“И тут выхожу я — вся в белом”

Витаса признали… поп-дивой

7 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 205

Витас наконец распрощался с концертной программой “Песни моей мамы”, которую почти два года он возил по стране с неизменным, на удивление, успехом.


Более 500 концертов, повторы (иногда по 3—4 раза) на одних и тех же площадках, распроданные за несколько недель до приезда билеты… Наш поп-бомонд уже забыл об этом Клондайке последней декады прошлого века, который назывался просто и емко — чес. Чесом тогда успешно занимались практически все поп-звезды первого и второго эшелонов, активно удовлетворяя народный голод на зрелища после семи десятилетий воздержания на почве строительства коммунизма. Не все, однако, котам Масленица. Рынок насытился, спрос удовлетворился, народ успокоился и стал похож на ежа, которого уже не испугаешь голым попом. Концертный бизнес умирает. Прибыли с пластинок достаются пиратам. Артисты в панике, и если бы не богатеи и олигархи, любящие побаловать себя, любимых, своих детишек, опостылевших женушек, а то и просто любовниц (на день рождения, свадьбу или поминки) каким-нибудь сладкоголосым десертом в лице поп-звезды, то давно наши знаменитости пошли бы по миру. Однако олигархов ныне мочат гораздо быстрее, чем пиратов, нагло обворовывающих поп-звезд. В связи с этим перспективы у поп-героев совсем мрачные: как бы не пришлось распродавать все, что нажито непосильным трудом… Всем, кроме, пожалуй, Витаса. 500 концертов — это у него и сейчас. И вовсе не для олигархов.

Прощание с программой “Песни моей мамы”, премьера которой полтора года назад прошла в Москве и поехала дальше по стране и зарубежью, вылилось в три переаншлага в главном зале Петербурга “Октябрьский”. Яблоку было негде упасть. Публика рыдала, сорила цветами, трясла транспарантами с сердечками и сыпала воздушными поцелуями. Прикасаться собственно к телу потусторонней звезды было строжайше запрещено менеджментом певца — после той жуткой истории с обезумевшей фанаткой, полоснувшей Витасика медицинским скальпелем. К счастью, без последствий. Удар в шею якобы принял на себя зоркий охранник, который потом даже показывал по телевизору эту многострадальную шею. Уже, правда, без шрама — затянулся, видать. Было это или нет, однако, не важно. Главное, что ажиотаж разросся, и публика, которую теперь дразнят локотком, который близок, а не укусишь, сбрендила уже совсем.

Триумфу “Песен его мамы” по всей стране и самого Витаса как феномена способствовал, конечно, изощренный продюсерский расчет. Конструктор проекта Сергей Пудовкин придумал парадоксальный ход — в век абсолютного музыкального изобилия и диктата ротаций он, не забыв былую благодать постсовкового чеса, искусственно создал в музыкальном теле- и радиоэфире тотальный дефицит на Витаса. Аура “эксклюзивности”, не вписанной в контекст общего течения, еще со времен “Оперы №2” выстрелила в “десятку” и превратила артиста в рекордного гастролера.

Однако перерыв после окончательного закрытия “Песен моей мамы” окажется недолгим. Уже готовится “Возвращение домой”. Символизм названия связан с другим неординарным ходом певца, решившим, пока все стремятся на Запад, штурмовать Восток. В ближайшие полгода он проведет в Азии мегатур в поддержку альбома “Vitas Has Come”, выпущенного на крупнейших азиатских рынках (в Китае, Малайзии, Сингапуре, на Тайване). Премьерный концерт в Пекине, по уверению локальных промоутеров, обещает быть не менее триумфальным, чем приезд в Поднебесную Джорджа Майкла еще во времена дуэта Wham!

К российской премьере после восточных походов подготовлено уже больше 20 новых песен, основным автором которых объявлен сам Витас. “Берега России” — уже сейчас народная песня, которую публика просит “на бис” каждый раз”, — умиляется продюсер Пудовкин. По его словам, теперь у Витаса сложная компиляция фэнтези, народных песен, романсов, пронзительной лирики, любимых хитов артиста и светлых песен о доме, родителях и вечных ценностях, где голос и песни звучат для сердца и души каждого зрителя. В подтверждение прочувствованных характеристик он рассказал, как Витас записывал в Германии ремейк арии из фильма “Пятый элемент”, той самой, которую пела на космическом корабле инопланетянка Дива Плавлагуна. Не давали, понимаешь, Витасу покоя все эти годы высокие ноты этой Дивы. На записи в Гамбурге присутствовал и композитор сочинения Эрик Сера. Что, вы думаете, он сказал, посмотрев на Витаса? Он сказал: Витас — это и есть настоящая Дива. Правда, мы это и так знали, как-то странно хихикнул г-н Пудовкин…




Партнеры