Дребедень единения

На “праздник” мы подарили Белоруссии дорогой газ, а она нам — тюремные нары

4 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 193

В этом году День единения Белоруссии и России пришелся на понедельник, 3 апреля. В Минске и Москве запланирована масса официальных мероприятий. Но как-то все без задора и рвения. На “праздник единства” легла тень непонимания. Если в канун торжеств друга Лукашенко приходится шантажировать повышением цен на газ, если белорусские власти демонстративно пропускают мимо ушей просьбу российского МИДа и посольства об освобождении четырех задержанных россиян — значит, не все гладко в “союзном королевстве”. Хотя и те и другие пытаются делать хорошую мину при плохой игре.


Минск украшен бигбордами и растяжками: “2 апреля — День единения Белоруссии и России”. Вдоль городских проспектов — флаги двух стран. В белорусских СМИ — передовицы с бравурными отчетами. Дворец республики, где вечером состоится праздничный концерт, предусмотрительно окружен милицией… А на первом после выборов заседании парламента присутствует высокий гость из Москвы — Борис Грызлов.

В Москве к торжествам по случаю 10-летнего юбилея белорусско-российского сближения отнеслись не в пример скромнее. Ни бигбордов, ни флагов. Всего-то пара “отчетных” пресс-конференций, торжественное заседание в Совфеде и официальный концерт в “России”. Батьку Лукашенко не ждут — ему не до концертов. Он в раздумье над ультиматумом, поставленным российской стороной: либо союз по полной программе с разделом “Белтрансгаза” и откупной должностью вице-президента, либо “забирай свои игрушки”.

Скрытое недовольство обеих сторон то и дело прорывается наружу из-за празднично украшенного фасада. Министр финансов России Алексей Кудрин откровенно морщится, когда ему задают вопрос о единой валюте. И поясняет, что дело не только в общем рубле, но и в единых экономических подходах. А на вопрос о финансовых запросах Белоруссии вообще отвечает резко: “Если даже в каком-то будущем мы создадим единый рубль и единую финансовую систему, то все ресурсы Стабилизационного фонда и эмиссионный центр останутся в руках России”. Минские чиновники тоже не устают жаловаться на россиян. Больше всего белорусов возмущают санитарные кордоны, выставленные их товарам. “Российские импортеры почему-то не признают белый сахар белорусским товаром”, — жалуются они. И правда, почему бы Белоруссии не производить тростниковый сахар? А уж какие препоны выставляют российские таможенники белорусским лекарствам! “Количество испытаний, назначаемых импортерам, суммарно выливается в солидный прейскурант. Для белорусских производителей, в частности, это более 10 тысяч долл. за регистрацию одного препарата” — несоюзное какое-то отношение. Надо лекарства закупать вообще без испытаний, и не беда, что от этих белорусских препаратов в той же Литве и Эстонии люди впадают в кому… При этом в самой Белоруссии введены ограничения на поставки по 36 видам российских товаров.

Но все эти политико-экономические неурядицы — мелочь. Главное, что вечером мы все равно соберемся в концертных залах и споем о вечной дружбе. Правда, хотелось бы, чтобы эти песни подхватили и на улицах наших городов. Но пока — не получается.




    Партнеры