Критические дни

"Дела у нашего юмора идут как-то нежванецки"

24 марта 2006 в 00:00, просмотров: 199

Читатель! Перед тобой попытка воссоздать в газете периодическую рубрику в развлекательном, веселом духе. Кстати, такая рубрика в свое время пользовалась в “МК” большой популярностью. Она называлась “Сатира энд юмор”, и на днях ей бы исполнилось 30 лет. И каких!

За это время и ты стал другим, и страна, и мир в целом. Так что считай, это попытка перемахнуть стену высотой в целых 30 лет, сложенную из вкусов, привычек, предубеждений.

Но попытка, как говорил тот же товарищ Сталин, не пытка.

Мой СТАЛИН
(краткий курс)

У каждого россиянина есть свой Пушкин и свой Сталин. Мой Сталин долго жил во мне, пока не запросился наружу. Вот он! Пушкин пока ведет себя тихо.


Как-то раз главы трех великих держав — Америки, Великобритании и России — сидели на лавочке и горько жаловались на свои великие народы.

— Моему только одно и нужно, — сказал Теодор Рузвельт. — Деньги, деньги, деньги.

— А мой, — сказал Уинстон Черчилль, — даже уже притворяться перестал… Бывает, начнем с ним заниматься любовью, а он лежит как бесчувственный — бревно бревном.

— А мой только одно во мне и любит — мою сильную руку, — сказал Сталин.

— Ну хоть руку, — вздохнули два других вождя.

— А я хочу, чтобы душу мою любил… Понимаете — душу! — воскликнул Сталин со слезой в голосе.

Помолчали.

“Долго я по свету искал…” — затянул Сталин свою любимую.

И два других вождя тихонько подхватили:

“Но тебя найти не легко-о…”


Однажды Сталин проснулся утром и захотел завтракать. Он позвонил в специальный звонок, но никто не отозвался. Сталин снова позвонил — никого. Сталин страшно рассердился и выбежал вон из квартиры, надеясь обнаружить хоть одну живую душу. И что бы вы думали? Ни генералов, ни маршалов, ни даже какого-нибудь завалящего адъютанта! Долго Сталин бродил по пустынным кремлевским коридорам, пока не вышел на улицу. Улицы тоже были безлюдны.

И тут Сталин все понял. Он хлопнул себя по лбу и воскликнул:

— Как же я сразу не догадался, я же всех репрессировал!

В страшной печали вождь и учитель пошел куда глаза глядят, пока не наткнулся на молодых мужчину и женщину.

— Вы кто? — спросил Сталин.

— Мы — Адам и Ева, — хором ответили они.

— Идите и размножайтесь! — приказал товарищ Сталин.

Так снова возродился Великий Русский Народ.


Сталин очень любил Московский художественный академический театр и его основателя Константина Сергеевича Станиславского. Нередко Сталина можно было увидеть стреляющим лишние билетики в этот театр. Сталин вообще любил стрелять. Ему было все равно — лишние билетики или людей.

Так вот о театре. Например, “Дни Турбиных” Сталин посмотрел 38 раз.

Сталин также любил музыку, литературу и кино. 6-ю симфонию Шостаковича он прослушал 42 раза. А кинофильм братьев Васильевых “Чапаев” Сталин посмотрел 67 раз. Он все ждал, что “Чапаев” в конце концов выплывет. Но он никак не выплывал. Сталин так проникся художественной правдой фильма, что послал спецотряд НКВД, чтобы они спасли Чапаева.

Пришлось объяснять вождю, что на самом деле Чапаев спасся, был захвачен беляками, потом завербован английской и польской разведками и в настоящее время находится в одной из секретных камер Лубянки, где над ним работают следователи.

А роман “Молодая гвардия” своего любимого писателя Фадеева Сталин прочитал 72 раза в надежде, что молодогвардейцы спасутся.

“Не верю, чтобы они не спаслись”, — говорил Сталин.

Ему было так обидно за молодогвардейцев, что он присудил Фадееву Сталинскую премию 2-й степени, а не 1-й, как ожидал писатель.

Сталин также не верил в Бога. И когда Бог изредка являлся перед ним, Сталин всякий раз говорил: “Не верю” — ну совсем как Станиславский.


Однажды, когда Сталин гулял по Москве, его остановили милиционеры. Ну, как лицо кавказской национальности, чтобы проверить регистрацию. Они были совсем юными и совсем не знали родную историю. Регистрации у Сталина, конечно, не было. Так он снова оказался в Туруханском крае.




Лев НОВОЖЕНОВ.

Один день Ивана Денисовича — ТЕЛЕЗРИТЕЛЯ
(типа фельетон)

Проснулся Иван Денисович вместе с гимном, но не встал, поленился. Телевизор был включен, девушка с мраморным лицом читала новости по принципу: с одной стороны, с другой стороны, газ, нефть, доллар, все это Ивану Денисовичу было до лампочки, она вчера перегорела единственная, пришлось зажечь свечку. Он прошел во двор, справил нужду и, вернувшись в дом, ухватил новость о реформе ЖКХ, которой он не знал, сам топил печь и сам управлял своим домом, т.е. был заказчиком и управляющей компанией. Услышав новость о движении по миру птичьего гриппа, пошел быстро кормить свою живность, не надеясь на дотации Евросоюза. Пришел после работы и стал завтракать вместе с утренним блоком “Едим дома с…”, фондю и паэлью он не стал, выпил молока с черняшкой, но рецепт запомнил, вдруг понадобится. Принесли пенсию, он решил, как всегда, не инвестировать в растущие рынки, а положил все в стол, не боясь инфляции и падения индекса Джоу Джонса. Утренние ток-шоу не подвели, темы были глобальные: “Ваш муж гей?!”, “Бедность не порок, а большое свинство?”, “Убить за дело? — давайте поспорим!”

Переждав острые дискуссии персонажей и ведущих о животрепещущем, пришло время чистосердечных признаний, насильников, палачей и вертухаев. Послушал с удовольствием, порадовался Иван Денисович, резюмировав: “Мы не люди, но есть и хуже нас”. Потом к обеду начали готовить на всех каналах, кухни везде были разные, но И.Д. смотреть их не стал — у него с давних времен была “Книга о вкусной и здоровой пище” 1957 года издания с предисловием А.И.Микояна, с картинками осетров и поросят в банкетном исполнении. Листая эту книгу, Иван Денисович отлично пообедал бутербродом с ливерной колбасой. Потом он спал под шепот радиостанции “Свобода”, прикинувшейся “Маяком”. Начались после обеда любимые “Суд идет” по всем каналам сразу, судили быстро, занятно и справедливо. Потом для отдыха документальный экран: “Он съел две деревни (исповедь каннибала)”, “Новости из зон: утренник для детоубийц, возвращение надежды — оживление пропавшей девушки в прямом эфире”. Для равновесия несколько ток-шоу: “Без комплексов”, “Без принципов”, “Без трусов”. Живо, зажигательно и со слезой. Иван Денисович это любил, удивлялся двум вещам: единению зала с ведущими и экспертами, скачущими с канала на канал как блохи. И зарядом бодрости в рекламных блоках, обещающим избавление от рака четвертой стадии в домашних условиях.

Новости Иван Денисович не смотрел, из-за возраста и плохого зрения различал каналы только по номерам, а этого ему было мало, нужна была другая точка зрения, но увидеть ее с такого расстояния до Москвы было невозможно. Приходило время любимых сериалов, глаза разбегаются: шарашка, зона, правоохранительные разборки и человек в законе. Нежизненные, конечно, но зато и запомнишь на всякий случай “От сумы и от тюрьмы”.

Редкий десерт дел шибко умных — дуэли на словах с переходом на личности, это утренние персонажи из ток-шоу, плотно пообедав на кулинарных поединках, лают друг на друга с бешеными глазами под присмотром живодера с повадками верного пса. Зрители довольны, живой разговор, а все-то ходы записаны. Все базар фильтруют. Потом все вместе, вся свора садится за стол и разбирает свое шоу по косточкам, всем хватило, все довольны.

Свобода слова уступила большую дорогу свободе дела, ставшей национальным проектом. К ночи подгонят что-нибудь умиротворяющее: “Не родись” или “Дом-10 — реальная скотобаза для спаривающихся бездельников”, позже эксклюзив “Звезды информационных выпусков танцуют с наемными танцорами”, показывают разнообразие и лиц необщего выражения, потерянное по месту основной работы. На ночь “Кремлевские тайны” или “Берия отец и дедушка”.

В ночном выпуске услышал Иван Денисович, что возможен энергетический кризис, бросил в печь две лишние чурки, закрыл ставни, выпил чаю, перекрестился и лег на лежанку, думая о весне. Ящик он выключил и оставил в нем всю камарилью в их круглосуточном дозоре с их чудесами и стремлениями, понимая, что целый день кормили его чистосердечными признаниями, зонами и судом, отчетливо понимая, что кто-то старательно всех к чему-то как бы готовит. К чему? В чем их программа “Максимум” и когда наступит момент истины?

P.S. В деревне Отрадное спит Иван Денисович, спят его куры и коза, и постукивают во дворе капли по крыше перед начинающейся грозой, не предсказанной ни в одном прогнозе погоды.


Валерий ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ.



Осенило

Оказывается, когда целуешь знамя части,

вовсе не обязательно ласкать древко.


Народный судья должен уметь не поставить

себя на место другого, а посадить.


Знай наших. У дрессировщика Савчука куры

сами красят свои яйца на пасху.


До сих пор никому неизвестно имя следователя,

который заставил первым заговорить попугая.

Евгений МИКУНОВ.


Не надо женщин обижать

Не надо женщин обижать,

Не надо в них бросать гранату,

А надо женщин обожать

И отдавать им всю зарплату.


Не надо женщине хамить

И затыкать ее, как дуру,

А надо женщину хранить

И привносить в нее культуру.


Не надо женщину склонять,

Когда она уткнулась в телек,

А надо просто объяснять,

Что просто нету просто денег.


Не надо женщину карать,

Орать в нее, хватать за икры,

А надо с женщиной играть

В подвижные простые игры.



Александр ВУЛЫХ.





    Партнеры