Русский хоккей — это Янко & Co°

“Если бы наши хоккеисты разошлись по разным клубам, сборная вряд ли стала бы чемпионом!”

29 марта 2006 в 00:00, просмотров: 166

Один мой знакомый как-то сказал: “Есть люди — ежедневные газеты, раз прочитал — и можно выбрасывать. А есть люди — классические романы, хочется еще и еще перечитывать...”

Так вот, если использовать классификацию моего приятеля, то Владимир Янко, главный тренер сборной России по хоккею с мячом, явно относится ко второй категории. Вроде и проговоришь с ним уже в очередной раз часок, а только отчего-то хочется задать еще вопрос. А потом еще один и еще один. Человек-театр!

Так я науточняла на два часа диктофонной записи. Янко, впрочем, готов был еще парочку часов поговорить. Но я все же нашла в себе силы — остановилась. До следующего интервью...


— Все, наверное, потому, что я не отношу себя к числу скептиков, — говорит Владимир Владимирович, — поэтому в любом деле стараюсь найти что-то позитивное. Это не значит, что я не замечаю негатива. Просто есть ситуации, в которых его лучше не видеть.

— Иначе просто руки опускаются?

— Да, особенно если это какое-то серьезное дело... Вот, например, понятие красоты у всех разное. Одному нравится такая женщина, а другому — вот такая. И никто не может объяснить почему. Если ты хочешь найти что-то красивое в женщине, ты всегда найдешь. А для меня хоккей с мячом — как любимая женщина. Поэтому любой сезон — это в первую очередь какой-то позитив. Например, мы стали чемпионами мира в этом году. И получилось так потому, что мы сумели не то чтобы создать команду, а просто сохранить ее. И тут я хочу подчеркнуть вот что: может быть, мои слова кому-то не понравятся, но все это — благодаря руководителям МГО ВФСО “Динамо” и в первую очередь Виктору Николаевичу Захарову. Благодаря им был спасен уникальный коллектив. Я могу утверждать как тренер сборной, что, если бы игроки разошлись по разным клубам, сборная вряд ли стала бы чемпионом. “Динамо” — может быть, сборная — нет. И когда мне говорят в утвердительной форме: “тренер должен быть обязательно освобожденным” или “сборная должна комплектоваться по принципу “каждой сестре по серьге”… Честно говоря, я просто смеюсь.

— Как я понимаю, ваши оппоненты говорят о том, чтобы всех сильнейших игроков разбросать по разным клубам — и тогда повысится средний уровень чемпионата.

— Но это невозможно! У нас не армия же. Поэтому в приказном порядке перевести из одной части в другую не получится... У всех ребят — личные контракты. И поэтому, если Янко приглашает играть в его команде, а игрок соглашается, это большая честь для меня. Значит, все эти годы я многое делал правильно. Если бы где-то ошибался, то у меня не было бы таких великих хоккеистов, как Михаил Свешников, Сережа Ломанов, Сережа Обухов...

— Но вы согласны, что уровень чемпионата при таком раскладе вырастет?

— Ой, не согласен! Все растворятся... Один шведский журналист, когда увидел мою команду, сказал: “Владу, это же просто “Реал” (Мадрид)! Как ты распределил обязанности так, что всем звездам одного мяча хватает?” Мне очень вопрос понравился. Но не понравилось сравнение с футбольным “Реалом”. Обратите внимание, как Свешников, или Ломанов, или кто-то другой бегут назад отбирать мяч — с той же скоростью, что и вперед с мячом. Когда я увижу то же самое в “Реале”, тогда сравнение будет уместно. Я, конечно, утрирую. Но я ребятами очень горжусь. Это первая фраза, которую я говорю, если мы что-то существенное выигрываем. Многие говорят: это же просто — выигрывать с лучшими игроками страны… Да, но почему мы тогда ищем тренера сборной? Чем силен театр “Ленком”? Не тем, что там звезды играют. А тем, что там Марк Захаров — выдающаяся личность! Или чем силен был Большой драмтеатр при Товстоногове? Тем, что Товстоногов — гений! Он брал из глубинки актера, которого никто не знал. И через 2—3 года о нем вся страна говорила.

— И как вы находите время по театрам ходить?

— А как же?! Времени должно хватать на все. Вы обратите внимание на тренеров той эпохи. Наш Василий Дмитриевич Трофимов дружил с Николаем Гриценко. А Игорь Александрович Нетто, а Константин Иванович Бесков? То поколение футболистов, хоккеистов и актеров переплеталось, потому что это схожие профессии — творческие. Не было такого, чтобы садились за один стол и не знали о чем поговорить. Я не знаю, когда эта грань стерлась...

— Владимир Владимирович, вот есть два типа людей. Первые долго привязываются, потом тяжело расстаются. Вторые — наоборот...

— Я бы отнес себя к первому типу. Разочарование — очень мучительно для меня. Мне моя мудрая жена всегда говорит: “Не влюбляйся!” Под этой фразой она имеет в виду очень многое. У меня есть одно качество — я преклоняюсь перед талантливыми людьми. Если вижу, просто шляпу снимаю. Конечно, когда потом узнаешь, что в жизни человек совсем другой, немного неприятно. Жена эту мою особенность считает минусом, а я думаю, что мне Бог дал видеть талант, даже будущий.

— Чисто психологически тяжело неудачи переносите?

— Я это мало кому показываю. Но тяжело! Особенно оскорбления. Для меня в этом плане стали показательными 2001 год и 2006-й. Тогда мы выиграли два чемпионата мира с Сережей Ломановым. А нам сказали: попользовались — дайте другим. И переименовали главную сборную в экспериментальную. Я в душе посмеялся, какое-то ощущение нереальности было… Потом схватился за голову и думаю: “О, Володя! Как ты, милый, ничего не понимаешь…” Или этот год. Пять раз обыграли шведов, три раза — в официальных матчах. Открываешь газету, а там написано, что шведы случайно нам проиграли. Начинаешь понимать, что я, Ломанов и Мяус делаем одно дело, а оно никому не нужно, — это ужасно...

— Давайте вернемся к хоккею. Федерация хоккея с мячом России предложила президентам клубов варианты проведения чемпионата. За какой бы вы проголосовали?

— Меня никто не спрашивает. Я в федерации — персона нон грата. Видимо, потому, что я пока имею свое мнение. Но если меня спросят, то отвечу, что меня больше устраивает круговая система. По той причине, что за 6 туров до конца “Динамо” стало бы чемпионом. И мы бы не мучились, не прикидывали: а как я 19 марта буду выглядеть, ведь игра уже 80-я? И такое количество травм, и ребята уже не могут смотреть на эти коньки, и после победы в Кемерове трудно убедить, что 0:5 мы уже не проиграем. А зритель пришел — и надо показывать хороший хоккей... Все было бы значительно проще!

— Скажите честно: с удовольствием в Архангельск приезжаете, в котором столько с “Водником” выиграли?

— Пока нет… Но, думаю, это пройдет. Местная пресса ведь тоже показывает ситуацию необъективно — карту эту очень грамотно разыграли те, кто пришел к власти. Совершенно не думая о том, что они потом скажут людям. А сейчас пытаются выкрутиться, обвинить во всем меня, Бориса Ивановича Скрынника, ребят. Пройдет немного времени — и все тайное станет явным. Как всегда.




Партнеры