Солдатские “деды” против солдатских матерей

Общественная палата принимает жалобы и предложения

4 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 492

Перед вами — письма граждан о дедовщине и прочих проблемах армии, которые были направлены в Общественную палату при Президенте Российской Федерации за последние два месяца.

Всего пришло больше тысячи писем. Здесь — лишь малая часть, которая смогла уместиться на газетной полосе.

Мы публикуем эти письма, чтоб люди, обратившиеся в Общественную палату, знали: их мысли и опыт, их обиды и просьбы о помощи не канули в очередную бюрократическую дыру.


Все прочитано. В Комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы создана группа по работе с письмами. На всё будет дан ответ. Часто повторяющиеся случаи будут обобщаться для выработки предложений и передачи их в правительство и Госдуму для дальнейшего принятия решений. В “острых” случаях председатель комиссии Анатолий Кучерена обещает выезжать лично, и он просит не обижаться, если ответ задерживается. Прежде чем ответить, он прорабатывает затронутые в письмах проблемы, чтобы его ответ не был отпиской, а содержал конкретные рекомендации.

* * *

“…В борьбе с дедовщиной надо использовать потенциал самих дедов. Для этого достаточно вспомнить и возродить такое понятие, как наставничество.

Суть в том, что из числа старослужащих на добровольной основе выбираются наиболее подготовленные воины, и непосредственно в частях их готовят по специальной программе в качестве наставников до прибытия нового пополнения. За каждым наставником закрепляется молодой солдат, которому он помогает нормально влиться в воинский коллектив, находясь рядом практически круглые сутки. Он несет персональную ответственность за молодого бойца и ограждает его от неправомочных действий со стороны других лиц.

По истечении определенного срока молодой солдат сдает экзамен по военной специальности, а его наставник, подготовивший таким образом себе замену, увольняется в запас досрочно.

Система наставничества снимет излишнюю психологическую нагрузку на молодого бойца при его прибытии из учебного в боевое подразделение. Он заранее будет знать, что его там ждут не мифические деды, а доброжелательный старший товарищ, который поможет стать настоящим воином и никому не позволит посягнуть на его честь и достоинство.

Глотов Геннадий Петрович, Москва ”.

“Пишу вам и очень надеюсь, что вы мне поможете. Мой сын Максим призвался 19 июня 2005 г. в в/ч З642 г. Калач-на-Дону Волгоградской области. Вскоре от него перестали приходить письма. Я уже хотела дать телеграмму командиру части, как мой сын сам приехал домой. Оказывается, его отпустили в очередной отпуск с 11 октября по 3 ноября. И это через три месяца в учебной роте?

Оказалось, он стал сильно заикаться. Что случилось? Ответ: “Мам, не волнуйся, все уже позади. Меня избили, немного подлечили и отпустили в отпуск”. На спине у него были рубцы, как будто на него ложили батарею и прижимали. Я плакала, что они сделали с моим сыном, он у меня был совсем здоровым, никогда не болел”.

Мать обратилась в военную прокуратуру Курска, чтобы Максима перевели в другую часть. Его направили в в/ч 6699 Курска, “а уже 7—8 ноября мой сын оказался в госпитале г. Курска. У него начала отказывать нога. Числа 14—15 ноября его забрали из госпиталя в Волгоград. Врач госпиталя уверял, что у него черепно-мозговая травма и его направили в другой госпиталь. Но мой сын не был в госпитале, а находился в той же в/ч З642 г. Калач-на-Дону в медсанчасти, где его целый месяц лечили одной валерьянкой. А я даже не знала, где мой сын, что с ним. Капитан Я., которому мы звонили в часть, все время врал, что он в госпитале Волгограда. В госпитале мне отвечали, что такой солдат лежал в сентябре, а сейчас его нет. И только 13 декабря я узнала, что мой сын находится в психиатрической больнице, адрес: Ростовская обл., Аксайский район, п. Ковалевка.

Что с ним в настоящее время, я не знаю. Поехать к нему — у меня нет денег. Я отправила ему телеграмму и заказное письмо — ответа нет. Я очень боюсь за сына. Прошу вас, помогите мне.

Достала номер в психиатрическую больницу, приемное отделение. Звонила, просила номер врача или отделения, где лежит мой сын, но мне не дали. Сказали — оставьте свой номер, а врач если посчитает нужным, то сам вам позвонит, но врач нужным не посчитал. Помогите!

Смирнова Людмила Алексеевна, с. Ястребовка, Курская область ”.



“…Я офицер запаса, прослужил 28 календарных лет. И когда я вижу по ТВ, что творится в ВС, молчать не могу.

Солдат держит страх. Они прекрасно понимают, что комиссии приезжают и уезжают, а старослужащие остаются. И тому, кто посмеет вынести сор из избы, рассказав хоть часть правды, вряд ли придется дослужить два года здоровым. Его изобьют таким изощренным способом, что человек или погибнет, или станет инвалидом. Все офицеры знают об этом, но молчат. В военных училищах их не учат, как должно быть в войсках. Их учат, как делать карьеру.

Раньше в военных училищах преподавали офицеры, которые действовали по принципу “делай как я”, заслуженные, с боевыми наградами, которые учили тому, что необходимо на войне. Сейчас этого нет. Попасть преподавателем в училище можно только по большому блату. Отсюда и одна из причин коррупции в армии и прочих отрицательных черт. Молодые люди как губка впитывают то отрицательное, что есть в ВС, точнее, в преподавателях. Они прекрасно видят, как процветает обман, подхалимство. И в войсках молодые лейтенанты видят, что продвигаются по службе не те, кто день и ночь находится с личным составом, а те, кто проявляет личную преданность командиру и начальнику, хотя служат спустя рукава…

Смолинский Виктор Станиславович, Рязань ”.



“К Вам за помощью обращается мать бывшего курсанта Серпуховского военного института Ракетных войск Жарикова Максима Валентиновича, погибшего при странных обстоятельствах. Около 18 часов 45 минут 11.12.2003 в кабинке туалета Серпуховского военного института Ракетных войск был обнаружен труп моего сына, который в указанное время находился при исполнении обязанностей военной службы.

В этот же день по данному факту заместителем начальника военной прокуратуры гарнизона Круговым Ю.А. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.110 УК РФ, которое принял к производству следователь военной прокуратуры Янченко А.Ю.

28.02.2004 года Янченко А.Ю. вынес постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления.

…Я не верю, что сын сам наложил на себя руки. Мы с мужем, бывшим военным, служившим в Афганистане, дали сыну хорошее воспитание. У Максима не было никаких оснований совершать самоубийство, тем более на теле сына был обнаружен целый ряд телесных повреждений, объяснить происхождение которых однозначно медицинские эксперты не смогли.

Прошу взять на контроль Общественной палаты РФ расследование уголовного дела по факту гибели моего сына…

Жарикова Нина Николаевна, Белгород ”.



“…Под предлогом соблюдения секретности происходит замалчивание многих нелицеприятных дел в армии. Необходимо создание механизма, при котором каждый солдат будет иметь гораздо больше возможностей для контактов с внешним миром, чем сейчас. Помимо почтовой, еще и возможность бесплатной телефонной и телеграфной связи с родителями и различными организациями, в том числе с военной прокуратурой и Общественной палатой.

В мирное время нет необходимости нахождения на казарменном положении всех солдат подразделения. Солдат исполняет свои служебные обязанности определенное количество часов в сутки. Во внеслужебное время солдат может распоряжаться свободным временем по своему усмотрению.

Конечно, для такого введения потребуется изменение психологии командиров. Сейчас можно распоряжаться солдатом без ограничений. Сейчас солдат — это рабская сила, которую можно использовать круглосуточно. Солдат должен стать рабочим, служащим на своем месте службы. Много ли вы слышали о дедовщине на гражданской фабрике и заводе?

Боевая готовность мало пострадает от такого введения. В мирное время боеготовность армии нужно определять степенью освоения воинской специальности, а не временем, когда солдаты расхватывают автоматы. Сейчас подсчет секунд, затраченных на одевание, — не актуальный критерий…

Мухарев Александр Вячеславович, Смоленская обл.”.



“Мой сын Бабюн Александр служил в Краснодарском крае, гор. Лабинск, в/ч З219 2РОН. Прослужил 1 год 5 месяцев. Командир части отправил моего сына и еще двух солдат на работу к зампрокурора Лабинска. Они у него работали 1,5 недели. 23 сентября грузили мусор на машину, убрав его с территории частного дома зампрокурора. Его шофер предложил солдатам поехать в баню на охотничью заимку, куда ездило отдыхать начальство”.

В бане кто-то из отдыхающих выстрелил в солдата Бабюна из карабина “Сайга”.

“Он получил ранение в легкое, в плечо, над бровью. Из кисти в больнице дробь ему удалили. Когда он лежал в больнице, пришел с части офицер и сказал: они с командиром решили, чтобы Саша подписал, что был в самоволке. А что оставалось делать моему сыну, ведь ему всего 19 лет, и он хотел, чтоб все было хорошо.

Мне ничего не сообщили. Сашу забрали из больницы и увезли в медсанчасть части. Его там не лечили ничем, хотя он жаловался, что харкает кровью, ослеп на один глаз и плохо видит вторым глазом... Я увезла его 23 октября 2005 г. без ведома офицеров. Я своего сына отправила в армию здоровым, а обратно мне вернули инвалида. Теперь ему сделали операцию на глаз, но слишком поздно, он не видит. Сделали трепанацию черепа, пробовали удалить инородное тело, но не смогли.

Мне, как матери, хочется криком кричать от бессилия. Врачи говорят, если бы его сразу положили в госпиталь, инородные тела можно было убрать, а теперь это большой риск.

Саша лежит с 29 октября 2005 г. в Екатеринбурге на Широкой речке, в/ч З055. В части сказали, что его военную книжку потеряли. С госпиталя делали запрос в в/ч З219, чтобы они послали им, что это было при исполнении военной службы, но никто ничего не посылает. Из-за этого невозможно сделать ВКК. Помогите, пожалуйста!

Бабюн Занфира Ахтаровна, п. Ключевая Свердловской области ”.





Партнеры