Дают — беги

Новый принцип кредитования приближает банковский кризис

10 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 330

4% — столько достигла на сегодняшний день просроченная задолженность физических лиц перед банками по потребительскому кредитованию. Такую цифру озвучил глава российского Центробанка Сергей Игнатьев. Глава ЦБ выразил тревогу Банка России в связи с ростом этого показателя. Финансовые аналитики такую тревогу бьют давно: невозврат по кредитам может стать причиной для следующего банковского кризиса.

С недавних пор работать в нашей редакции стало гораздо труднее. Не успеешь усесться за стол на рабочем месте, а телефон уже разрывается от звонков. Но трубку лучше не поднимать…

— Александр Павлович, наш банк принял решение о выделении вам льготного кредита в сумме до… — дальше можно не слушать. Сумма может быть самая разная, как и название банка. Мне предлагали взять кредит и в 300 тысяч, и в 400, и даже больше. Причем объяснять, что я заявку на кредит не подавал, — бессмысленно. Они уже приняли “льготное” решение.

Стоит зайти в Интернет и сделать запрос со словом “кредит”, как на вас просто лавиной обрушиваются объявления, зазывающие взять кредит быстро, без залога и поручительства, оформив заявку онлайн. Просто Клондайк для всякого рода мошенников.

Я не исключение. Десятки наших сотрудников ежедневно выслушивают предложения взять кредит, который они не просили. По отзывам друзей, которые трудятся в самых разных компаниях (от продовольственных магазинов до нефтяных компаний), у них творится та же самая вакханалия. Банки ведут себя очень жестко и агрессивно, буквально навязывая кредиты даже не реальным, а потенциальным клиентам. Кредиты дают по утерянным и действующим паспортам, людям в лакированных туфлях и дырявых кроссовках. Такое ощущение, что банк совершенно не волнует вероятность возврата ссуды. Ему главное — втюхать кредит сейчас, впарить, пристроить деньги.


Но банки словно с цепи сорвались. Стоит только тебе засветиться с одним кредитом, как они начинают атаковать тебя с разных сторон, как волчья стая. Недавно, выбирая почту из ящика, обнаружил письмо, в которое уже была вложена кредитная карта. Все, что требовалось от меня, — активировать ее, затратив минимум сил и времени. Надо ли говорить, что жизненный путь этого куска пластика закончился в мусорном ведре. А если кто польстится на якобы дешевизну “жизни взаймы”? То не просто сам сядет в кабалу, но и посадит совсем незнакомого ему человека: банк, стремясь застраховать себя от потерь, заранее закладывает процент невозврата в проценты по всем кредитам.

И нет этому ни конца, ни края… “Здравствуйте, не знаю, что мне делать…” — с этой фразы в последнее время начинается все больше звонков в редакцию другого рода. Типичная история. Молодой, недотепистый, но, к сожалению, совершеннолетний и дееспособный отпрыск взял кредит. Ему его буквально навязали на рабочем месте. И сумму денег, и еще всякие там плееры, накрученную мобилу, наушники и остального по мелочи. А теперь остался без работы, и платить по кредиту нечем. Родителям-пенсионерам тоже отдавать нечего. Мать-пенсионерка, рыдая, говорит, что банк начал выколачивать деньги, которых у них нет. Рыдания в трубке становятся все тише и глуше. Она сама понимает, что никто не поможет ей выбраться из этой ловушки.

Но наверняка в это время те же менеджеры, которые подсунули кредит сыну пенсионерки, уже облагодетельствовали кого-то еще. Потому что у них такая работа — охмурять клиента, чтобы он взял у банка взаймы. И потому, что банку, по всей видимости, негде больше зарабатывать себе доходы. Некуда вкладывать деньги, чтобы гарантированно получать и 40%, и 50%. А то и больше. Ведь это только в рекламе проценты от 0 до 12. А в реальности все гораздо хуже. Вот только понимают ли сами банкиры, что в погоне за сверхлегкими деньгами собственными руками копают своему бизнесу яму, из которой не выбраться. Или они и на этот раз рассчитывают, что за их агрессивную финансовую политику расплачиваться будут исключительно обычные заемщики и вкладчики?



Эксперт “МК”

Павел МЕДВЕДЕВ,зампред банковскогокомитета Госдумы:

— Павел Алексеевич, согласны ли вы, что в росте невозвратов по кредитам есть и вина банков, развязавших настоящую агрессию по отношению к потребителям?

— Наверное, часть вины ложится и на само банковское сообщество. Но главная причина нынешней нерадостной ситуации в том, что в кредитовании еще очень много юридически непроработанных моментов. Хочу сказать, что сейчас физически готов законопроект “О потребительском кредите”, в котором отношения между гражданами и банками будут прописаны более четко, чем сейчас. Где будут ясно оговорены права и обязанности каждой из сторон при заключении договора. К примеру, условия расторжения договора или досрочного погашения без всяких штрафных санкций, как это сейчас практикуется. С другой стороны, после окрика, который получили некоторые банки, они стали более четко прописывать условия кредита. Но нельзя все время искать, на кого надо прикрикнуть в очередной раз. В новом законопроекте прописано, что банк должен просуммировать все виды выплат по кредиту и черным по белому в тексте договора обязан будет указать весь объем выплат. Сейчас законопроект находится на согласовании в ЦБ, и я надеюсь, что в этом году он будет принят. Может, удастся это сделать до лета.

Михаил ДЕЛЯГИН,директор Институтапроблем глобализации:

— Причина роста потребительского кредитования, как и потребительского бума вообще, заключается в обилии нефтедолларов. Надо понимать, что, когда нефтедоллары приходят в страну, они оседают и в банковском секторе. Но в нашей стране, где изначально не защищены права собственности (сегодня этот завод мой, а завтра пришли налоговики или рейдеры — и прости-прощай, любимая), количество добросовестных бизнес-заемщиков очень ограничено. На этом фоне еще более выигрышным становится кредитование населения, которое изначально во всех странах является самой добросовестной из всех категорий заемщиков. Но в последнее время и здесь происходят процессы, которые нельзя назвать позитивными. Люди, чье светлое будущее еще полгода назад не вызывало ни у кого сомнений, сейчас достаточно часто не платят по сделанным займам просто потому, что реально не могут расплатиться.

Если оценивать общую ситуацию по невозвратам, то их доля хоть и выросла, но остается приемлемой. Главная опасность — в темпах роста, в динамике. Если нынешняя динамика сохранится, то вскоре абстрактная опасность невозвратов превратится в реальную проблему всего банковского сектора.

Вообще кредиты — это очень серьезно. Американцы выстроили свою шкалу стрессов для населения. На первых двух местах у них стресс от смерти близкого человека или известие о неизлечимой болезни. На четвертом — развод. А между ними находится долг банку на сумму от 40 тысяч долларов. Могу сказать по собственному опыту: когда я в свое время брал кредит на покупку квартиры — это было очень сильное давление на психику до того момента, пока я окончательно не расплатился по нему. Когда я женился, мы гуляли два дня, а вот когда я погасил кредит — то на день больше.



НЕВОЗВРАТЫ КРЕДИТОВВ РАЗНЫХ СТРАНАХ

Германия 1%

Франция 1%

Россия 4%

Таиланд 10%

Польша 20%


ДОЛЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХКРЕДИТОВ В ОБЪЕМЕЭКОНОМИКИ

(% ОТ ВВП)

Россия 2—3

Польша 25—30

США 70—73



Справка "МК"

По данным ЦБ на 1 января 2006 г., объем кредитов, предоставленных российскими банками, составил 4,22 трлн. рублей. Из них 1,001 трлн. — кредиты физлицам. При этом доля кредитов, предоставляемых физическим лицам, снизилась с 51% в 2005 г. до 47% в 2006 г. За год просроченная задолженность по кредитам выросла более чем в два раза: если на 1 января 2005 г. она составляла 1%, то в начале года нынешнего — уже 2%. Как следует из последнего выступления главы ЦБ, всего за несколько месяцев и эта цифра практически удвоилась. И это лишь по официальным данным. По неофициальным — невозвраты кредитов составляют уже от 7% до 15%. Не лишне будет вспомнить, что в начале 2003 года объем просроченных кредитов составлял десятые доли процента от общей суммы выданных займов. Между прочим, один из наиболее крупномасштабных кризисов в Южной Корее случился именно из-за невозврата банковских кредитов.





Партнеры