Весеннее обострение

Игорь Георгадзе: “Грузия требует от России полицейских функций”

22 марта 2006 в 00:00, просмотров: 543

Очередной виток российско-грузинского конфликта не заставил себя ждать. Арест и выдворение из Грузии нескольких российских миротворцев и требование вывести всех остальных, задержание вполне мирного российского судна и военного грузовика, принадлежащего одной из российских баз, ежедневная откровенно враждебная риторика по отношению к России — всё это звенья одной цепи. Чем объяснить нынешний виток и к чему он ведет? Об этом — беседа с Игорем Георгадзе.


ИЗ ДОСЬЕ МК

Георгадзе Игорь Пантелеймонович. Родился 23 июня 1950 года в семье потомственного военного. Окончил Высшую школу КГБ, участвовал в боевых действиях в Афганистане. Занимал пост заместителя министра безопасности Грузии, в Министерстве обороны создавал управление контрразведки. С октября 1993-го по сентябрь 1995-го — руководитель Службы безопасности Грузии. Генерал-лейтенант, почетный сотрудник КГБ.

В 1995 году обвинен в организации покушения на Эдуарда Шеварднадзе и был вынужден покинуть Грузию. И хотя тщательное расследование, в том числе с участием европейских и американских юристов, отвергло саму возможность участия Георгадзе в покушении, он до сих находится в вынужденном изгнании.


— Так чем, на ваш взгляд, г-н Георгадзе, можно объяснить нынешний виток российско-грузинского конфликта?

Я полагаю, желанием компенсировать неудачи во внутренней политике экстремизмом во внешней. Ведь у нас в республике — полный провал. Экономика в тупике, криминогенная ситуация выросла в разы. Режиму Саакашвили нужна маленькая победоносная война. Отсюда — желание спровоцировать Россию и Южную Осетию и ввести туда войска. Могу сказать вам со всей ответственностью: с военной точки зрения Грузия способна за три дня захватить Цхинвали и оккупировать Южную Осетию. Сегодняшняя Грузия обладает необходимым военным потенциалом, который республика наращивала с помощью своих западных “спонсоров”.

— Что мешает осуществлению этого плана?

— Я думаю, трезвость подхода к проблеме тех, кто консультирует Саакашвили. Грузия декларирует мирную политику, а все ее шаги направлены на обострение ситуации. Американцам воюющая Грузия не нужна, тем более — в преддверии возможного военного противостояния с Ираном. В этом случае очевидно, что аэродромы Грузии будут использованы американцами. А воюющая Грузия — плохой плацдарм.

— Любопытно, что грузинский парламент практически единогласно проголосовал за вывод российских миротворческих сил. Между тем в парламенте республики вроде бы тоже есть оппозиция. Чем же объяснить столь трогательное единодушие по отношению к миротворцам?

— Системной оппозиции в грузинском парламенте нет. Некоторые депутаты весьма скептически относятся к Саакашвили как к личности. Но во взглядах на внутреннюю и внешнюю политику грузинские депутаты, как вы сказали, трогательно единодушны.

Что же касается миротворцев… Давайте говорить откровенно: можно ли считать Россию абсолютно непредвзятой в грузино-абхазском или грузино-южноосетинском конфликте?

— Было бы странно, если бы в этом процессе Россия была совершенно нейтральной.

— Вот именно. Давайте вспомним историю конфликта. Не из Цхинвали пришли танки в Тбилиси, а наоборот. Не Ардзинба вводил свои танки в Западную Грузию, а грузинские танки нацелились на Сухуми. В общем же после развала СССР Грузия намеревалась сыграть в мини-империю. То, что можно было Грузии, осетинам и абхазам было запрещено. Грузины заявили: мы не хотим жить в красной империи. Осетины и абхазы продолжили: а мы не хотим жить в империи грузинской. И нужно было не танки вводить, а сесть за стол переговоров и аргументированно показать: вот такие последствия мы получим, если пойдем на конфликт. Я уверяю вас — я тогда работал в такой системе координат, которая позволяла владеть всей возможной информацией, — абсолютно все можно было урегулировать. И не было бы у нас потерянных территорий, а главное — отторгнутого населения.

Россия же встала на сторону тех, кто нуждался в помощи и защите. В результате в Южной Осетии и Абхазии 98% жителей — российские граждане. Как это произошло — другой вопрос. Но ведь не насильно же там раздавали российские паспорта!

А чего требуют от российских миротворцев в Тбилиси? Вы, мол, должны навести порядок в Абхазии и Южной Осетии, помочь нам вновь присоединить к Грузии эти территории. Но это же не задача России! И даже если Россия этого очень захочет и завтра объявит осетинам и абхазам: все, ребята, хватит, с завтрашнего дня вы все в Грузии — даже в таком случае эта мечта нынешнего Тбилиси вряд ли осуществится.

Иначе говоря, Грузия требует от России выполнения полицейской функции. А поскольку этого не происходит, делается попытка удалить российских миротворцев из зоны конфликта. А ведь они — фактор стабильности и непролития крови.

— В Тбилиси полагают, что другие миротворцы, не из России, будут осуществлять подобные функции?

— Полагаю, что в воспаленных умах нынешних грузинских руководителей такая надежда есть. Мол, если в зоне конфликта будут стоять, к примеру, украинцы, которые тоже осуществили цветную революцию, или войска какой-нибудь из стран НАТО Прибалтийского региона, тогда — как, по-видимому, полагает Саакашвили, — с Южной Осетией и Абхазией будет легче разобраться. Грузия сможет ввести туда войска якобы для защиты миротворцев. Сегодня это сделать невозможно, потому что Россия вполне способна сама себя защитить.

Другое дело, что вывести российские миротворческие силы в одностороннем порядке по требованию Грузии невозможно. Потому что конфликтующих сторон — две. И если осетины говорят, что без России мы не представляем себе мирного процесса, эту позицию приходится учитывать.

Настаивая на выводе российских миротворцев, режим Саакашвили движется в сторону кровавого конфликта. Мы почему-то забыли, что этот человек уже пролил кровь в Южной Осетии. Тогда погибло 76 грузинских парней и 11 осетин.

— Многие российские СМИ, восхищенные “революцией роз”, призывают задуматься над тем, что, может быть, наши миротворцы как-то не так ведут себя в зоне конфликта, чем вызывают неудовольствие грузинской стороны…

— Любую из присутствующих там сторон — а кроме российских это еще и грузинские миротворцы, и южноосетинские — вряд ли можно считать ангелом. Но речь идет о другом. По ходу конфликта Грузия пытается вводить новые правила, которые до того не были предусмотрены никакими международными соглашениями. К примеру, ни в одном из документов не оговорено, что миротворцы, находящиеся в зоне конфликта, должны иметь визы. Грузия решила сыграть на этом (юридически — совершенно безосновательно), и тут же получила ответ от России: всем грузинам запретили выдачу российских въездных виз.

— С точки зрения международного права или дипломатических отношений решение российского МИДа явно неадекватно. Но дело еще и в другом. В России огромная грузинская диаспора, а теперь сюда не могут приехать родственники тех, кто здесь живет. Саакашвили же в данном вопросе повел себя значительно мягче: визы не выдаются только российским военнослужащим, для всех остальных граждан России Грузия по-прежнему открыта.

— Еще только этого не хватало, чтобы Грузия запретила въезд русским на свою территорию! Тем самым миллион двести тысяч грузин, которые живут в России, сделались бы заложниками нынешнего противостояния. Они и так уже заложники. Парадокс состоит в том, что грузинская диаспора в России ежегодно пересылает своим родственникам в Грузию от 1 до 1,5 млрд. долларов. Ни одно государство мира, включая США, не сделало для Грузии и одной десятой доли того, что сделала Россия. Благодаря России, благодаря тем возможностям, которые были предоставлены Россией, грузинская диаспора содержит и себя, и всю остальную Грузию.

— По-видимому, приостановление выдачи виз жителям Грузии — все-таки временная мера.

— Но и в качестве временной меры это трагедия для сотен тысяч грузинских семей. Это прерванные связи, невозможность дополнительно получить пусть небольшой, но все-таки кусок хлеба. И потом: что дальше? Ведь риторика Саакашвили и его компании все та же: главный враг — Россия, российские военные и российские миротворцы. А ведь наш северный сосед заявил совершенно ясно: в качестве военной составляющей Россия уходит с территории Грузии. Так нет же, это нужно сделать немедленно, еще вчера, а поскольку немедленно не выходит, можно погоняться за несколькими танковыми снарядами, перевозимыми с остатков российских военных баз. Ну зачем это нужно? Детский сад, ей-богу.

— Кто-то из американских сенаторов назвал Грузию “несостоявшимся государством”…

— Оно и не может состояться — при таком руководстве и такой риторике. Я напомню вам забавный эпизод. Сразу после инаугурации Саакашвили приехал в Москву. Это был его первый иностранный визит, и уже тогда его речь писали ему по-английски. Хорошо помню, как он сказал: “Я приехал сюда с протянутой рукой…”. Запнулся — видно, понял, что сказал что-то не то, — и после паузы закончил: “Нет, с рукой дружбы, протянутой к России”.

И если бы только речи, которые для Саакашвили кто-то пишет по-английски! А деньги для зарплат грузинским правительственным чиновникам, получаемые от Сороса? А постоянные жандармские акции по отношению к оппозиции, в том числе — по отношению к партии “Справедливость”, которую я имею честь возглавлять? Только за последнее время — не менее сорока подобных акций, когда активистов партии выкрадывают и избивают до полусмерти. И ни одного уголовного дела!

А вот совсем недавняя история. Три высокопоставленных чиновника грузинского МВД вытащили из ресторана молодого парня, 28-летнего бизнесмена, вывезли на кладбище и забили до смерти. И — полная тишина!

Только что возобновился скандал вокруг смерти бывшего премьер-министра Грузии Зураба Жвания. Если вы помните, согласно официальному заключению, Жвания и его друг, у которого премьер был в гостях, погибли от угарного газа в результате неправильного обращения с бытовым прибором, иначе говоря — с печкой. Но вот передо мной еще одно заключение — следователей ФБР, которых грузинская сторона привлекла к экспертизе в качестве “независимой стороны”. Вроде как для объективности. Я вам процитирую:

“В ходе проверки выяснилось, что уровень угарного газа в помещении даже отдаленно не приблизился к критическому”.

Это в дополнение к тому, что, как выяснилось, в помещении, где находились Жвания со своим товарищем, нет ни одного предмета с их отпечатками пальцев. Значит, либо все следы были уничтожены, чтобы скрыть чьи-то еще отпечатки, либо премьер и его друг были убиты где-то в другом месте и перенесены туда, где их и нашли.

— И как же грузинские официальные лица вышли из этой ситуации? Ведь ФБР — организация серьезная.

— Да замечательно вышли! Главное — просто. Цитату из заключения ФБР они перевели следующим образом: “В ходе проверки выяснилось, что уровень угарного газа в помещении не только достиг, но и существенно превысил критическую отметку”.

В таком виде официальный документ ФБР распространяется через грузинские СМИ!

— Если судить по вашим словам, ситуация в Грузии не слишком благостная. Что предлагает оппозиция?

— Мы призываем жителей республики к импичменту президента и отказу в народном доверии всему руководству страны. Мы требуем досрочных выборов президента и парламента. В ближайшие дни мы обнародуем наши требования. Кстати говоря, нам стало известно о планах грузинских спецслужб: по заданию руководства республики они намерены провести превентивные аресты активистов нашей партии — с тем, чтобы приглушить политическую активность в стране.

— Последний вопрос, г-н Георгадзе. Я слышал о том, что президент Саакашвили распорядился об открытии музея оккупации Грузии Россией. О какой, собственно, оккупации идет речь?

— По-моему, речь идет прежде всего о весеннем обострении некоторых болезней.

О предполагаемом музее я наслышан. Думаю, было бы неплохо поместить в этот музей фотографию юного Мишико Саакашвили, которого по бесплатной путевке отправили в пионерский лагерь “Артек”. Это случилось как раз в “оккупированной” Грузии. Предлагаю также поместить в этом музее копию направления, согласно которому все тот же Мишико Саакашвили, но уже немного постарше, был направлен “оккупантами” (и опять — совершенно бесплатно) учиться международному праву в дальние страны.

Вообще-то подобный бред г-н Саакашвили озвучивает не впервые. Помню одно из первых его публичных выступлений. Стоя у стен древней тбилисской крепости, он сказал: эти стены, мол, видели многих захватчиков — монголов, арабов, персов, турок, русских… Вот тогда я понял, что случай этот клинический и неоперабельный. Более 200 лет Грузия не знала войны, потому что Россия поставила на ее границах щит, заслоняя своих православных братьев от внешних врагов.

Великий сын Грузии, философ и поэт Илья Чавчавадзе, откликаясь на столетие объединения Грузии с Россией, писал, что это было единственно правильное решение, которое помогло нашей Родине преодолеть множество невзгод.

Нынче поросль совсем другая. Бойкие мальчики, побывавшие пару раз в коридорах заокеанских университетов и на этом основании полагающие, что они лучше всех знают, как и что нужно делать. И на первых порах им верят.

Правда, эта пора быстро проходит.



Партнеры