Дубнинский альянс

В подмосковном наукограде молодые ученые творят будущее

27 марта 2006 в 00:00, просмотров: 166

Накануне Объединенному институту ядерных исследований в Дубне исполнилось 50 лет. Здесь на мировом уровне ведутся фундаментальные исследования и готовятся шагнуть в науку будущие академики и нобелевские лауреаты.

Полвека назад мир понял, что ядерная наука не должна замыкаться в засекреченных лабораториях и что развивать фундаментальные исследования, равно как и мирное использование атомной энергии, можно только сообща. Так по решению более десятка государств был создан Объединенный институт ядерных исследований в Дубне. Здесь работают, учатся и “двигают науку” представители 18 государств. Пятая часть из них — молодежь. “Где же они? — спросила я у председателя Объединения молодых ученых и специалистов Андрея Тамонова. — Куда ни кинь взгляд в научном мире — одни благородные седины!” — “Где? Да они на установках! В лабораториях, за компьютерами, оттого и не видно. Придите на реактор — везде работают молодые, профессора же не будут бегать менять образцы то в 2, то в 3 ночи, а у аспирантов много энергии, быстрые ноги, они и носятся. Сейчас кого-нибудь оторвем от работы, познакомитесь”.

Через полчаса скромный молодой человек представился: “Сергей Куликов, научный сотрудник, руководитель группы”. Вроде бы ничего особенного, если не прибавить, что у него уже за плечами: факультет кибернетики Тульского университета, индивидуальная программа межфакультетского центра при НИИ ядерной физики МГУ, а также предстоящая защита кандидатской диссертации и еще одного диплома, уже по бизнесу (менеджмент), в рамках президентской программы переподготовки управленческих кадров. И все это Сергею Куликову удалось освоить к 28 годам. Неплохой старт.

При этом, как и положено симпатичному парню, успел покорить сердце румынской аспирантки, жениться и родить сына. Это была любовь именно с первого взгляда, а не слова, поскольку русского языка к тому времени она еще не знала. Сергею пришлось помогать, особенно в постижении разговорных, некнижных оборотов типа “пудрить мозги”. Зато сейчас их полуторагодовалый сынишка откликается на оба языка (плюс английский), умело облегчая себе задачу общения: например, “апа” малышу сказать проще, чем “вода”, значит, в дело идет румынский вариант.

ОИЯИ — международный центр, и, как иностранному специалисту, супруге Сергея предоставлена квартира, где и готовятся к защите диссертаций (оба в мае!) молодые научные сотрудники. С обязанностями папы Сергей справляется успешно, даже с удовольствием, ну а статус главы семьи подкрепляет историческими аналогиями России-империалиста в отношении к маленькому государству, некогда ущемленному пактами Риббентропа—Молотова, отнявшими часть Молдавии у Румынии. Супруга защищается, но эти политические разногласия прошлого не мешают молодой семье совместными усилиями “реставрировать” купленный старый дом на берегу реки и строить планы на будущее.

Зная, как ничтожно мал в России доход начинающего ученого, интересуюсь финансовой стороной жизни семьи. Все просто. В пятнадцати государствах (в том числе США и Германии) уже поработал Сергей, обеспечивая себе тем самым возможность заниматься наукой в своей стране. Так выживают многие талантливые ребята: прилично зарабатывая на благополучном Западе пару месяцев, экономно тратят весь год у себя дома. Как же надо любить свою родину, чтобы прощать ей эту мачехину скупость и, не требуя достойного вознаграждения, пестовать в колыбельках экспериментов новые открытия, прославляющие ее, родимую. Но дело тут, конечно, не только в патриотизме, о котором Сергей и ему подобные просто не задумываются. Дело в том, что жизнь этих ребят соткана из таких удовольствий, которые не подсвечиваются неоном из рекламных роликов. Конечно, ездить на хорошей машине, жить в приличной квартире и купить шубку жене — это необходимость, но не более, кайф от жизни получается от занятия любимым делом, и приличная зарплата нужна ровно настолько, чтобы просто не отвлекаться и не тратить время на пустяки. Вроде бы все понятно, но трудно удержаться от вопроса молодому ученому, которого с радостью примет научное сообщество любого государства:

— Вы видели совсем другой уровень жизни — нет мыслей уехать и остаться жить там?

— Иногда бывает такое, но только когда совсем тяжело. Там, конечно, вы не думаете, где искать хорошую больницу, — она есть, а здесь уровень врачей постоянно снижается. И так все проблемы, которые вокруг нас, — они там решены, и не надо над этим ломать голову. Мысль возникает, но это очень редкое и мимолетное чувство, а так — хорошо жить здесь, иногда выезжать и зарабатывать там. Но лучше и зарабатывать здесь, и никуда не уезжать, разве что на научные конференции. Мне рассказывали мои научные руководители, что это было при СССР: не переживали о том, где найти деньги на проект, — они просто были; не задумывались, как им поехать в санаторий, потому что это все давалось; и они имели возможность заниматься своей работой с полной отдачей и с удовольствием.

— А сейчас вам нравится, как вы живете?

— Да. Но нет предела совершенству (Смеется.)

— Как вы думаете, так много молодых ученых все-таки уезжает за границу, потому что у них желание благополучия превалирует над интересом к делу?

— Молодежь уезжает туда, конечно, за деньгами, но в ряде случаев есть эксперименты, которые Россия просто не в состоянии поддерживать, а там они имеют возможность продолжать свое дело. И есть люди (я знаю массу примеров), которые оттуда возвращаются. Они заработали денег, покупают квартиру в Москве и ищут работу в бизнесе. Достаточно даже тысячи или полторы тысячи долларов — и они бы никуда не поехали, и двигали бы здесь и бизнес, и науку. Но в науке денег нет, а надо же как-то содержать семью и себя.

— Какой вы видите свою будущую жизнь лет через десять? Судя по тому, сколько вузов закончили, вы очень серьезно к чему-то готовитесь. К чему?

— Сейчас готовлюсь к научно-управленческой деятельности, хотел бы заниматься инновациями в бизнесе, инновациями в науке — это то направление, которое сейчас развивается, это будущие высокотехнологичные производства. Интересно те научные разработки, которые получились в институте или получатся, внедрить в производство, чтобы приносить реальную пользу людям.

— Назовите максимальную высоту, которой вы хотели бы достичь?

— М-м… Нобелевская премия, может быть, президент России.

— Чего вам не хватает в жизни сейчас?

— …Самореализации, наверное.

Примечательно, что ответ на этот вопрос Сергей обдумывал в два раза дольше, чем на предыдущий.



Партнеры