Свято мясо пусто не бывает

Фрадков “пригрозил” аргентинцам потерей российского рынка

10 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 172

В Аргентине, где российский премьер завершал свой визит, он отказался от наушников при переводе, а на восхищение аргентинцев знанием испанского языка заметил: “Не могу похвастаться, что знаю испанский. Знал его 27 лет назад. Тогда знал хорошо. Сейчас убедился, что я его забыл”. Впрочем, такое “незнание” не помешало переговорам.

В отличие от бразильских городов, которые можно назвать “латиноамериканской Африкой”, Байрес (так сокращенно называют столицу Буэнос-Айрес) — скорее местная “Европа”. Светлый город с проспектами и небольшими улочками с архитектурой, замешанной на стиле “а-ля Италия”. В Аргентине живут не только потомки испанцев-колонизаторов, но и итальянцы, и немцы (волна после Второй мировой). Есть и несколько сот тысяч правнуков русских, евреев, украинцев, белорусов, бежавших сюда в три волны эмиграции (из Российской империи, после революции и после Второй мировой). Ну и, конечно, все больны футболом. Не успели заселиться в отель, как портье принялся выпытывать у русских журналистов: сколько голов за “Спартак” забил их Кавенаги?

Впрочем, российскому премьеру было не до футбола. Сначала он провел встречу с президентом Киршнером. Потом отправился в здание конгресса на переговоры с вице-президентом, председателем сената Сциолли.

Но на быстрый успех в Аргентине рассчитывать не приходилось. Как тут говорят, “аргентинцы не созданы для работы”. “Маньяна” — наиболее часто употребляемое тут слово — это наше “завтра”, “давай завтра”. В общем, все как у нас. Ну и, конечно, облапошить ближнего — это святое. Не удивляйтесь, если, доехав на такси, вы заплатите в 2—3 раза больше, чем накрутил счетчик, или получите на сдачу фальшивые доллары. Даже наши экономики болели примерно в одно и то же время: в 2001—2002 годах в Аргентине был кризис, схожий с нашим дефолтом 98-го.

Сциолли вспомнил о своем визите в Москву на 60-летие Победы и приезд Сергея Миронова в Аргентину. Фрадков ответил, что надо развивать совместные проекты в энергетике, нефтегазовой промышленности, в добыче и разведке на морском шельфе, сельском хозяйстве, высоких технологиях. Опять упомянул о трансконтинентальном газопроводе. При подписании с Аргентиной протокола о вступлении РФ в ВТО Фрадков напомнил, что мы “терпеливо ожидаем”, когда они признают нашу экономику рыночной.

Главная проблема, решения которой все ждали, — снятие Аргентиной запрета на экспорт мяса, в том числе и в Россию. В отличие от Бразилии, ввоз мяса из которой запретили мы сами по санитарным соображениям, Аргентина сократила свой экспорт после того, как внутренние цены поползли вверх, а возмущенные граждане стали перекрывать улицы. Ведь цены увеличились именно на те 11 частей туши говядины, которые тут называют “мясо для народа”. А мясо для аргентинцев — культ.

“Мясной вопрос”, похоже, разрешили к обоюдному удовольствию. Как заявил замглавы Минэкономразвития Виталий Савельев, “нам дали понять, что Аргентина вернется к прежним поставкам в ближайшее время. В противном случае она начнет терять тот рынок, который завоевала”. А терять есть что: в 2002-м доля аргентинской говядины в объеме импорта в РФ была 4% с лишним, а в 2005-м — уже 25—26%. В любом случае, в российской делегации считают, что нам беспокоиться нечего, так как мясо готовы поставлять другие, например, Бразилия.

Перед возвращением домой российский премьер стал почетным жителем Буэнос-Айреса и посетил ранчо, где скорее всего уже думал о том, с чем возвращается на Родину. И хотя окончательные итоги визита будут подводиться уже в Москве, некие предварительные результаты можно подсчитать уже сейчас. Никаких суперважных документов подписано не было. Главный проект — газопровод — требует десятки миллиардов долларов вложений и будет строиться намного более 10 лет. Наше желание поучаствовать в модернизации местных железных дорог пока остается только желанием… Но это не значит, что визит был неудачным. Нормального взаимодействия между нашими странами нет со времен СССР. Советские торгпредства пришли в запустение, кадры ушли в бизнес, а новых квалифицированных нет, да что там — до Аргентины нет даже прямых авиарейсов. А ведь регион активно развивается. Та же Бразилия с населением в 180 млн. человек претендует на место в Совбезе ООН, а через 50 лет бывшая “банановая республика” должна превратиться в мощнейшую экономическую державу. Не только США, но и Китай уже давно работают на континенте. Регион — настоящий Клондайк: здесь не только сельхозпродукция, а и энергоресурсы, и уран, и альтернативное топливо… А мы торгуем с Латинской Америкой очень плохо и сами постепенно становимся для них “банановой республикой”. Только без бананов.

Видимо, Фрадков, как бывший работник Внешторга, решил заняться международными экономическими отношениями сам, раз в МЭРТе явно не справляются с поставленными задачами. Так что не исключено, что в будущем встанет вопрос об организации, например, Министерства внешнеэкономических связей. По слухам, не исключены изменения и в Минпромэнерго, и в других ведомствах. Ведь задачу удвоения ВВП никто не снимал, а поиск внутренних источников роста (как, например, снижение НДС) встречает ожесточенное сопротивление министров экономического блока.

Возможно, в поисках этих источников премьер и ездил в Южную Америку. Вопрос, нашел ли он их в Бразилии и Аргентине? И удастся ли их использовать? Вполне возможно, что первые ответы на эти вопросы мы услышим уже сегодня: в понедельник премьер проводит в Москве заседание бюджетной комиссии. Где наверняка не сможет обойтись без своих американских воспоминаний.



    Партнеры