Караченцов снова в игре

Юрий Лужков: “Эту “Большую шляпу” посвящаем Николаю…”

21 марта 2006 в 00:00, просмотров: 379

— Пойдем, Коленька, пойдем, мой хороший, — поддерживала энергичная красавица Людмила своего супруга Николая Караченцова, который спустя ровно год после аварии появился в теннисном клубе на первой в этом сезоне “Большой шляпе”. А мэр Москвы Юрий Лужков первый шагнул к любимому актеру, обнял и сказал: “Этот турнир, Коля, мы все посвящаем тебе!”


Так уж случилось, что в прошлом году именно после “Шляпы” Караченцов разбился на своей машине.

— Надо же, утром мы с папой так хорошо провели время на любимом турнире, так удачно сыграли, а вечером с ним случилась беда, — рассказывал сын Андрей. — Но теперь я думаю о том, чтобы снова участвовать в турнире — ради папы.

— Но авария ни в коей мере не повлияла на Колино обожание тенниса, — заметила Людмила. — Наоборот, он только и мечтает вернуться на корт. И знаете, нам теперь уже разрешили тренироваться, вот так! До операции было нельзя, а теперь потихонечку будем заниматься.

— А это не опасно?

— Я думаю, нет. Тем более ему руку после операции надо разрабатывать.

— А кто же будет с ним заниматься? Наверное, Ольга Морозова, она ведь уже помогала Николаю раньше?

— Ой, Ольгу и ее семью мы просто обожаем. Знаете, какой подарок она сделала Коле — он никогда этого не забудет. Он ведь всю жизнь мечтал попасть на Уимблдон. Ему даже снился этот турнир. А Ольга живет в Лондоне. И вот однажды, лет десять назад, она звонит и огорошивает: “Послушайте, я заказала Коле билеты до Лондона и устроила ему прекрасные места на трибунах. Пусть приезжает на Уимблдон. Я буду его встречать”. Господи, как же он тогда был счастлив!

В этот момент Николай что-то шепнул жене на ушко.

— Он говорит, что сидел тогда прямо за королевой Елизаветой, представляете?

— А давно ваш муж так серьезно увлекся теннисом?

— Больше 40 лет назад.

Караченцов снова шепнул что-то жене.

— Говорит, еще когда был студентом Школы-студии МХАТ. Он тогда Табакову мячики накидывал в Доме творчества Малого театра — там есть корты, где играют очень многие актеры. А в “Большой шляпе” Коля участвует с самого первого турнира, который был в 1992 году. Они тогда с Борисом Ноткиным против Ельцина с Тарпищевым в финале играли. А потом вы, кажется, к Борису Николаевичу в гости поехали это дело отмечать? — она повернулась к мужу.

А он уточнил вновь ей на ушко: “Ничего подобного. Мы отмечали прямо там же, где играли, в Доме Советов на улице Косыгина. А к Ельцину поехали уже потом. И его супруга Наина что-то очень вкусное приготовила”.

— А вас, Людмила, муж в партнеры не приглашал?

— Ой, пытался поначалу учить, но потом у нас родился сын Андрей, и я даже не заметила, как он вырос, и мы отдали его в теннисную школу ЦСКА к Ларисе Преображенской. Тогда я поняла, что моя роль сводится к тому, чтобы в лучшем случае сыну и мужу мячики подавать. Кстати, когда я после матча просила у Коли какой-нибудь мячик на память, он говорил: “Я тебя очень люблю, ты знаешь, но мячики свои не даю даже тебе — они нужны мне для игры”. До такой степени серьезно ко всему этому относится.

Между тем на корте кипели страсти. Юрий Лужков с Евгением Пантелеевым после пяти матчей пробились в финал и должны были встретиться там с Крисом Кельми и его партнером Николаем Калиниченко — министром правительства Мордовии. Караченцов жестами показал жене, что хочет закурить — так разволновался перед главной игрой. Люда мягко сказала: “Хорошо”.

А это не вредно? — испуганно смотрю на актера.

— Вредно, но он не может отказаться от сигарет. Потому что, едва Коля вышел из комы, ему сразу дали закурить, чтобы он хоть немного ощутил себя прежним, почувствовал привычные запахи, атмосферу. Он тогда и затянуться-то толком не мог, но ему морально стало легче. И теперь я просто не могу ему в этом отказать.

В этот момент Юрий Михайлович лихо сыграл у сетки, обманул соперника, и Караченцов жестом поддержал его: мол, здорово! Лужков прилично устал за пять матчей, но, увидев взгляд Караченцова, улыбнулся и, кажется, почувствовал новый прилив сил. В непростой борьбе против такого мастера, как Кельми, наш мэр победил, а после награждения признался корреспонденту “МК”:

— Теннис — настолько сложная игра, что у меня девять лет ушло на то, чтобы ее понять. Это настоящие шахматы — очень многое зависит от тактики.

— Однако это и физически тяжелый спорт — как у вас хватает сил так выкладываться на корте? Учитывая, что для тренировок не слишком много времени остается после стольких других важных дел!

— Это ничего. Я два раза в неделю теннисом занимаюсь. Еще два раза — футболом, а летом — гольфом.

— И все-таки как вы выдержали 6 матчей за один день?

— Я считаю, такой турнир — настоящая проверка для мужчин. Чтобы каждый из нас мог потом сказать: а ведь я еще что-то могу!

— Ну что тут остается — только снять шляпу перед такими, как вы.

— Спасибо. И большой привет читателям “МК”.






Партнеры