Долговая яма

Наши фигуристы поменяли три “золота” на одну “бронзу”

27 марта 2006 в 00:00, просмотров: 266

...А теперь на одну — хотя бы на одну! — секунду представьте, что это ожидает нас ближайшие пару-тройку, а то и больше лет. И дело даже не в безмедалье. Не в безжалостном разрушении надежд. Вот уходят все наши лидеры: Тотьмянина—Маринин, Навка—Костомаров, Слуцкая и Плющенко. И что?

Даже самому ярко выраженному оптимисту трудно уже поверить в то, что очаровательная Лена Соколова будет еще когда-нибудь улыбаться с мирового пьедестала. Ее звездный час пришелся на чемпионат мира в Вашингтоне. “Серебро” там казалось почти залогом будущих побед. Тем более сама Лена не уставала повторять, что пересмотрела свое отношение к фигурному катанию — и будет работать, работать и работать, чтобы никто не отобрал любимое дело. Но потенциально сильная фигуристка никак не может показать свой потенциал тогда, когда это необходимо. Можно, конечно, выигрывать чемпионат России, тем более что конкуренция на внутреннем льду сегодня, мягко говоря, не столь остра. Но все же профессионализм — это нужное время, нужное место и нужный прокат. Нельзя сказать, что Лена провалила чемпионат мира — в короткой программе была 3-й, в произвольной — 3-й, в итоге — 4-я (потому что была еще и квалификация с 11-м местом). Но вот вам цифры: Кимми Мейснер — 218,33; Фуми Сугури — 209,74; Саша Коэн — 208,88, Соколова — 202,7...

Честно говоря, перед чемпионатом мира, когда уже было известно, что никто из наших лидеров в Калгари не едет, мелькнула шальная мысль: как шарахнут сейчас Соколова да Климкин по соперникам! Как покажут, что и без Слуцкой с Плющенко нас голыми зарубежными руками не возьмешь! Мысль умерла, почувствовав собственную несостоятельность. Вновь обидно за Климкина. У Ильи есть оправдательный момент — травма, пропущенный сезон, трудности возвращения… Но это же никого в мировом масштабе не интересует. И результата вновь нет — ни у Ильи, ни у Андрея Грязева. После произвольной программы Грязев с 21-го места переместился на 16-е. Климкин замкнул десятку сильнейших. Кстати, дебютировавшие на взрослых международных стартах Арина Мартынова и Катарина Гербольдт в итоге стали 19-й и 26-й. Непривычные даже для российских дебютов места.

Можно, конечно, предположить, что и тому и другому ради результата надо было поменять тактику борьбы. Ведь умудряется же Лайсачек вспрыгивать на пьедестал, не делая четверной прыжок. Но такой отказ от сложности — это, конечно, сдача мужских российских позиций по полной программе, причем до боя. Тем более когда за первое место бьются так, как смогли это сделать в Калгари шикарно победивший Стефан Ламбьель и наконец взбодривший себя Брайан Жубер.

Единственное светлое пятно будущего в Калгари — это танцы. И это несмотря на то, что призовых мест у нас не было. Можно не вздрагивать, потому что к Оксане Домниной—Максиму Шабалину, занявшим 7-е место, в этом сезоне добавилась изумительная молодая пара Яна Хохлова и Сергей Новицкий, дебют они отметили 12-м местом, что для танцев просто здорово. И главное — заставили говорить о собственном стиле.

Одинокую медаль чемпионата завоевали для России Мария Петрова и Алексей Тихонов. Битые-перебитые и льдом, и критикой, и судьями. Стойкие, верные, любящие и любимые. Кто знает, почему именно им всегда доставались судейские щелчки: в Калгари Машу с Лешей засудили просто безжалостно, пропустив вперед китайские пары Чжан—Чжан и Пан—Тон. И почему всегда находился кто-то говорящий: надо уходить вовремя! Эта пара честно завоевывала место в сборной. Честно отрабатывала чемпионаты Европы и мира, честно входила все время в группу лидеров. Они уходят из любителей, и российская сборная теряет проверенных бойцов. Кого находит — вот это еще вопрос.

Чемпионат в Калгари заставил Россию если не попасть, то заглянуть в долговую яму. Спортсмены уже задолжали победной истории отечественного фигурного катания пару мест на пьедестале. Наверное, годик для сомнительной успокоенности еще есть — не уходят, возможно, Ира Слуцкая и Евгений Плющенко, раздумывают Навка—Костомаров, уже тренирует новую пару Олег Васильев, да бродят слухи, что начали колебаться в своем решении Тотьмянина—Маринин. Но успокоенность убаюкивает. Потом — разочаровывает. А впереди — долговая яма.



Партнеры