Три правды деревни Путилково

Сельчан совсем “испортил” земельный вопрос

12 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 1549

Миллионы мелких землевладельцев Московской губернии — дачники, садоводы, крестьяне — еще не осознали, какую свинью подложил им новый земельный кадастр (“МК” от 5 апреля сего года). Впервые в истории кадастровая стоимость подмосковной земли рассчитана по рыночным ценам. Теперь, например, сто квадратных метров земли под частным домом в инвестиционно привлекательном Красногорском районе совершенно официально оценены в полмиллиона рублей. С них предстоит уплатить налог. Таким образом, цены на рынке недвижимости признаны единственно верным и правильным измерителем. Между тем огромные массивы земель в Подмосковье переходят от одного собственника к другому совсем не по рыночным ценам.

Если москвичей испортил квартирный вопрос, то сельчан Подмосковья — земельный. В отдельно взятой красногорской деревне Путилково он перессорил соседей, разделив их на несколько недружественных лагерей, из-за чего бывшие товарищи по работе даже перестали здороваться. 7 лет жители этого небольшого населенного пункта, расположенного неподалеку от МКАД при Красногорской птицефабрике, борются за то, чтобы им выделили в натуре их крестьянские паи. У каждого лагеря свой сказ о земле, своя правда о ней. Этих правд как минимум три.

— Только не называйте в газете мою фамилию, а то меня заклюют, — просит бывшая местная профсоюзная активистка. — Меня и так из-за этой борьбы с работы уволили.

Людмила Ивановна (назовем ее так) в свое время работала на Красногорской птицефабрике и состояла в профкоме. В 1992 году госпредприятие акционировали, а в 1996-м числившуюся за фабрикой землю разделили между членами трудового коллектива на доли — всего свыше 700 паев по 39 соток каждый. Участки приличные. Вполне вероятно, что птицеводы не дергались бы по поводу внезапно свалившегося на них богатства, однако вскоре на фабрике появился инвестор, начавший скупку земельных паев. 450 человек с ними расстались, получив за сотку по 25 долларов. Оставшиеся в меньшинстве посчитали, что цена грабительская и что, оформив выделение земельного пая в натуре, получишь гораздо больше. Не тут-то было! В земельном комитете района сельчанам доходчиво объяснили: согласно постановлению администрации области от 24.09.1996 года производственная деятельность птицефабрики целесообразна как единое целое без выделения земельных долей, никак иначе.

О “производственной деятельности” скажем позднее. А пока о том, как работники “птички” ходили по судам в поисках справедливости, а это очень не понравилось новым хозяевам. Им, кстати, землю в натуре выделили немедленно — пропорционально количеству скупленных паев.

— Я измотала себе все нервы, — говорит моя собеседница, — и в результате сдалась.

Свои права на землю она переуступила все тому же инвестору уже по 175 долларов за сотку. И за это на нее смертельно обиделось окружение. Ведь соседи по подъезду — а по иронии судьбы лидеры несдавшихся группировок живут в одном пятиэтажном доме, — боевых позиций не бросили. Так, на всех митингах народного фронта до сих пор активно выступает Антонина Дроздова с первого этажа. Она считает, что только правда митингующих улиц приведет обманутое крестьянство к победе. А вот ее соседка по лестничной площадке Наталья Хохлова придерживается правовой тактики. Сколотив группу из 33 пайщиков, она создала крестьянский кооператив, зарегистрировав ее как агрохозяйство “Путилково”. Его уставной капитал сформировали те самые бумажные сотки — всего 12 га. Реакция на отъем этой земли была поразительной. Птицефабрика потребовала признать недействительной право собственности на землю 33 человек, отменить государственную регистрацию агрохозяйства “Путилково”.

Два арбитражных суда сочли абсурдные требования абсолютно законными. И лишь недавно федеральный арбитражный суд московского округа отменил это решение. И хотя до нарезки участков по-прежнему далеко, птицеводы полны оптимизма.

— Дойдем до высших судебных инстанций, пока не добьемся желаемого, — говорит бывшая птичница и несостоявшаяся пока латифундистка Наталья Хохлова.

Где находится земля обетованная, из-за которой перессорилась вся деревня, в Путилкове скажет любой. Она расположена сразу же за околицей. Но, сколько бы ни бились сельчане, судьба оспариваемого участка предрешена. На нем будут строить коттеджи и ипподром, глава Красногорского района Рассказов уже успел заложить памятную капсулу в основание “объекта”.

То, что на земле сельхозназначения никто не собирается ни пахать, ни сеять, ясно как божий день. Как ясно и то, что бюрократический тезис о целесообразности функционирования “птички” в качестве единого целого — фикция. Расположенная между двух спальных районов Москвы — Митино и Куркино, — на самом деле она никому не нужна. Когда ветер дует в их сторону, разнося терпкий запах помета, население мегаполиса на все лады клянет “птичку”. Словно отзываясь на просьбы трудящихся, в последнее время она работает без всякого энтузиазма. Объемы производства сокращены, помещения сдаются в аренду. Балансирующая на грани банкротства, она, вероятно, исчезнет. Суть не в ней. Потому что своя сермяжная правда о родимой земле есть еще у одного человека — выходца из здешних мест Николая Цветкова, а ныне крупнейшего лендлорда Московской губернии, главы корпорации “Знак”. Именно он приобрел птицефабрику и целенаправленно скупал у путилковских жителей крестьянские доли. Всего же контролируемые им структуры за последние годы приобрели больше всего сельхозземель в Подмосковье.

Только в Красногорском районе г-н Цветков намерен реализовать четыре проекта, стоимость которых приближается к 2 миллиардам долларов. В его планах — строительство элитных коттеджных поселков, таун-хаусов, развлекательных и офисных центров и конноспортивных клубов. Сегодня для реализации своих амбициозных проектов г-н Цветков ищет соинвесторов. В предпроектную проработку скупленных земель, на изменение их целевого назначения предстоит вложить слишком много денег, с самим строительством своими силами можно не справиться.

Богатые, говорят, тоже плачут…




    Партнеры