10 лет — толку нет

Куда пропал Лукашенко накануне юбилея Союза?

3 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 529

Сегодня Россия и Белоруссия отмечают “торжественную дату” — 10 лет Союза. Когда в апреле 1996 года Борис Николаевич, идущий тем летом на второй президентский срок, и Александр Лукашенко, два года как овладевший Беларусью, подписывали Договор об объединении — многие догадывались, что это всего лишь показуха. Думали, что достаточно безобидная. Получится объединиться — хорошо, не получится — жаль, но не страшно. По прошествии 10 лет на ум приходит лишь один “поздравительный тост”: “Благими намерениями вымощена дорога в ад”…


10 лет утраченных надежд, пустых разговоров и вкачивания денег в соседний диктаторский режим. На деньги Союза поддерживалась на плаву белорусская промышленность, создавая видимость успехов режима “батьки”. Дешевый российский газ, перепродаваясь по мировым ценам, составил капитал семьи Лукашенко… В ответ Россия не получила ни одной уступки. Ни единого рубля, ни единой Конституции, ни единой газотранспортной системы… Зато — полная безнаказанность “батьки”, который творит у себя в стране все что пожелает. А тех, кто против, готов сгнобить на нарах. Не больно ли сейчас идеологам “славянского братства” сознавать, что под прикрытием Союза и на российские деньги вскормили нового “баши” и убили у единственных оставшихся искренних друзей — белорусов — веру в справедливую союзницу Россию?

Оттого и юбилей будет не праздничным, а опять же — показушным. Уже сообщено, что в Минске и Москве в понедельник пройдут торжества. Вот только “виновников” празднеств на них не будет. Борис Николаевич уехал отдыхать. А “батька” Лукашенко, отметив свою “оглушительную победу”, куда-то пропал. Вторую неделю — ни слуху о нем, ни духу. Сначала пришли известия, что отменяется инаугурация (предварительно ее перенесли на 8 апреля), потом — пресс-служба Лукашенко опровергла слухи о его приезде в Москву 3 апреля. С 20 марта никто не видел “батьку” вживую — только картинку по ТВ с некоего заседания. Эта картинка и вызвала у людей законные вопросы. Дело в том, что, по уверению сограждан, был показан старый сюжет — от 15 января... И впрямь, зная характер Лукашенко, очень странно, что он не кричит каждый день с телеэкранов о “продажных оппозиционерах”, самих себя посадивших по тюрьмам, о мировом зле и доблестном рыцаре Луке, защищающем “синеокую девушку Беларусь”. Молчит “батька”. За него говорят прокуроры, помощники, секретари… Даже на известие о пятикратном повышении цены на газ Лукашенко не среагировал. А прежде чуть что, сразу кричал: “Нас не задушишь!”

Злые языки уверяют, что уже на второй день после выборов Лукашенко выглядел не ахти: синие круги под глазами, тонны грима на лице. И, общаясь с окружением, очень эмоционально реагировал на происходящее: то молчал, насупив брови, то хихикал и подмигивал. В общем-то “батька” не раз говорил, что “ради спокойствия Белоруссии готов пожертвовать собственным разумом”. Может, жертвовать больше нечем? Хорош итог 10-летия Союза…


Какое государство строит Лукашенко?

Пока молчит президент, за него говорит его окружение. За последние дни окружение Лукашенко наговорило много интересного. Например, главный идеолог администрации президента Пролесковский в передаче Белорусского телевидения сообщил, что в аппарате “уже одобрен план построения в Беларуси корпоративного государства”. Лукашенко и его администрация уже тысячу раз “прокалывались” на аналогиях. Так вот, самый известный пример корпоративного государства — Италия под Бенито Муссолини. Дуче объявил парламентскую демократию отжившим институтом и взамен предложил институт корпораций, то есть сословных объединений. Согласно официальной доктрине, различные корпорации объединяются в единый национальный организм, подобно прутьям в единой связке. По-итальянски “связка” будет fascio [фашио], поэтому идеология корпоративного государства называлась фашизмом… Как насчет Союза с фашистским государством?


Сколько, на самом деле, жертв в Минске?

Лукашенко называли диктатором давно. Но после того, как при разгоне, кадры которого облетели весь мир, мирной демонстрации СОБРом и спецназом появились убитые и раненые, это “условное обозначение” перекочевало в разряд уголовно преследуемых по международным нормам. Исчезнувшие политики — это одно: доказательств-то нету. А вполне конкретные изувеченные пенсионеры, девушки и, по некоторым данным, даже убитые молодые люди — это совсем другое.

Еще 25 марта прошло сообщение об одном убитом в ходе разгона демонстрантов в Минске. Но позже его опровергли. Сообщили, что тяжелораненый Сергей Отрощенко был доставлен в 4-ю больницу. Правда, врачи отрицали, что к ним поступал клиент с подобной фамилией.

Общественные белорусские организации провели собственное расследование, собрали все имеющиеся фото- и видеокадры, чтобы выяснить: сколько на самом деле было пострадавших и кто они. Нашлись кадры с изображением четырех тяжелораненых или убитых. Пока ясна судьба лишь одного из них: пенсионер Владимир Шаденко из Витебской области, 1941 года рождения. Он был доставлен в 4-ю клиническую больницу 25 марта и в тот же день выписан. В настоящее время он находится дома, жалуется на боли в голове и многочисленные последствия избиений… Про остальных — сведения смутные.

Об избитом Отрощенко дала информацию его дальняя родственница. Он жил в Гродненской области с сестрой, работал на радиорынке в Ждановичах, затем женился и переехал жить к жене. Кстати, Отрощенко был избит в тот момент, когда бросился защищать свою супругу… 31 марта врач 9-й горбольницы анонимно сообщил, что Сергей Отрощенко, доставленный с пробитой головой и другими травмами, скончался в ночь с четверга на пятницу.

Еще одно сообщение — совсем уж немыслимое — поступило на местное радио через Интернет. В нем говорится о еще одном погибшем — 19-летнем минчанине. Пишет его сосед. Парень ушел на митинг и не вернулся. А в пятницу его родителям позвонили из… крематория и сказали, что они должны забрать его прах и… оплатить кремацию. Родители парня в шоке: где сын — неизвестно, и чей прах им предложено похоронить — тоже.




Партнеры