Бей железо, пока горячо

Бешеные роботы учатся убивать

8 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 731

Оживший металл взгремел, силясь что-то выговорить, словно алкоголик с бодуна. В глазах существа появился нездоровый красный огонек. Единственная конечность выдвинулась — диск бензопилы закрутился с диким визгом. И тут он попер на меня!

Самые страшные голливудские предсказания о войнах с роботами начинают сбываться. Мы-то думали: разве нам до искусственного интеллекта, когда идет утечка мозгов природных? А начинающие терминаторы берут поговоркой “сила есть — ума не надо”…

Репортер “МК” убедился в этом, посетив “военные сборы” в Москве, на которых современные роботы учатся убивать. Пока только себе подобных.


На территории бывшего советского завода в Солнцеве собирается эта группировка. Сильные бойцы разминаются, скрипя стальными суставами, груды металлических косточек поверженных противников валяются на той же площадке. Пока что за всем этим безобразием стоит человек. До поры до времени, конечно… Максим Петров тренирует свою команду к ответственному состязанию: третьим по счету “боям роботов”, которые пройдут в столице в конце мая.

— Во всех странах мира существуют подобные бойцовские клубы, люди делают ставки, все это показывают по телевизору, — говорит Петров. — На специальных площадках с железным полом и оградой из непробиваемого оргстекла рубятся стокилограммовые машины. Если бы не меры безопасности, искры и ошметки металла летели бы прямо на зрителей!

Максим с коллегами занимается разработками электроники для бытовых целей. Однажды был за границей и увидел по местному телевидению, как мерятся силами железные гиганты. И решил, что ему в жизни как раз и не хватает подобной забавы. Правда, дело это достаточно затратное: создание одного робота обходится больше чем в тысячу долларов. И все ради чего? Чтобы его распилил на две части какой-нибудь железный дурень! Так что желающих поучаствовать, кроме инициативной группы Петрова, во всей России пока не нашлось. Но олимпиада исправно проходит уже третий год в одном из московских ночных клубов. В команде инженера даже появились свои чемпионы. Каждый оснащен мощным мотором от автомобиля, электрическим аккумулятором и своим неповторимым оружием.

Перед входом в помещение-полигон стоит странное сооружение: кресло на колесиках по типу инвалидного, но с мотоциклетным рулем.

— Это пескоход, — сообщает мне бородатый мужик в очках и рабочем халате. И какие, думаю, у нас пески?

— Очень полезная вещь, — добавляет конструктор.

С собой мои провожатые захватывают пульты дистанционного управления. Так что когда я заступаю в захламленный металлоломом зал, в нем смутно ощущается шевеление. Половину помещения занимает стальная арена, на которой расположились приземистые спортсмены. Они напоминают разноцветных инопланетных жуков. На людей походить не стремятся: “От знаменитого японского андроида Асимы давно отказались спонсоры. Он танцует и говорит, а толку от него — ноль. Чем робота учить ходить, практичнее приделать ему колеса”.

Для нас выделывает круги почета тарелка с антеннкой вроде НЛО.

— Привет, LEE! — подмигивает ему Максим. Тарелка подъезжает к нам то ли передом, то ли задом. Рядом с антенной вращается на проводке красный глаз — на лбу у Петрова отображается лазерная точка.

— Что, взял на прицел? — интересуюсь.

— Да, этот щуп реагирует на движение и самонаводится. Хороший способ поражения врага на расстоянии. Мы записываем в программу несколько “чувствительных” точек на теле робота. Если по ним проходит лазер, случается взрыв или, к примеру, идет дым.

Гораздо более опасное для человека и робота оружие LEE — железные шипы, которые идут у него вдоль “юбочки”. Когда “спортсмен” крутится вокруг своей оси (вместо сердца у него — пламенный мотор от “ВАЗа”, развивает скорость до 20 км в час), он режет все на своем пути: например, провода под бампером другого бойца…

— Порвал мне пару джинсов, когда случались неполадки с управлением, — жалуется Максим на робота, как на шаловливое дитя. — Но вообще он не со злости. Просто такой безбашенный человечек.

Пока LEE зазевался, общаясь с гостями, то ли сзади, то ли спереди к нему подъехала костлявая конструкция на колесиках. Подсунула под днище руку-лопатку и катапультным движением перевернула робота, словно оладушку. Тот и пискнуть не успел.

— А это, собственно, чемпион — Armadillo зовут. Он и тридцати килограммов не весит, и грозным оружием не обладает. Но переворачивает всех за милую душу. “Убитый” болтает колесами, встать не может, значит, проиграл, — комментирует Максим бойцовские заслуги железного друга.

Тем временем у нас на глазах происходит мужской разговор. Противники одной весовой категории (в полтонны) вовсю друг на друга наезжают. Клочки летят по закоулочкам, а искры — из глаз. “Ты меня уважаешь?” — как бы спрашивает Golem, похожий на красные “Жигули” с налитыми кровью глазами-фонариками, и толкает истыканным гвоздями боком соперника Т-04. Танк защитного окраса разворачивает ему в морду дуло. Кажется, сейчас покажет фигу… Но на конце трубы с жужжанием вращается дисковая пила: “А ты меня уважаешь?” Разъяренный Т-04 со свистом выпускает из-под задних колес клубок дыма…

— Ха, облажался! — гогочем мы с фотографом.

— Вы что? Это для устрашения — воин прячется за дымовой завесой! — обижается Петров. — Видите у Golem’a под глазом незаживающий шрам от пилы? Они с танком давние грозные соперники…

Также на арене суетится другая мелкая шушера. Со мной явно заигрывает красавчик из рифленого алюминия Чистюля. Его корпус выгнут серебристым мостом. Антеннка стоит. Опасное оружие сдано в утиль. Его упорно таранит стальной Гонщик со стесанным бампером. Но Чистюля обращает на его старания примерно столько же внимания, сколько слон на Моську. Зато от этого зрелища теряет ориентацию боец Броневик. Устраивает на арене истерику: крутится и визжит на разные лады… Сигнальная лампочка на макушке исступленно мигает.

— Обычный пример, когда робот теряет контроль и делает, что ему взбредет в голову. С этого, наверное, и начнется когда-нибудь война между людьми и машинами, — предрекает Максим.

А чтобы это предсказание скорее исполнилось, он собственными руками создал робота-киллера по имени Бешеная Лопата. Девиз лопаты один — “урою!”.

— Его плоский корпус похож на черенок лопаты. Ручка торчит вбок, а на конце ее — секира. Благодаря японскому мотору от скутера робот крутится с бешеной скоростью — 30 км в час. И к нему не подберешься… Когда мы его включили первый раз, недоработанного, — только успели разбежаться в стороны: Лопата подрубила сразу две ножки у ближайшего стола. Сверху на робота упало 20 килограммов железа. А он спокойно выбрался — и дальше крушить!

Максима и его команду уже приглашали помериться силами с заграничными терминаторами, но пока наши роботы конкуренции не выдерживают: “У них оружие куда круче: огнеметы, железные ядра, огромные пилы… Да и скорость до 60 км в час. Задавят!”

— От новых русских часто поступают интересные заказы: сделать бар с дистанционным управлением или автопылесос, — качает головой Петров. — Один изобретатель уже давно разрабатывает робота — убийцу мух и комаров с помощью водяной мыльной струи. Чувствительный прибор реагирует на движение мелкого предмета и стреляет. Но пока попадает в цель редко. А вот вкладывать деньги в то, что точно будет разрушено, пока никто не решается. Хотя “бои роботов” могут стать одним из самых азартных действ в Москве: тотализатор в игре на выживание. А представьте себе футбол или гонки железных спортсменов!

Так бойцовская команда роботов-убийц и их тренер вовсю конструируют светлое будущее.




Партнеры