Дырка во времени

Губят людей не лыжи

22 марта 2006 в 00:00, просмотров: 739

Человека, который родился и вырос в советские времена в Москве или Подмосковье, всегда отличишь от того, чье детство прошло на Украине или в Краснодарском крае. Человек, который вырос в Москве или Подмосковье, любит кататься на лыжах.

Вполне возможно, что катается он не очень хорошо. Даже плохо катается. Но в любом случае он ПОНИМАЕТ лыжи.

При виде накатанной лыжни ему хочется по ней прокатиться, и вспоминается детство, школа, круг в ближайшей роще, по которому гоняли три километра на время, и ощущение полета, свист снега, мельканье палок, щиплющий за уши мороз и жар под курткой. Эх, сейчас бы прокатиться!


Тем, кто вырос на юге, нас не понять. Они взрослели без снега. У них не было третьей четверти на лыжне. Они не ездили всем классом на соревнования и не пили горячий чай, едва отдышавшись после финиша. Им неизвестно удовольствие, которое получаешь от лыж. Им можно посочувствовать. Не повезло людям.

Нынешнему поколению, которое сейчас подрастает в Москве и Подмосковье, тоже не повезло. Снег есть, но на лыжах они почти не катаются. Замечательный вид спорта заброшен. Занятия проводятся далеко не в каждой школе, снаряжение дорогое, да и кататься практически негде.

Лыжи можно купить, но к ним нужна лыжня. Нужна трасса. Своими ногами ты ее не протопчешь. Необходимо оборудование, вездеход, инструмент для нарезания лыжни. К тому же ее нельзя сделать один раз. Пойдет снег и завалит. Поэтому ею надо заниматься постоянно.

Качественная лыжная трасса — дорогое удовольствие. Найти под Москвой хорошую лыжню сейчас не так просто. Поэтому можете представить мое изумление, когда в совершенно глухом месте, на 57-м километре Егорьевского шоссе, я обнаружила превосходную трассу с подъемами-“тягунами” и крутыми спусками, заботливо очищенную и замеренную по всей пятикилометровой дистанции.

* * *

После деревни Соболево вправо от Егорьевского шоссе уходит дорога — четыре километра по лесу к поселку им. Цюрупы. Там никто никогда не останавливается, разве что грибники осенью. А тут вдруг пять машин съехали с обочины на площадку, очищенную от снега. Что они там делают?

Любопытство заставило нас остановиться и провести разведку. По тропинке вышли на утоптанную полянку и… ахнули. Между соснами висели флаги бывших союзных республик — красные, с серпами и молотами. Беларусь, Украина, Латвия… По поляне ходили мужчины средних лет с тряпичными номерами на груди, одетые кто во что. Из сугробов торчали лыжи, грелась походная печка, женщина в валенках выкладывала печенье на столик, а посреди поляны красовался здоровенный красный столб, по одному боку которого сверху вниз шла надпись ГЖЕЛЬ, а по другому — СТАРТ.

Лыжные соревнования местного значения. Типичная картинка семидесятых — восьмидесятых годов. В придачу советские флаги… Но откуда вся эта красота взялась здесь, сейчас, в 2006-м?

Дыра во времени? Углубляешься на десять шагов в лес и улетаешь на тридцать лет назад?

Нет, это была не дыра. Это были любители лыжного спорта из Ново-Харитонова Раменского района, собравшиеся вместе в воскресенье, чтоб размяться, побегать и посоревноваться.

Оказывается, в местном лесу идеальный рельеф для лыжной трассы. Достаточный перепад высот для крутых горок и длинных подъемов. Раньше здесь даже проводились соревнования Московской области. А жители Ново-Харитонова сюда ездят кататься, потому что среди них много спортсменов. Не профессионалов, но искренних и истовых поклонников лыж. В школе учитель физкультуры был лыжником (он и сейчас преподает) и вот привил любовь.

Другим двигателем лыжного спорта в ново-харитоновские массы являлся завод “Электроизолятор” с энергичным профкомом, который всю зиму устраивал соревнования по лыжам, выезды на природу и прочие зимние развлечения. И народ страшно любил это дело. На эстафету выставлялось до семнадцати команд. Вот какая была массовость!

Когда советские времена закончились, завод пришел в упадок. Производство дробилось, переходило на коммерческие рельсы. Лыжные соревнования проводить стало не на что. Имущество профкома продали по остаточной стоимости или роздали. Инструктору по лыжному спорту Николаю Сергеевичу Наседкину достались флаги союзных республик и снегоход “Буран”, купленный заводом в 87-м году для прокладывания лыжной трассы.

Этот снегоход трудится по сей день. Николай Сергеевич с сыном Левой перебирают, чинят и берегут девятнадцатилетний “Буран” как зеницу ока. Не будет “Бурана” — не будет трассы. Ново-харитоновские лыжники скидываются по двести, триста рублей на бензин и запчасти, а Николай Сергеевич готовит в лесу полигон для воскресных заездов. У кого есть время, ездят с ним, помогают. Но главный ответственный за трассу и организацию соревнований — Николай Сергеевич.

Трасса получается изумительная, расчищенная и под коньковый ход, и под классический. Четыре крутых спуска по 90—100 метров длиной, восемь “тягунов” — длинных подъемов от 100 до 240 м, резкие повороты под горку и уйма других сюрпризов. Сложно и интересно. На пять километров уходит столько же сил, сколько на десять по равнине. Не трасса, а мечта!

Соревнования проводятся несколько раз за зиму. Обязательно в новогодние праздники, на 23 февраля и на 8 Марта. Все как положено: с регистрацией участников, выдачей номеров и торжественным награждением победителей.

На поляне старта-финиша заранее вывешивается объявление. Приходит заветный день, и часам к одиннадцати начинает подтягиваться народ. Из сугробов торчат разноцветные флаги, льется музыка, по громкоговорителю звучат объявления об участниках. Настроение мгновенно поднимается — как на праздник попал.

Завсегдатаев на трассе немного. Человек двадцать — тридцать. Кто-то работает в Москве, кто-то шоферит в области, кто-то занимается гжелью — знаменитой сине-белой посудой. В Гжельском регионе керамика — главный народный промысел. Кстати, и призы победителям — тоже гжельские изделия. Предоставляются организаторам соревнований самими участниками, одновременно выступающими их спонсорами.

К примеру, 23 февраля в объявлении было сказано, что лыжные гонки проходят на приз Юрия Фурнальского, и я все спрашивала: кто такой этот Юрий Фурнальский, что за знаменитость. Мне объяснили: “Тоже наш, с Ново-Харитонова. Коммерсант, у него палатки, магазины. Хороший человек, мастер спорта по лыжам. Мы ему говорим: “Юр, давай соревнования проведем, душа просит. И он никогда не отказывает, дает деньги на призы, на угощенье”.

23 февраля народу собралась уйма — со всего района. Я познакомилась с Николаем Гусевым из Раменского. Он инвалид-колясочник. Рассказал, как ездил отбираться на Паралимпийские игры. Не прошел. Считает, что были неравные условия. В одном зачете шли те, кто с протезами нижних конечностей, и те, у кого нижняя часть тела полностью парализована, хотя возможности у них разные.

…Эх, да что говорить. Возможности у всех разные. Как физические, так и материальные. Но лыжный спорт — лучшее развлечение и радость нашей долгой зимы — должен быть доступен всем.

Есть виды спорта, которые нам не очень подходят. Из-за климата, дороговизны, из-за исторических особенностей они попросту не прививаются на нашей почве. Тот же горнолыжный спорт. Хорошая штука, но у нас нет Альп, поэтому мы никогда не будем кататься как австрийцы. А лыжный спорт подходит идеально. И не надо его терять. Заменить-то нечем.

nnn

Эта статья не столько о редкостной для Подмосковья лыжной трассе, сколько о людях, которые все делают сами.

Никто их не заставляет, не организовывает, не выделяет деньги. О них не заботится ни районное начальство, ни депутатский корпус, ни местком. Все сами — от начала до конца. Трасса нужна им, и соревнования нужны им, и они устраивают их для себя и не плачутся, не ждут, пока Путин примет какую-нибудь программу “Спорт в массы!” или губернатор Громов подарит новый “Буран”.

Хотя если бы подарил, было бы здорово. Такие вещи надо поддерживать. Дело даже не в лыжном спорте, а в отношении к жизни. Если наша страна когда-нибудь сможет построить современную экономику и справедливое общество, то только благодаря людям, которые сами прокладывают себе трассы, не дожидаясь подачек и команд сверху.

…В минувшее воскресенье в нашем лесу закрывался зимний сезон. Помимо гонок были заявлены еще соревнования по гиревому спорту и перетягиванию каната. Вопреки обыкновению, приехало много молодых ребят и девчонок. Без лыж. Зато с шампурами и ящиками пива.

“Футболисты”, — объяснили лыжники, мужчины лет сорока, а то и пятидесяти.

Выпив пива, “футболисты” выдвинулись на трассу. Топтали ее тяжелыми ботинками, валялись, скатывались на ногах вниз по лыжне, все исковыряли. Я сказала: “Зачем вы трассу портите? Ее же очень трудно сделать”.

Они на меня посмотрели, как на инопланетянина. Решили, видимо, что я вывалилась из дыры во времени — на лыжах и без пива.

Все-таки жалко их. Снег есть, а они не катаются.





    Партнеры