Последний клич

Александр Калягин: “Абсурд, возведенный в ранг ядерной катастрофы!”

17 марта 2006 в 00:00, просмотров: 165

“Бюджетный кодекс связал по рукам и ногам работу учреждений культуры! И мы это терпеть не намерены!” — восклицал Александр Калягин на вчерашнем заседании Комиссии по культуре Общественной палаты. Какой политической “дальновидностью” и “прозорливостью” надо обладать, чтобы ввести закон №94, ставший уже притчей во языцех, и не ввести до сих пор закон об автономных учреждениях! Однако все по порядку.


10 марта г-н Калягин от имени членов совета Общественной палаты направил Михаилу Фрадкову письмо, финал которого недвусмыслен: “Мы против такой реформы!” До сих пор ни ответа ни привета. Дело в том, что под предлогом благого дела “реформирования бюджетной сферы” с 1 января сего года вступил в силу закон №94 “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд”. И теперь любая трата свыше 60000 рублей может быть совершена только после проведения конкурса (т.н. тендера среди поставщиков). Г-н Калягин:

— Скажем, захочет режиссер Петр Фоменко из театра “Мастерская Петра Фоменко” поставить спектакль Петра Фоменко. Вот он и обязан как худрук объявить конкурс... сам с собой? Или еще совершенно вопиющий пример. Музеи Кремля ради того, чтобы организовать юбилейные торжества в честь 200-летия музеев Московского Кремля, должны “соперничать” с Третьяковской галереей! Ну не бред ли?

Изменить сей закон не так-то просто. Если убрать нелепый “потолок” в 60000, то вторая часть закона “о конкурсе” теряет смысл. Кудрин на встречи не является, зачастую подсылая вместо себя людей абсолютно неподкованных. Министерство культуры в лице Соколова на проблему не реагирует, затаившись и боясь, “как бы чего не вышло”. Последний расчет — на Общественную палату. Ведь регионы вопиют.

— Даже то, что театры сами заработали, могут потратить только после немыслимых согласований с финслужбами. И главное, мы опять, как в советские времена, должны обманывать! Так пусть же нам Кудрин и Греф объяснят стратегически: ради чего все это делается? Ведь все вроде бы ради того, чтобы жили хорошо, а мы живем плохо!

Ситуацию отчасти спасло бы принятие закона “Об автономных учреждениях”, но, похоже, до Госдумы он дойдет нескоро. По этому закону учреждения культуры могли бы выбирать: оставаться бюджетными или же самостоятельными структурами. Хотя и здесь пока полно подводных камней. Вот некоторые выдержки из последней версии законопроекта.

Статья 5 “Создание автономного учреждения”, пункт 8: “имущество и денежные средства, передаваемые автономному учреждению, должны быть достаточными для обеспечения деятельности…” Допустим, театр имеет не только свое здание, но и некое помещение поблизости (скажем, склады для декораций). При переходе из “бюджетников” в “автономщики” театру скажут: “А зачем вам это помещение? Вам и театра достаточно — там и храните!” Кто будет определять эту “достаточность”? Швыдкой комментирует: “Почему эту норму “достаточности” будет определять Росимущество, а не профильное министерство? На это тоже надо обратить внимание”.

Или. Весьма двусмысленно в черновых вариантах закона выступает роль наблюдательного совета (НС) при театрах. Из одного положения следует, что театр “может иметь” НС (а значит, может и не иметь). Из другого — что все траты свыше 60000 рублей должны осуществляться только с согласия НС. Как быть, когда бюджет спектакля — миллион? Вот такая чехарда и неразбериха. На комиссии ОП РФ так и сказали: “лоскутное законодательство”. Принимают закон о бюджетниках, совсем не вникая в специфику культурной сферы и не просчитывая последствия. И пока Калягин, Табаков или Марк Захаров не сходит лично к Путину, минуя все МЭРТы и Минфины, — ничего с места не сдвинется. Правовой феодализм, и только.




Партнеры