Возвращение блудного Финна

Алексей Еременко: “Русский мат я никогда не забывал!”

12 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 425

От звания “лидера подмосковного “Сатурна” он отнекивается — “давай подождем с оценками”. Мечтая при этом Кубок России выиграть — “вот она, дорога в Европу!”. Он — это 23-летний Алексей Еременко, человек с двумя паспортами, уроженец Ростова, бывший игрок итальянского “Лечче” и… футболист сборной Финляндии.

“На светофоре подлетают, из автомобиля выталкивают…”

— Такое впечатление: как только Еременко в Россию приехал, журналисты ему прохода не дают. Устал от интервью?

— Да нет. Конечно, журналисты часто об интервью просят, но я к этому спокойно отношусь. Если люди желают поговорить о футболе, никаких проблем.

— А если не о футболе?

— Вот этого я бы не хотел. У меня просто в Финляндии в связи с этим определенные проблемы были — уж очень журналисты любили в мою личную жизнь залезть. По делу и нет. Многое перевирали, чуть ли не следили за мной! Теперь я решил с прессой немного по-иному общаться.

— Когда в Россию ехал, знал вообще, что это за город такой — Раменское?

— Нет. Знал только, что он где-то под Москвой находится.

— С российской действительностью уже свыкся? Сборы, долгие перелеты… В Италии-то, наверное, все не так было?

— Не скажи. В “Лечче” мы тоже долго на сборах сидели.

— Хорошо, а в чем тогда главное отличие российской Премьер-лиги от чемпионата Италии?

— Сложно сказать… Может, болельщики здесь другие — более спокойные, что ли. И это, кстати, неплохо. В Италии-то фанаты очень агрессивные. Там ты постоянно находишься под прессом. И если твоя команда неудачно выступает — на улицу лучше не выходить.

— Побить могут?

— Ага. Нам тренеры “Лечче” в периоды неудач прямо так и говорили: “Сами лучше в магазины не ходите, попросите друзей еды принести…”

— Ну и нравы!

— Да, и машины там бьют. Меня, к счастью, это не коснулось, а ребята рассказывали: только на светофоре останавливаешься, подлетают, из автомобиля выталкивают, стекла крушат…

— Да уж, у нас все спокойней. Из бед футбольных — только поля да судейство…

— Ничего, теплее станет, травка подрастет — и к полям тоже никаких претензий не будет, совсем другой футбол начнется. Что касается судейства… Если честно, мне бы не хотелось на эту тему говорить. Не мое дело. Единственное, что могу заметить, — я не знаю ни одной страны в мире, где бы судьи… Perffecto… Как это по-русски будет... В общем, нет ни одного чемпионата, где бы участники всегда были довольны арбитрами на сто процентов.

— У тебя ведь помимо “Сатурна” были и другие варианты. Говорят, сам “Арсенал” за Еременко охотился!

— В прошлом году, когда “Лечче” успешно выступал, ходили такие разговоры. Но — ничего конкретного.

— А потом возник вариант с “Сатурном”…

— Да, и здесь главную роль сыграл тот момент, что у меня наконец-то появилась возможность играть все 90 минут. Плюс чемпионат России с каждым годом все сильнее становится. Уровень футбола здесь уже выше, чем в Голландии или Португалии.

— А деньги? Они-то какую роль при переезде сыграли?

— Скажем так: не последнюю. Мне уже не 16 лет, надо думать о будущем. Зарабатывать, откладывать, может быть, какой-то бизнес открыть. Мне ведь по-хорошему лет десять выступать осталось.

— Ты на четыре года контракт с “Сатурном” заключил — не многовато?

— Нормально. Я приехал сюда, чтобы играть, а не уезжать через полгода. Во всяком случае, пока не разочарован ничем.

— Да? А я слышал, что ты был сильно раздосадован, когда узнал, что программу “Окна” с Дмитрием Нагиевым закрыли?

— Шутишь, да? Все дело в том, что когда еще в Финляндии жил, я по русскому телеканалу эту передачу смотрел. Без фанатизма, естественно, но так уж получалось, что я только на нее попадал. И ничего так — забавная вещь была, веселая... Поэтому я и удивился, когда, приехав этой зимой в Россию, в телевизионной сетке ее не обнаружил. (Улыбается.)

“Перед Кержаковым извинился”

— Сейчас все о “Сатурне” в восторженных тонах говорят. Я так понимаю, что для тебя удачный старт команды неожиданностью не стал?

— Понимаешь, российский чемпионат — он очень ровный по составу. Здесь нет таких клубов, которых изначально следовало бы бояться. Вот мы никого и не боимся! И пусть на старте “Сатурн” не выиграл ни одной игры, зато показал хороший футбол. Футбол, в который в России мало кто играет. И если мы будем и дальше действовать так же, как в матче с “Зенитом”, — все у нас будет хорошо.

— Специалисты отмечают мощный треугольник в полузащите “Сатурна” — Еременко, Чеснаускис, Вукчевич. Молодые, техничные… Приятно с такими партнерами играть?

— Не то слово! Здесь надо отдельное спасибо гендиректору клуба Михаилу Воронцову сказать — за то, что собрал нас всех вместе. Таких вот амбициозных, заводных, агрессивных…

— Да уж, ты очень легко во время игры заводишься...

— Есть такое дело. Бывает, что корю себя за излишнюю вспыльчивость. Но с другой стороны — что в этом плохого? И Гаскойн таким был, и Рой Кин… 90 минут игры — это ведь совсем другая жизнь, другой мир. Ты забываешь обо всем на свете и думаешь только о том, как бы победить! Я ведь в жизни — очень спокойный человек. А на поле — вспыхиваю. Мама говорит, что это ее осетинская кровь во мне бурлит. (Улыбается.)

— А вот твоя стычка с Кержаковым — кто там виноват был?

— Скорее всего — я. Я ведь на него наступил. Специально? Нет, конечно! Мы ведь один хлеб едим. Биться — можно, но ломать соперника… Хорошо, что в том эпизоде мы с Кержаковым разобрались. Я извинился, и мы пожали друг другу руки.

— Командная цель “Сатурна” на этот сезон?

— Задача, которую перед нами руководство поставило, — попасть в шестерку. Хотя лично мне хотелось бы медали выиграть. И я считаю, что нам это по силам. Если, конечно, в стабильности прибавим.

— Задачу на сезон, очевидно, Борис Громов озвучивал. На тебя лично какое впечатление губернатор области произвел?

— Сильное! Умный, переживающий за футбол руководитель. Приятно осознавать, что за твоей спиной такой человек стоит.

— В чем все-таки, на твой взгляд, сила нынешнего “Сатурна”? Скорость, молодость?

— Скорее, крепкая тренерская рука.

— Жесткий тренер Вайсс?

— Скажем так: европейский. Это значит, что мы играем в современный футбол. Быстрая контратака, плотная и агрессивная защита. А в быту… Здесь, пожалуй, Вайсс отличается от итальянских тренеров. Да, он жесткий, но с ним можно и по душам поговорить.

— Нагрузки у Вайсса ниже, чем у Земана в “Лечче”?

— Даже и сравнивать нечего. То, что было у Земана, это просто ужас! Помню, мы уезжали в горы и 29 дней сбора только бегали. Бег, гостиница, бег, гостиница… Каждый день по две тренировки! До кроватей доползали, но вставали уже с трудом...

— К словакам, приехавшим в “Сатурн” по протекции Вайсса, в команде нормальное отношение? А то, может быть, косо на них смотрите?

— Что ты! Отличные пацаны! И футболисты — классные. Нам таких как раз и не хватало.

— Многонациональность “Сатурна” — плюс или минус?

— И не то, и не другое. Конечно, если только четыре человека в команде говорят по-русски, сыгранности это не способствует. Но с другой стороны, границы в футболе становятся зыбкими. И в большинстве команд Европы сейчас — целая обойма легионеров.

— Матчи с “Ростовом” и “Спартаком” принципиальными будут?

— Безусловно. В Ростове я родился, в “Спартаке” отец играл, да и сам я за эту команду в детстве болел…

“Какой из меня финн?”

— Вайсс с командой по-русски общается?

— Да. Во всяком случае, я все понимаю, что он говорит.

— Между тем у тебя самого иногда иностранные словечки проскальзывают. Что, русский еще не полностью вспомнил?

— Потихоньку вспоминаю. Просто у меня практики долгое время не было. Я ведь только с родителями на русском общался, при том, что мы уехали из Москвы, когда мне семь лет было. Что-то, естественно, подзабыл, да и акцент начал появляться. Единственное, с чем у меня в этом плане никогда проблем не было, так это с русским матом. (Смеется.)

— Но вообще, говорят, ты на шести языках свободно общаешься? Русском, финском, английском, шведском, французском и итальянском…

— Необходимость заставила — во всех этих странах мне жить довелось. Какой язык лучше всех знаю? Скорее всего шведский, я ведь в детстве в шведскую школу ходил.

— Сам себя все-таки кем считаешь? Русским? Финном?

— Русским. У меня и кровь русская, и имя… Да, я много лет прожил в Финляндии, но посмотри повнимательнее — какой из меня финн?

Другое дело, что в России я все-таки чувствую себя больше гостем. Да, у меня здесь есть родственники — и в Москве, и в Осетии. Но дом мой там, где мои родители живут. То бишь в маленьком городке Пиетарсаари, что в 500 километрах к северу от Хельсинки.

— Не жалеешь, что в свое время принял решение за сборную Финляндии играть? Сейчас бы, глядишь, на международном уровне честь России защищал?

— Я стараюсь об этом не думать. Что сделано, то сделано.

— Одно время, знаю, у тебя остро стоял вопрос с финской армией — полугодовой срочной службой. Решил?

— У меня “отлад” есть… Ах да, отсрочка! До 2007 года. И дальше буду продлевать — там это до 29 лет возможно. Но потом все равно придется служить. Такие уж в Финляндии законы.

“Нас с отцом путают. Братьями называют”

— Вне футбольного поля с ребятами по команде общаешься? С кем ближе всего сошелся?

— С Вукчевичем. Мы с ним и по характеру схожи — он такой же, как и я, спокойный по жизни. И потом, тоже в Кузьминках живет. Кстати, совсем недавно, в конце марта, мы вместе с ним мой день рождения отмечали. Он, я и наши подруги... Хорошо так посидели.

— А что в команде на праздник подарили?

— Воронцов — русские DVD. Дескать, смотри и учи язык.

— Насчет Кузьминок… Почему именно там поселился?

— Оттуда до нашей базы недалеко. Хотя — как недалеко… Эти пробки! Сам знаешь… Меня, если честно, они та-ак раздражают! Просто я всю жизнь в небольших городках прожил, и для меня московские пробки — это что-то! Три часа из аэропорта до дома! Уф-ф-ф…

— Узнают Еременко в Кузьминках-то?

— Нет, и слава богу. (Смеется.) Мне это ни к чему.

— Один живешь?

— Да, а что здесь такого? Я ведь с шестнадцати лет сам себе предоставлен. Так что и постирать могу, и кушать приготовить. Хотя в принципе в Кузьминках есть хороший итальянский ресторан. Паста, сыры…

— Ты уже все свои вещи в Москву перевез?

— Куда там! Масса необходимого в Италии осталась. Компьютер, одежда… Скоро мне друг из Лечче все это должен привезти. Пока же он в Россию боится ехать. Холодно, мол, у вас, подожду, когда плюс пятнадцать будет.

— Родные-то в гости не собираются?

— Мама через пару недель приедет. Помочь с хозяйством, плюс у нее тут какие-то бизнес-дела, с фитнес-центрами связанные. А недавно у меня девушка любимая гостила — Дженни. Погуляли с ней по Москве, ей очень понравилось. Особенно Красная площадь. Увы, чаще гостить у меня она сейчас не может — в Финляндии школу заканчивает.

— С отцом созваниваетесь?

— Да, каждый день. Что он говорит? Пока доволен тем, как у меня в “Сатурне” складывается.

— Он ведь до сих пор еще сам играет?

— Отец? Нет, на высшем уровне он закончил выступать в прошлом году. И это в 42 года, представляешь? Сейчас он — играющий тренер во второй финской лиге.

— Как думаешь, в чем секрет футбольного долголетия Еременко-старшего?

— Просто папа профессионал, каких поискать. Он и сейчас кроссы бегает, два раза в неделю в бассейн ходит, строго за питанием следит… Потому-то и выглядит как огурчик! Нас с ним, кстати, иногда даже путают — братьями называют. Причем я со своей бородой — вроде как старший. (Смеется.)

— Вы ведь с отцом в матчах чемпионата Финляндии, было дело, вместе на поле выходили…

— Да, и у нас все отлично получалось! Понимали друг друга на подсознательном уровне! Хотя, конечно, и без искр не обходилось. Бывает, накричит на меня в каком-нибудь эпизоде, а я ему отвечу…

— А когда друг против друга играли, жалел папу в стыках?

— Жалел. (Улыбается.) А иначе как бы меня потом мама домой пустила?

— Кстати, а как у среднего брата, Романа, успехи?

— Неплохо. Он уже в заявку “Удинезе” на матчи серии А попадает. Недавно вон против “Интера” чуть не вышел! Впрочем, Рома 87-го года рождения, у него время еще есть. При том, что игрок он — очень талантливый!

— А самый младший Еременко мяч гоняет?

— Еще бы! Каждый день. Очень темпераментный парнишка! Наши с Ромкой футболки в детский садик тягает. Выделывается. Надо будет его успокоить немного. (Смеется.)

— Рома — в Италии, ты — в России… Мама, наверное, за вас переживает жутко?

— За Ромку в меньшей степени. Больше за меня. Она вообще не хотела, чтобы я в Россию ехал. Все-таки Финляндия страна спокойная, а здесь, в Москве, мало ли что может приключиться...

— Как вообще в Москве свободное время проводишь? Клубы посещаешь?

— Я уже вырос из этого возраста. И потом, у нас, если честно, не так уж много этого самого свободного времени. Игры, тренировки…

— Ты производишь впечатление такого стильного парня. Хобби, наверное, по магазинам ходить?

— Да нет. Не то чтобы я все свое свободное время думаю о том, как бы мне помоднее одеться, — просто стараюсь следить за собой.

— У тебя, знаю, и татуировки навороченные имеются?

— Аж шесть штук! И я уже о седьмой задумываюсь. Есть крест, есть мой номер — “101010”, другие вещи… Что все это означает? Извини, это уже личное…




Партнеры