Кто рублевских женщин танцует

Танцевальные вечера стали неотъемлемой частью светской жизни столицы

17 марта 2006 в 00:00, просмотров: 3601

Богатые тоже скучают. Особенно женщины. Пока мужья зарабатывают миллионы, дамы делают маникюр, тренируются в фитнес-центрах и загорают на Мальдивах. Но все это рано или поздно надоедает. В московском бомонде недавно родилась новая мода на досуг. Леди танцуют. Элегантно крутить попой, понимать разницу между венским и медленным вальсом — признак хорошего тона. Тем более что последние годы всевозможные балы и танцевальные вечера стали неотъемлемой частью светской жизни столицы. Корреспондент “МК” провел несколько вечеров в самом элитном танцевальном клубе Москвы. Среди постоянных членов клуба жена Андриса Лиепы Катя, певица Ирина Понаровская, жены преуспевающих строителей, банкиров и прочих олигархов, сюда приезжают провести вечерок Наташа Королева, Андрей Малахов и Сергей Пенкин.


Вечер пятницы. У подъезда с вывеской “VIP-1” Большой спортивной арены выстроились в ряд иномарки. В некоторых водилы, облаченные в строгие “рабочие” костюмы, скучая, дымят недорогими сигаретами и читают свежие газеты — ждут богатых хозяек, пока те танцуют аргентинское танго. В холле клуба на стенах фотографии: вот супруги Андрис и Катя Лиепа кружатся в медленном вальсе, а здесь Нина Штиль — жена владельца крупного торгового центра. На другой — невестка бывшего президента кавказской республики вместе с Оксаной Нидзельской, московским адвокатом, и Аллой Ругой, светской львицей, которой приписывали роман с Андреем Малаховым. А вот и он сам застыл в танце с Наташей Королевой. Рядом — элегантная парочка танцоров, партнером в лице немолодого, но очень импозантного мужчины оказался Дмитрий Левчук, проректор одного из московских вузов. До недавних пор здесь танцевал внук нобелевского лауреата Жореса Алферова. Поговаривают, что в этих стенах училась танцам и дочка президента.

Членов клуба принято называть студентами и не делить на VIP и прочих. Любого встречают улыбкой симпатичные работники клуба в спецодежде — белый верх, черный низ и золотая табличка с именем. “Здравствуйте!” — улыбается высокий парнишка, и тут же узнаю в нем Евгения Папунаишвили. Это тот самый танцор — партнер Наташи Королевой в известном телепроекте, роман с которым приписывали певице. Женя — так называемый топовый преподаватель. Абы кто в клубе танцевать российский бомонд не будет. Он призер многочисленных конкурсов, дипломированный педагог. Индивидуальное занятие с ним стоит ни много ни мало 2,5 тысячи рублей за 45 минут в малом зале (в большом, как правило, проводятся групповые занятия, которые у богатых женщин не в почете — эксклюзив же должен быть во всем). Но, чтобы танцевать с Женей, следует приобрести членскую карту: самая дорогая — около 2 тысяч долларов за год (за 500 долларов сможете ходить всего три месяца) — включает 20 индивидуальных занятий с любым из приглянувшихся преподавателей.

На втором этаже раздается музыка и голос: “Правый поворот, половинка левого… корте, шаг, закрест…”. У стойки бара администратор расписывает прелести клуба гламурной даме в платьице из последней коллекции. За столиком неподалеку Ирина Понаровская в тренировочном бальном наряде, специальных танцевальных колготках в сеточку и золотых туфлях для латиноамериканских танцев с силиконовыми накаблучниками. Здесь, как в самых фешенебельных заведениях, в меню нет цен на предлагаемые блюда. Ирина Витальевна после полутора часов чувственной румбы пьет зеленый чай и курит сигарету.

— Давно занимаетесь? — начинаю светскую беседу.

— Почти два месяца. Сейчас вот сижу и думаю, что бы я делала, если бы не танцевала. За окном-то меня уже ничего не радует. Стимула в жизни определенного нет.

— А как вы в клуб попали?

— Я посмотрела передачу, где танцевали звезды спорта, кино и шоу-бизнеса с преподавателями клуба. Тогда мне очень понравился Володя Хорев, который с Алиной Кабаевой выступал. Я пришла и стала заниматься с Вовой. Теперь больше ни с кем не хочу.

— Какие успехи?

— Ча-ча-ча уже выучила. Ну не номер, конечно, но основные движения. Теперь вот румбу танцуем. Знаете, я долго не могла туфли подобрать. У меня очень высокий подъем. Один раз даже чуть не расплакалась на уроке.

Нашу беседу прерывает телефонный звонок: “Да, Тонечка (помощница Понаровской. — Авт.), я уже закончила. Остываю… Переодеваюсь и спускаюсь к машине, подожди еще пять минут”.

Среди клиентов немало и независимых женщин — они сами зарабатывают себе на хлеб с черной икрой. Благодаря барышне Евгении в московских бутиках появляются последние коллекции громких итальянских брендов. “Ехала как-то, увидела перетяжку, решила прийти. Фитнес надоел, скучно очень, а тут и движение, и общение”. Вечером в пятницу Женя танцует аргентинское танго с Денисом — он тоже VIP-учитель: “Ой, и дорого ты мне обходишься, — шутит бизнесвумен. — Правда, скоро тусовка крутая будет, там и танго следует сплясать, и меренгу с сальсой”. Рядом с ней Мария — дизайнер по интерьерам. Ее клиенты — сплошь с Рублевки. С некоторыми из них она познакомилась в этом клубе.

Некоторые дамы приходят с мужьями. Но уговорить супруга элегантно вилять бедрами — настоящий подвиг. Впрочем, олигархи с легкостью отпускают жен в танцевальный клуб - привыкли верить стереотипам. Один из которых гласит, что танцоры, как правило, парни нетрадиционной ориентации. Глядя на статных учителей, в это верится с трудом.

Два раза в год проводятся сезонные балы, а весной устраивают почти профессиональный турнир среди членов клуба. К показательным выступлениям готовятся с особенной тщательностью, дабы не ударить лицом в грязь перед рублевскими женами. Барышни потрошат кредитки ради пошива платьев у именитой портнихи Натальи Покровской. В среднем наряд обходится в тысячу долларов.

Елена, жена директора крупной строительной компании Алексея Добашина, женщина взрослая, но выглядит получше многих 20-летних. “Я профессионально занималась фигурным катанием, поэтому сесть на шпагат не проблема”, — говорит она. Потягивая белое сухое вино, Лена обсуждает с педагогом Петром номер, который они готовят к весеннему балу. Добашину в клубе любят, потому что она никогда не скандалит и не выказывает претензий, как некоторые.

“Выпендриваются, как правило, молодые, — делится один из администраторов заведения, — те, кто тратит деньги любовника или родного папочки. Некоторые, например, иногда забываются. Могут подойти к учителю и заявить: “Я тебе плачу деньги за танцы, а почему ты со мной на ночь не хочешь поехать?!” Руководство клуба не может запретить нашим работникам влюбляться в клиенток и наоборот, но мы подобные отношения не приветствуем. Субординацию следует соблюдать всегда”.

Непристойных предложений арт-директору и преподавателю Ирине Остроумовой не делают. Она, конечно, красавица, но девушка серьезная. Между прочим, когда-то она была женой Станислава Попова, президента Русского танцевального союза. В перерывах между занятиями с банкирами, депутатами и актером Игорем Бочкиным Ира курит кальян на молоке и болтает с Наташей Королевой.

— Ой, я так устала от этих сплетен про меня и Женьку, — говорит певица. — А пусть говорят, что хотят. Я сюда отдыхать прихожу. Думаю, фитнес-то полезнее будет. Но атмосфера тут приятная, нет назойливых журналистов, и никто не заглядывает мне в рот.

— А как ваш муж Сергей к вашим походам в танцевальный клуб относится? — вмешивается кто-то в разговор.

— Нормально, и к Папунаишвили тоже. С Женей я мужа познакомила. Сережа сказал: “Хороший парень”.

“Хороший парень” в это время провожает одну из своих постоянных учениц. На сегодня ее танцевальный вечер закончился. Она уже выпила стакан свежевыжатого апельсинового сока, съела низкокалорийный овощной салатик и обсудила последние сплетни с себе подобными. Пора домой, на Рублевку, к мужу, к детям.




Партнеры