежде не встречал. Такой одиночка, нет ни семьи, ни детей. 30 лет только тем и занимается, что записывает разные группы. Мотается по миру и пишет пластинки в самых неожиданных местах. Он, конечно, по-хорошему шизанутый. Или блаженный. Для которого создавать звук — самое большое удовольствие в жизни. Он постоянно в поиске всяческих необычных форм и способов. Например, из инструмента Макса, нашего гитариста, он извлекал звук при помощи обычной электрической дрели. Подносил к струнам магнит, вызывал электромагнитный резонанс, а потом “взвинчивал” его жужжанием дрели. Полностью разобрал все диваны на студии и “одел” в них басовый комбик, сделал из него “плюшевого мишку” и так писал бас-гитару. Звук в результате очень плотный, сочный вышел. Над барабанной установкой (для улучшения акустики) надстроил домик. И лазил на корточках по 6 часов с микрофоном, искал наиболее интересные точки звукоизвлечения.

— Скажи, а для вас самоцель была: взять и записаться в Новой Зеландии? Чтоб все рты-то пораскрывали?

— Самоцелью было писать второй альбом “Братьев Грим” со звукорежиссером, делавшим пластинки Placebo. Я хочу добиться того, чтоб гитары и голос “Братьев Грим” звучали максимально приближенно к Брайану Молко и К° (кроме Placebo Фил работал с Radiohead, Snow Patrol, и особенно хвастается сотрудничеством с Black Sabbat). И изначально мы, конечно, собирались писаться в Лондоне. Но Фил предложил понизить свой гонорар, если мы поедем все записывать в какое-нибудь невиданное доселе место. И все хором ткнули пальцем на карте в Новую Зеландию. Потому что все мы — авантюристы. В результате мы получили увлекательное путешествие в страну вулканов и 7 песен в абсолютно западной рок-эстетике. И это только начало. Если все сложится нормально, в июле мы едем в Штаты записывать полностью англоязычный альбом.

— Хочешь заключить контракт с западным лейблом?

— Братья Грим этого хотят. Будем продавать альбом напрямую на Запад, пускай даже каким-то независимым компаниям.

— Насколько это рационально и вообще жизнеспособно? Братья же не думают и не пишут песен на английском…

— Во-первых, Боря не выпускает из рук учебника, и у него это (писать песни на английском) одна из жизненных задач-максимум. Пока нам переводит тексты на английский человек, который адаптировал с норвежского тексты “A-HA”. Это, кстати, тоже недорого оказалось. Платишь 500 долларов, и тебе по подстрочнику делают очень хороший, фонетически удобный для пения текст на английском. А двух поющих братьев-близнецов я что-то на Западе не припомню пока.

— Ну да, есть фишка.

— Ну так чего же ждать? Чем мы сейчас отличаемся от любой другой страны? Тем, что не входим в ВТО? Ну, это не слишком большое отличие. Но я не собираюсь ходить по нашим “Юниверсалам” и пытаться, как Алсу, оказаться на Западе какими-то окольными путями. Мы продадим пластинку напрямую. У нас будет промо-пакет из потрясающего альбома с потрясающе записанными песнями, с отличной фотосессией, сделанной с западным фотохудожником. Мы уже сняли новый клип с финским режиссером, который работает в Европе. Его бюджет превысил все наши вложения в клипы, вместе взятые.

— Под сотню тысяч, что ли? Зачем так дорого?

— Потому что мы хотим настоящее качественное европейское видео. А здесь снимать где, с кем? Кто здесь будет добиваться идеальности кадра, где здесь возможен интересный постпродакшн?

— Ну ты вот сам как режиссер неплохой ролик снял на “Кустурицу”…

— Если уже Бурлаков сам начинает снимать своим группам — это куда мы докатились? Все интересные клипмейкеры, что были когда-то, разбрелись по кино. И нет молодого, талантливого, дерзкого, и чтоб при этом не гнул пальцы и не требовал бюджет в 50 тысяч. А вот финскому режиссеру я готов заплатить. Потому что я знаю, что результат меня устроит.

— Второй альбом не по звуку, а по сути все-таки серьезнее, глубже?

— Там будут и песни двухлетней давности, и песни, написанные буквально за последние 4—5 месяцев. И это очень сильно чувствуется по текстам. Теперь уже Братья — люди, которые прошли определенный жизненный этап. С ними столько всего произошло за полтора года! Люди никогда не летали на самолетах — за год они налетали больше ста раз. Люди никогда не были раньше за границей — теперь они даже до Новой Зеландии добрались. Они никогда не ощущали внимания к своим персонам. Ну так, если только на уровне: “десять человек вокруг”. А сейчас я оцениваю аудиторию Братьев, активную и пассивную, примерно в два миллиона человек. Либо психология человека должна быть готова к этому (как когда-то у Лагутенко, на которого обрушилась слава), либо как у Братьев — со всем помогает справиться воспитание. Отсюда и трансформация песен. Главное, чтоб они продолжали развиваться. Ведь самое страшное, когда музыкант перестает двигаться дальше.



    Партнеры