Фрадкову дали девушку Касьянова

В Бразилии премьера потянуло в трущобы

8 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 207

Визит в Южную Америку стал очередным рекордом для премьера Фрадкова. 38 часов чистого времени в воздухе, переход из континентальной весны в экваториальную осень и “боевое” задание: обеспечить южноамериканский плацдарм для российской экономики — от такого “джентльменского набора” голова кругом пойдет. Но премьер, как заправский марафонец, лихо кочует по городам и странам. Шутка ли: всего за 4 года надо увеличить наш товарооборот более чем втрое. В этом изматывающем забеге по пятам за Фрадковым следовал наш корреспондент Денис ЕРМАКОВ…


Хотя Фрадков успел побывать и в столице Бразилии и слетать в город мечты Остапа Бендера Рио-де-Жанейро, резюме первых дней сам премьер подвел практически глубокой ночью в холле гостиницы “Хилтон”: “Живых проектов пока нет. Но впечатление такое, что еще чуть-чуть подтолкнуть — и можно. И “Газпром” там может найти место, и “Силовые машины”. Бразильцы — хитрые. Вроде бы за наше участие, но при этом четко и точно ничего не говорят. Прямо как на Востоке — вроде как бы “да”, но ничего конкретного, то есть “нет”.

Журналистам было немного проще, чем официальным членам делегации. Пока те заседали за плотно закрытыми дверьми, мы с легкостью наводили “мосты дружбы” с местным населением.

— О, Вагнер Лав, ЦСКА! — радостно воскликнул официант в летнем кафе, поняв, что мы из России, а не из США. (Американцев, кстати, здесь, как почти везде, не особо любят. В отличие от их денег.) Смелый парень. И опрометчивый. Поскольку, как выяснилось, попал на ту часть собратьев по перу, что симпатизировала “Спартаку”. На Моцарте из команды красно-белых страсти наконец поутихли…

На пути в Сан-Паулу премьер завернул в Рио. Правда, без журналистов. Но, как нам удалось узнать, после деловых переговоров с губернатором местного штата сеньором Горатинью, а потом — с руководителями бразильской энергетической компании “Петробраз” Фрадкову удалось урвать несколько часов для личной программы. Как стало известно “МК”, премьер заселился в отель “Копакабана Пэлас”, после чего перекусил вместе с женой в местном ресторанчике. А потом они поехали к знаменитой статуе Иисуса Христа, раскинувшего свои руки над Атлантикой. По информации “МК”, экскурсию для Фрадкова проводила та же бразильянка, что и несколько лет назад для его предшественника, Михаила Касьянова. Глава российского правительства был не прочь заглянуть на всемирно известный стадион “Маракана”, но время катастрофически поджимало — пора было лететь на обед к губернатору Сан-Паулу. Где прошли очередные переговоры о намерениях сотрудничать.

Россия высказала готовность поставлять свои турбины и генераторы для бразильских ГЭС. Помимо гидроэнергетики темой дискуссии стало сотрудничество в энергетике, в освоении энергии морских приливов. А еще — кооперация в двигателестроении с “Крайслером” и “БМВ”, у которых в Бразилии есть собственные производства. Говорили даже о поставках наших “Газелей” в Бразилию. И небольших самолетов местного производства “Эмбрайер” в Россию. Главную цель своего вояжа премьер обозначил довольно четко — к 2010 году наши страны должны выйти на товарооборот в 10 млрд. долларов с нынешних 3 млрд.

На следующий день на деловом завтраке с финансовой элитой в отеле “Морумби Хилтон” в Сан-Паулу уже не Фрадков заговорил по-португальски (как это было в г. Бразилиа), а его визави, президент Совета предпринимателей, министр Марко Мораес сказал пару фраз по-русски. “Наши две страны занимают 17% суши. И если к 145 млн. россиян прибавить 180 млн. бразильцев, получим рынок в 325 млн.”. Выступали главы компаний — авиастроители, производители соевого и растительного масла и подорожавшего в последнее время у нас сахара (29% этого продукта РФ покупает у Бразилии). А также — этанола (альтернативного топлива на основе биологической массы). Кстати, 25% бака своих авто бразильцы заливают спиртом. Что неудивительно: в Бразилии много тростниковой водки (кашаса). Непонятно, как с последней, но все остальное они готовы поставлять нам. Мораес же “нажимал” на мясо, которое Бразилия очень хочет снова ввозить в Россию. И без которого вот-вот встанут наши мясокомбинаты, лишившиеся аргентинской говядины.

“Мы не можем понять, почему должны наказываться штаты Риу-Гранди-ду-Сул и Санта-Катарина за очаги ящура, находящиеся за 2 тысячи километров”. Тем более за последние годы Бразилия инвестировала более 2 млрд. долл. в программу по борьбе с напастью, а 80% поголовья было признано международными экспертами чистыми. Фрадков ушел от прямого ответа: мол, надо расширять бизнес-контакты и не упустить “политический момент”.

Выезжая из Сан-Паулу, кортеж премьера почему-то запетлял на его окраинах — узеньких улочках самых бедных кварталов. Вдоль дороги тянулись уже не бизнес-центры с отелями, а самые настоящие трущобные фавелы — налепленные друг на друга крошечные домишки, сделанные чуть ли не из картона.

В Сан-Жозе Фрадкова встретили офицеры в темно-синей военной форме летчиков и солдаты в белых касках. Он подарил местному музею космонавтики макет первого искусственного спутника Земли и камеру сгорания двигателя “Союза”, с помощью которого наши космонавты возвращались домой. “Надеюсь, музей будет дополнен аппаратом, на котором благополучно приземлится полковник Понтес”, — сказал Фрадков. Заиграли гимн… И тут выяснилось, что это музыка Глинки — гимн времен Ельцина. Потом сыграли бравурно-опереточный бразильский. Фрадков молча выслушал оба (в первом все равно слов никогда не было, а португальский еще не выучил), но единственный из всей делегации не стал аплодировать после того, как военный оркестр закончил играть. Представители же нашего посольства и консульства о своем проколе узнали только от российских журналистов. И сразу погрустнели — задумались о последствиях. Теперь главное в Москве не встретить бразильскую делегацию ламбадой…

А Фрадков уже был на аэродроме, где лично осматривал самолеты компании “Эмбрайер”, заходя по трапу в каждую из 50—70-местных машин. Вылезая из последней, довольно похлопал по фюзеляжу: “Хороши…” И добавил, что мы заинтересованы в сотрудничестве по созданию небольших среднемагистральных самолетов RRJ для России. У Бразилии тут большой опыт, так как площади тоже большие и непроходимые.

А ночью (уже 7 апреля) премьер приземлился в Аргентине, в Буэнос-Айресе. Гигантский город с 13,5 миллиона жителей смотрелся с самолета как огромная светящаяся равнина. А на земле оказался вполне (по сравнению с Сан-Паулу) европейским. На утро у премьера была намечена встреча с вице-президентом Сциоли и другими высокими чиновниками.




Партнеры