Стенограмма пресс-конференции в “МК”

префекта Северо-Западного округа г. Москвы Виктора Александровича Козлова

7 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 447

30 марта 2006 г., 11.30


Ведущий — Сергей Иванович Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


Рогожкин: Добрый день! У нас в гостях сегодня префект Северо-Западного округа Москвы Виктор Александрович Козлов.

Козлов: Всем добрый день.

Вначале нашего разговора хочу дать небольшую характеристику Северо-Западному округу, который является достаточно уникальным явлением на карте Москвы, 46,4% территории округа (107 кв. км) — это природные комплексы - лесные массивы, парки и водная поверхность, причем 33,4% водной глади на территории города Москвы приходится на Северо-Западный округ. Такие огромные зоны с особым природоохранным статусом как: Серебряноборский лесопарк, Покровско-Глебовский лесопарк, Алешкинский лес, Строгинская пойма, Химкинское водохранилище —накладывают свой отпечаток на развитие территории. Несмотря на то, что жителей в округе не так много, всего 720 тысяч, к нам приезжают отдыхать из других округов Москвы. В летний период мы принимаем в Строгинской пойме в выходные дни от 40 до 60 тыс. человек в день! Тема серьезная. С одной стороны, места заповедные. С другой стороны, у нас не хватит ни каких сил, чтобы "не пущать" самого большого вредителя природы — человека на эту самую природу. Я представляю, что будет в майские праздники в Серебряном бору или в Строгинской пойме. Только в прошлом году мы вывезли после майских праздников с этих лесных массивов огромное количество мусора. Только бюджетных денег было потрачено 2,3 млн. рублей.

Запретить людям отдыхать на природе не только невозможно, но наверное, такой запрет был бы не правильно понят населением. Приняли решение: максимально организовать отдых людей. Разместили в тех местах, где привыкли разводить костры и жарить шашлыки антивандальные столики из металла, лавочки, мангалы, контейнеры для мусора, подвезли дрова.. Не скрою, было сопротивление согласующих инстанций: “Как же так! Это же природоохранная зона”. Но эффект был достигнут. В праздники, которые были по осени, мы вывезли меньше мусора, то есть люди поняли, что в грязи и отдых не в отдых. Мы эту политику будем продолжать и в других лесных массивах и зонах отдыха. К сожалению, я, как руководитель с 10-летнем стажем, вижу много противоречий в нашем законодательстве. С одной стороны мы должны насаждать культуру поведения людей в местах отдыха, в лесных массивах. В то же время статьи других законов запрещают нам поставить тот же столик. Мы максимально нацелены на то, что бы отдых москвичей был максимально комфортным.

На территории округа преобладают три отрасли производственной или, если хотите, три сферы деятельности. Начну с медицины. Это 89 учреждений - госпитали и крупнейшие клиники городского и федерального подчинения, в том числе клиническая больница №1 Государственного медицинского центра Минздрава России, Центральный госпиталь ФСБ, Главный клинический госпиталь МВД, 6-я клиническая больница Минатома, НИИ трансплантологии и искусственных органов, Научный центр колопроктологии, НИИ неврологии, Центральные клинические больницы МПС и гражданской авиации и многие другие.

Несколько лет тому назад мы организовали выставку “Наука и промышленность Северо-Западного округа - медицине”. В тот период мощнейшие научные и промышленные предприятия северо-запада Москвы искали новое применение своего потенциала, искали заказы. Нужно было сохранить то, что осталось от некогда крупнейших трудовых коллективов. Как показала практика примерно 20% выставочных экспонатов, внедряются в российскую промышленность. Один из известных приборов, который применяется в урологии, был показан на одной из первых выставок, сейчас он получил внедрение в 49 регионах страны. Можно привести много других примеров.

В мае планируется 7-я выставка “Наука и промышленность - медицине”. В ней будут участвовать представители других префектур, регионов. К сожалению, выставочные площади позволяют разместить только 50 выставочных стендов, а заявок набралось уже более 120. Видим перспективность начатого и планируем построить новый выставочный комплекс.

Однако не все благополучно, как хотелось бы в наших медицинских учреждениях. Вот статья в “МК” 20.10.05 года “С карты Москвы бесследно исчезают медицинские учреждения”, основной ее смысл поддерживаю, я предложил корреспондентам МК развитие этой статьи. Речь идет о выдающихся специалистах- офтальмологах, которых просто выгоняют с арендуемых площадей. Люди делают уникальнейшие операции, которые не делают никто в мире. Это не секрет, наверное, вы все слышали, что в декабре наш первый президент делал операцию на глазах. Немцы отказались ему делать, сказали, что это нереально. Наши сделали, и вот этих людей просто вышвыривают на улицу. Серьезная проблема возникает по ведомственным лечебным учреждениям. Больница МПС, в которую вложены огромные ресурсы. В ней лечатся в том числе и москвичи. Причем уникальнейшая больница по оборудованию. У нас вряд ли и Кремлевка имеет такое оборудование. Стало известно, что и там собираются делать т.н. реорганизацию.

Хочу сделать официальное заявление и вы можете это напечатать: наряду с оборонкой начинается развал медицины.

Еще одна большая группа предприятий округа относится к оборонной промышленности (в т. ч. авиационной), которая успешно разваливается. В “МК” вышла статья по поводу того, что в стране убивают авиационную промышленность всякими “Боингами”. Статья заканчивается словами, я зачитаю: “Может, все наоборот, для того, чтобы в небе летали российские самолеты, нужно не их строить, а для начала построить государство, которому эти самолеты будут нужны”. Я предложил автору статьи ряд тем достаточно скандальных, связанных с тем, как реорганизуется, а по сути, уничтожается оборонная промышленность.

Почему я, тот, кто должен заниматься территорией и благоустройством, об этом говорю? Да потому, что если это все будет уничтожено, то нам не будут нужны никакие пятиэтажки, никакое дорожное строительство (не кому и не на что будет строить).

О каких реорганизациях я вам говорю? Мы отметили недавно дату 16-летия полета нашего космического корабля “Буран”. Космический корабль “Буран” был сконструирован и сделан на предприятии, находящемся на территории Северо-Западного округа. Это уникальнейший космический корабль, который совершил первый полет без пилотов. Американцы до сих пор утверждают, что летчик там был. Потому что, говорят они, в то время было нельзя разработать такой автопилот.

Сейчас разработаны и конкурируют три космических системы: “Флиппер”, “МАКС” и еще система завода Хруничева. Сейчас решается, какую систему развивать. Не мое дело пропагандировать какую то из систем. Скажу только, что есть мнение специалистов, в том числе зарубежных, что система “МАКС”, позволяющая производить старт космического аппарата с воздуха - является предпочтительной. Это очень важно, в том числе и для военной отрасли. Но это не выгодно конкурентам из-за океана. Потому что мы сможем выводить космический корабль в любое время на любую орбиту. К сожалению, при наземном старте с космодромов “Байконур” и “Плисецк” можно вывести космический корабль только на определенную орбиту, строго заданную для времени старта.

Что происходит? Федеральные органы приняли решение сменить руководство на предприятии-разработчике системы "Макс". Самое простое, хотите угробить разработку — смените руководство. Что и сделали. Ранее из 11 членов совета директоров на предприятии было всего 2 представителя имущественного комплекса, остальные — специалисты, которые определяли идеологию и политику космической разработки. Теперь в новый совет директоров по представлению Комитета по имуществу и Федерального агентства избрали: зам. начальника отдела Роспрома по недвижимости; начальника отдела Роспрома по управлению имуществом; зам. начальника управления федерального управления имуществом; начальника отдела Роспрома по недвижимости. Новый генеральный директор этого предприятия — специалист по распродаже авиационных предприятий. Вопросы есть?! Для чего избран новый совет директоров? Я вчера был на предприятии. Генеральные конструктора и их коллеги-ученые говорят: мы не знаем, что происходит месяц, нас никто не спрашивает за научную тематику, ходят какие-то люди по предприятию, рисуют схемы зданий. Все понятно и ясно. Через месяц предприятие будет успешно этим советом директоров распродано под склады, под все что угодно; специалисты, создавшие уникальные разработки будут уволены. А на конкурсе скажут: какая программа “МАКС”? Некому делать.

В Северо-Западном округе Москвы расположены предприятия и институты атомной промышленности. Вы знаете Институты им. Курчатова, им. Бачвара, СНИП. У нас даже на окружном гербе существует символ атомной энергетики.

Приближается печальная дата 26 апреля - годовщина Чернобыльской трагедии. Участниками ликвидации последствий этой аварии были и работники наших предприятий. На нашем Митинском кладбище захоронены жертвы этой трагедии. К сожалению безответственная и, мягко говоря, недостоверная официальная информация во время той трагедии приучила население ни никому не верить, тем более в вопросах ядерной опасности.

Я вам расскажу уникальную историю, связанную с атомной промышленностью. Три года назад, 24 апреля, заместитель префекта Западного округа (правда уже бывший) подписывает распоряжение о проведении учений по гражданской обороне на одном из предприятий округа. 24 апреля строят рабочих в цехе, раздают им противогазы, майор читает вводную, дословно: “Вводная: на территории Курчатовского института произошел выброс ядерного реактора, облако движется в сторону Западного округа, на территорию нашего предприятия. Наши действия”. Идут учения, учения закончились, день был промозглый, страшно холодный. Я этот день запомню на всю жизнь, это было до обеда. После учений, те, кто организовывал, пошли пить чай, а рабочие разошлись по своим рабочим местам. Один из участников этого учения сел на рабочее место и в Интернет загнал эту вводную. С 3 часов началось что-то страшное по всем средствам массовой информации. Мгновенно все начали тиражировать эту информацию. Мои телефоны начали разрываться. Я пытаюсь всем объяснять - бесполезно. Самое страшное, пошла паника в аптеках. Народ стоит в очереди, скупают йод. Очень тяжело было остановить эту панику. Только встреча с большим количеством корреспондентов на Курчатовской площади отрезвила представителей СМИ, раздувающих панику.

"МК" давно анонсировала эту пресс-конференцию. "Горячих вопросов" в анонсе не было. Правда, своей позиции по тому, что я говорил, я не скрывал. Можно было предположить, что на этой пресс-конференции я озвучу некоторые острые вопросы. С опережением началось противодействие. Вот уже 3 дня Интернет забит компроматом на меня, причем такие инсинуации, которых вообще в моей жизни не было. Я сегодня готовлю заявление в Генеральную прокуратуру, чтобы начали искать этих интернетовских товарищей, да они и не скрываются. Вы догадываетесь, это попытка, чтоб я не делал таких заявлений, которые делаю сейчас.

Газета “Правда” опубликовала материал в котором очерняют не только меня, но и Мэра Москвы. Только в больном мозгу может появиться мысль, что мы с Мэром поделили деньги в 96-м году и он прикрывает своего подельника. Этот материал оказался на сайте пермского отделение КПРФ. Я буду судиться с газетой.

Вот непростые процессы, происходящие только в одном округе г. Москвы.

Я много говорил, давайте ваши вопросы, я вас сподобил на темы далекие от переселения и сноса пятиэтажек.

Вопрос журналиста: Виктор Александрович, а можно коротко по проблемам предприятий. Что там с МПС?

Козлов: По больнице МПС проблема на старте. Вы знаете — у нас чтобы что-то сделать, нужно провести хорошую реорганизацию. Назначен новый руководитель, все предыдущие действия которого не связаны с развитием медицины. Но это ведомственный вопрос. Я просто его обозначаю. Вчера говорил по телефону с руководителем департамента здравоохранения РАО РЖД, сказал, что меня интересует не личность руководителя, меня интересует, что бы москвичи не потеряли возможность и дальше лечиться в этом учреждении.

Я говорил, что на территории округа 89 медицинских учреждений, из них городских всего две больницы. Если взять городской норматив, то жители Северо-Запада не обеспечены койко-местами. В связи с этим у нас есть договоренность со всеми федеральными предприятиями, жители округа получают у них медицинские услуги. Поэтому меня это и беспокоит. Пока я просто хочу обозначить эту тему.

Повторяюсь - не все просто в нашей медицине, выгоняют врачей. Мы теряем хорошую медицину, многим классным врачам предлагают уехать работать за границу, а мы с вами останемся в очень плохой ситуации. Ну вы, наверное, ходите по поликлиникам, видите, что происходит.

Или допустим предприятие “Молния”, о ситуации на котором я говорил. Я имел беседу с руководителем отрасли. Мне рекомендовали не вмешиваться, это не моя, как сказано, проблема - сиди, занимайся пятиэтажками, всем остальным. Я заявляю “Если предприятие на территории округа, я должен заботиться, чтобы там люди работали и получали зарплату.”

Вопрос журналиста: Планируется ли вообще вывод Курчатовского института за территорию Москвы и реально ли это?

Козлов: Реальная ситуацию такова и об этом надо написать. Когда создавался Курчатовский институт, он находился за территорией г. Москвы. Когда проводились первые испытания на территории института разместили могильники для ядерных отходов с соблюдением всех требований безопасности. Их было 11. Юрий Михайлович Лужков 6 лет назад, понимая опасность, принял постановление о выводе могильников, было финансирование и успешнейшая операция в прошлом году была завершена. Все могильники с территории Курчатовского института были выведены. Есть постановление правительства и совместно с Россией о выводе реакторов. Они приглушены. Естественно, Институт останется, потому что это наука, это отрасль. Кстати, Институт рентабельно работает и не просит даже финансы у государства. Он зарабатывает и потому что очень много разработок применяется и в медицине и в других отраслях промышленности. Еще раз скажу - решена самая главная задача — очищено 2,7 га внутренних территорий, где были захоронения.

Сегодня, я вам заявляю официально, что радиоактивных захоронений на территории Курчатовского института нет. Они вывезены.

Вопрос журналиста: Если можно, то немного про жилищное и дорожное строительство.

Козлов: Хорошо. Основной проблемой развития округа является дорожное строительство. Мы построили порядка 9 млн.кв. метров, с учетом Митино, Куркино это очень много. За последние годы выросла численность жителей округа, улучшилось их благосостояние. Серьезно выросло количество машин в личной собственности.

Я благодарен редакции “МК”, вы сегодня великолепный материал дали по строящемуся туннелю. Четкий, грамотный. Мы хотим устроить экскурсию по туннелю для всех средств массовой информации, мы договорились с организаторами и оповестим вас. Это уникальнейшее сооружение, которое строится и в 2007 году дорога будет запущена. Как ни парадоксально, эта дорога спасет Ленинградское шоссе, потому что сегодня все выезды — из районов Строгино, Хорошево-Мневники, Крылатское — ведут на Ленинградку. Я считаю, что если мы не будем строить дороги, то можно останавливать развитие города, потому что строительство дорог - это экологическая программа, а не дорожная. Мне задают вопрос: “Почему?” Да потому, что город задыхается в автомобильных пробках. Москва тысячелетие развивалась вкруговую. Сегодня специалисты-дорожники говорят, что это сложная система организации транспорта, но мы уже ничего не переделаем. Поэтому мы вынуждены строить кольца. Но это нужно делать.

Вторая задача, которая для меня, как префекта, и Юрий Михайлович ее поддерживает и лично курирует, — это строительство второго выезда из Куркино.

Жилищное строительство — нам осталось снести 76 пятиэтажек серии “К-7”, “К-7 2 32”. К сожалению, северо-западное направление (не только наш округ, но и соседний) оказались в большом дефиците по электроэнергии. И сейчас этот дефицит восполняется, строятся две подстанции. Зачем строить, гнать квадратные метры, если мы не сможем их подключить к теплу и дать электроэнергию? Поэтому стратегия в округе была поддержана мэром — в 2006 году полностью обеспечить нас энергетикой и эта задача решается, финансирование есть, подстанции строятся. Планируем на 2007—2008 годы основной снос пятиэтажек. Все будет зависеть от экономики.

Строим центр малого бизнеса. Кстати, у нас существует технопарк “Курчатовский”, где из 106 малых предприятий - 98 относятся к научному и инновационному виду деятельности, кстати, у их работников очень высокие заработки. В этом году выиграли конкурс в Минэкономразвития на получение федеральных денег для строительства технопарка в Строгино на ул. Твардовского. Планируем завершение строительства в этом году. Финансирование и наше, и федеральное. В этом году будет введено 17 тыс. кв. метров площадей для малых предприятий. Если есть возможность сделать что-то на благо, мы делаем это совместно с федеральными органами.

Потребность в площадях для малого бизнеса очень большая. Мы будем давать возможность малым предприятиям развиваться. Но я вам говорю: эти предприятия должны работать в реальном секторе экономики, быть товаропроизводителями, работать в инновационной сфере, т.е. производить что-то…

Я с уважением отношусь к потребительскому рынку, но основная задача, которая сегодня стоит - это сокращение уличной, лоточной торговли. Этот вид торговли свои задачи выполнил. Рынок насыщен товарами, создана конкурентная среда. Когда мне жители говорят на встречах, что “вы закрываете рынки, мы теряем возможность покупать дешевые продукты”, я им привожу пример, что в 1-й инфекционной больнице мы больных держим в коридорах — это факт. Если продукт дешевый, то надо подумать - почему он дешевый? Или он ворованный, или он низкого качества. К сожалению, все через уличную сеть.



Наряду с дорожным и жилищным строительством решаем вопросы социальной сферы. У нас есть утвержденная программа строительства школ и детских садов. Мы в этом году 9 дошкольных учреждений возвращаем в сферу народного образования из тех, что были потеряны для нас как детские учреждения в 90-е годы. Юрий Михайлович поставил задачу в Москве -100 детских дошкольных учреждений, распроданных в результате приватизации федеральными предприятиями, вернуть в этом году к непосредственному назначению. По 9-ти мы договорились. Пока процесс идет мирно, решаем с руководителями предприятий о передаче нам этих учреждений в городскую собственность для выполнения функции детского дошкольного учреждения, а не очередного офиса. Мы офисы построим. После того, как мы построим офисы, мы посмотрим на те детские сады, которые проданы и там добропорядочный покупатель (третий, четвертый), мы предложим им переехать в новые офисы, и предложим им вернуть здания детских садов, потому что эти они имеют приспособленную территорию.

Вопрос журналиста: Небольшое дополнение про туннель. По срокам.

Козлов: Мы планируем запустить в конце 2007 года автомобильное движение, метро — 2008-й. Но вы знаете, иногда возникают сложности. Если не произойдет какого-то форс-мажора, не придет кто-то сваи забивать, как на Войковской, а так строительство тоннеля идет полным ходом. Для нас это важно. Строится мост через Москва-реку. Но самый сложный момент — это кусочек по улице Жукова. Ни мост, ни туннель, а именно вот этот кусочек. Самое сложное место.

Вопрос журналиста: Вопрос по Волоколамскому шоссе, про полосу для движения общественного транспорта.

Козлов: — Великолепная идея. Я вам задам вопрос: а вы верите, что эта желтая полоса будет работать?

Журналист: Во многих странах работает.

Козлов: — Правильно. А у нас?

Журналист: У нас - нет.

Козлов: — В Китае желтая полоса существует и ни один китаец на нее не заедет. Вы верите, что у нас водители не будут заезжать? Вы посмотрите, что творится? Ездят по разделительным полосам. Где вы видели такое количество заборчиков? Вот мэр говорит: заборизация Москвы. Владимир Борисович Зотов сделал на Волгоградском проспекте уникальную вещь: бордюр второй поставил. Через него лезут во время пробок. Я считаю, что такие полосы нужны, но сегодня у нас нет культуры вождения. Сегодня электроники много, мы можем ставит видеокамеры, фиксация без всякого инспектора ГАИ. Во многих странах с нарушениями борются очень простым способом: самый большой штраф за выезд на перекресток на зеленый свет светофора, если в этот момент перекресток занят. Стоит две камеры. И через день вам приходит бумажка с вашей фотокарточкой. Скажу: в Арабских Эмиратах за такое нарушение штраф 1000 долларов. А за обгон и за превышение скорости — 50. И всех научили правильно ездить. Вот ответ на вопрос.

Рогожкин: Спасибо Виктор Александрович, спасибо дорогие друзья.


Окончание стенограммы.





Партнеры