Душитель утят

В минских СИЗО выстроилась очередь

30 марта 2006 в 00:00, просмотров: 255

Лукашенко перенес инаугурацию на более поздний срок. Какой именно — еще не определено. Но в пятницу торжественной церемонии “лукопочитания” не будет. Наверное, подданные сообщили “батьке”, что возложение венка на голову всенародно избранного может состояться только под прикрытием ОМОНа. Хороша картинка — вождь с кучкой соратников, а вокруг шлемы, шлемы…


Во вторник Лукашенко впервые за восемь дней явил свой лик народу. И то — белорусам была показана телекартинка из резиденции в Острошицком городке, куда были вызвано правительство. В Минск “батька” почему-то ехать не желает. Боится тех, кто его избрал на третий срок?

Неделю “батька” думал, чем бы задобрить свой народ, который его “оглушительно избрал” и которому он устроил показательный мордобой. И придумал. Он велел чиновникам “поворотиться” к белорусам: “Мы заявили о том, что построим государство для народа, для человека и дебюрократизируем нашу государственную систему… Люди должны быть партнерами власти, а не просителями”, — вещал он. Наверное, в далеком белорусском селенье бабули смахивали слезы умиления… В Минске же, черном от формы ОМОНа, о “государстве для народа” в последние дни узнали многое. Вчера генпрокурор Белоруссии признал, что в столице во время демонстраций было задержано 500 человек. Это, считай, у каждого пятого минчанина либо родственник, либо знакомый, либо друг сейчас сидит в СИЗО. С утра к окошку передач выстраиваются длиннющие очереди — запись идет с двух часов ночи. Например, позавчера к СИЗО на Окрестино выстроилась очередь в 230 человек. Родители, дети, жены, друзья несут сюда чай, пропитание, спальники — арестованных бросили в холодные камеры на голые нары.

Конвоиры передавали родственникам письма от задержанных, хотя их за это по голове не погладят. Письма эти расходятся по Минску. И для Лукашенко они — страшнее выговоров ОБСЕ. “Все происходящее потом я помню отрывками. В машине кто-то спросил у спецназовца, куда нас везут, и тот ответил, что нас везут в лес на расстрел, а девушки перед этим будут изнасилованы. Другой спецназовец сказал, что нас везут в песчаный карьер. Многим нашим девушкам становилось плохо, кто-то терял сознание… Они вывели нас из машин, всех поставили лицом к стене. Нам было приказано не шевелиться. Если кто-то начинал переминаться с ноги на ногу, того избивали дубинками. Мы простояли на морозе без движения около трех часов...” — это письмо девушки из палаточного лагеря, разогнанного 24 марта, читают родители, учителя, минчане… И вспоминают о том, как Лукашенко обещал “свернуть шею утятам”… Такая вот метаморфоза: был “батька”, стал — “душитель утят”.




Партнеры