Мальчик-полено в компьютер играл

Буратино стал героем мюзикла

22 марта 2006 в 00:00, просмотров: 182

Толпы детей и их родителей осаждают фойе Театра клоунады. В предвосхищении спектакля маленькие зрители в фойе становятся “добычей” смешных клоунов: они гримируют своих гостей, пристают и вовлекают в какие-то сугубо клоунские игры. А зрители доверчиво вешают на Дерево желаний мечты: например, “Хочу встретить фею” или “Хачу настаящей лошади” (через “а”). Но вот уже и пошел обратный отсчет: три-два-один (в Театре клоунады такие вот оригинальные звонки). Премьера “Бу-ра-ти-но!”, которого давно ждали, наконец начинается.


“Маленький мальчик в компьютер играл — так заигрался, что деревом стал”. Это не цитата, а всего лишь стихотворное размышление на тему нового сюжетного захода, придуманного композитором Алексеем Рыбниковым и подхваченного режиссером Терезой Дуровой. Действие начинается с пролога: сидит у монитора продвинутый пацан, оболваненный дурацкой “стрелялкой”, книг не читает, с друзьями не общается. А бабушка с дедушкой ему — бац, и сюрприз: валявшуюся на чердаке старую куклу Буратино как последний шанс на пробуждение во внуке человеческих эмоций. И как ни странно — сработало!

Оказался парень по ту сторону экрана. Да еще и в полено превратился. Что и неудивительно после многочасового просиживания штанов перед компьютером. А дальше — все как у Алексея Толстого: полено превращается в Буратино, папа Карло меняет куртку на азбуку, Карабас-Барабас мучает своих артистов. И уж, конечно, лиса Алиса с котом Базилио — что ни говори, самые обаятельные персонажи сказки — заправляют в Стране дураков. Правда, финал несколько отличается от оригинала: дверца за нарисованным очагом, отворенная золотым ключиком, возвращает Буратино обратно, в человеческую реальность. Моральная сторона этой концепции несколько хромает: ведь Буратино азбуку загнал, Мальвине хамил, папу не слушался — словом, мало чем отличался от мальчика из пролога. Но шут с ней, с моралью, — чай, не Лафонтен.

Актерский состав спектакля поражает воображение: роли папы Карло и черепахи Тортиллы репетировали и даже на второй премьерный спектакль сыграли Александр Лазарев и Светлана Немоляева. Впрочем, и те, кто сыграл премьеру, не уступают звездной супружеской паре: Федор Чеханков (Дуремар) уморительно флиртует со своими пиявочками, а Валерий Яременко (кот Базилио) работает как настоящая звезда мюзикла. Голос, пластика, актерское обаяние — все хай-класс. Прекрасную пару ему составляет лиса Алиса — Анна Большова. И чудный получился Буратино: в Арине Кирсановой нет никаких штампов травести, в то, что она — шкодливый мальчишка, веришь безоговорочно.

Режиссура Терезы Дуровой — крутой замес театральности и цирка, где в каждом эпизоде — остроумный трюк, аттракцион, сюрприз. Жаль, правда, что балетмейстер Жанна Шмакова не проявила такой же креативности. Ее хореография слишком банальна и неизобретательна для такого спектакля. Столь же неэффектны и декорации Владимира Боера. И вопрос не в их “бедности”, а в бедности фантазии художника.

Алексей Рыбников сделал для театральной версии мюзикла новую аранжировку, наполнив ее современными ритмами и стилями. Однако от стыков и швов саундтрека хотелось ждать зрелости и стройности, достойных имени такого композитора. Дух захватывает, когда по меньшей мере три поколения зрителей — бабки-дедки, папы-мамы и малявки — хлопают, подпевают, скандируют все эти шлягеры вместе с артистами. И даже новые тексты, написанные для некоторых хитов, не смущают. Хотя, конечно, странно слышать вместо “Какое небо голубое” — “Какая редкая удача!”. Но таким было решение вдовы Булата Окуджавы, отказавшей постановщикам в использовании текстов поэта. И, как поется, “новые тексты придумала жизнь, не надо, ребята, о текстах тужить”: Юрий Энтин, являющийся автором большинства хитов “Буратино”, дописал недостающие стихи — и вполне успешно. В общем, ясно, что мы получили мюзикл — настоящий, свой, на котором и детям весело, и взрослым не скучно.





Партнеры