И только Ленин был на стреме

Поселок Кратово восстал против “берлинской стены”

5 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 478

“Наши люди в булочную на такси не ездят!” — утверждали герои культовой советской кинокомедии. Как бы не так! Взять, например, жителей дачного поселка Кратово Раменского района. Не только в сельмаг за хлебом, но даже на помойку с мусорным ведром они ездят на общественном транспорте. Не потому, что он стал хорошо работать или подешевел. Просто ситуация им не оставила выбора.

С недавних пор территорию Кратова перегородил непреодолимо высокий и длинный забор, отрезавший северную часть поселка от южной, где расположены местная администрация, торговые точки, аптека, амбулатория и прочие блага цивилизации. В том числе мусоросборник. Теперь, чтобы до него добраться, наиболее сознательные граждане, кому дорога экология и порядок на улицах, проделывают нелегкий путь. Сначала на автобусе до соседней железнодорожной станции Отдых, а после обратно на электричке до родной платформы Кратово. Там они с легким сердцем опорожняют ведро и едут тем же порядком до хаты. Раньше, как все нормальные подмосковные дачники, кратовцы повсюду ходили пешком. Но...

Спокойно-размеренный уклад жизни в этом старом дачном поселке начал рушиться лет пять назад, когда областное правительство постановило закрыть Кратовский санаторий им. Ленина для ветеранов войны и труда, организовав вместо него центр реабилитации алкоголиков-наркоманов. Местные жители взбунтовались. В самом деле, за какие такие проступки бесцеремонно “подвинули” стариков? “МК” дважды писал по этому поводу, и в конце концов непродуманное решение отменили. Правда, ветеранской здравнице от этого легче не стало — ее все равно закрыли, якобы из-за ветхости.

Два года кратовцы наблюдали, как из упраздненного санатория вывозили и материальные ценности, как в лечебном корпусе крушили стены, перегородки. “После модернизации на базе бывшего санатория будет открыт областной клинический центр восстановительного лечения общего профиля”, — успокаивали чиновники насторожившуюся общественность. Ремонт шел ни шатко ни валко. Рабочие в строительных касках вставили в оконные проемы пластиковые стеклопакеты и, освоив бюджетные деньги, исчезли.

Плоды их трудов продержались недолго. За зиму практически все стеклопакеты (750 штук) были выдраны или разбиты неизвестными злоумышленниками. А когда поселившиеся в неохраняемом здании бомжи учинили пожар, население забило тревогу.

— В милиции нам ответили: у объекта есть собственник, пусть он и налаживает охрану, — рассказал глава поселковой администрации Виктор Неволин. — Однако все дело в том, что у бывшего санатория целых два хозяина. С одной стороны, в нем до сих пор, четвертый год кряду, работает ликвидационная комиссия по передаче имущества от областного министерства социальной защиты на баланс областного минздрава. С другой — санаторий уже считается собственностью центра восстановительного лечения №2.

Руководство последнего, поразмыслив, что, если передача и дальше будет происходить в подобном формате, от санатория ничего не останется, распорядилось построить трехметровый забор, запереть ворота на ключ и никого не пускать. За “берлинской стеной”, таким образом, оказался санаторный участок площадью в 50 га.

— Раньше, когда не было тотального воровства, местные спокойно проходили через территорию здравницы, — говорит председатель поселкового совета ветеранов Арнольд Кануков. — Для этих целей существовал специальный проход. Новые хозяева о нем позабыли, отрезав жителей 20 улиц от поселкового центра. Мы так переживали по поводу санатория, так эмоционально “выступали” в этой связи, что можно сказать “доборолись”.

В общем, хотели как лучше, а получилось как всегда. И только Ленин в вихре всевозможных реформ и ликвидаций остался нетронутым. Памятник вождю мирового пролетариата, чье имя долгие годы носила здравница, по-прежнему стоит там, где поставили, у главного корпуса. Ильичу повезло, он гипсовый. Был бы из ценного цветного металла, его бы тоже “отреформировали”.




Партнеры