Полный улет

Почему у нас не осталось ни одного лыжного трамплина?

13 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 621

В 50-е их выпрашивали, писали письма, строили сами, просили соседей... В 70-е они уже возвышались над городами: Горький, Нижний Тагил, Красноярск, Ленинград, Южно-Сахалинск... Преданные им люди берегли свои детища, как зеницу, латая на заре 90-х последние дыры. Не уберегли! Пять трамплинов, гордость и радость наших прыжков, бесследно канули в Лету, оставив лишь воспоминания и черно-белые снимки хроники “летающих лыжников”...

А пока наши спортивные власти планируют строительство комплекса трамплинов в районе станции метро “Нагорная”, корреспондент “МК” решил проследить судьбу самых больших трамплинов России.

Горьковский

В 1955 году в Нижнем Новгороде (тогда еще — Горьком) появилась городская федерация по прыжкам с трамплина, президентом которой был назначен Сергей Солдатов. Федерация-то появилась, а прыгать откуда? Первый в регионе трамплин был всего... 30 метров. Построили его своими силами, чуть ли не в вручную. Первое время там и прыгали.

— Построить большой трамплин изначально была моя инициатива, — рассказывает Сергей Иванович, — добивались мы его долго и бог весть каким путями. Я ездил к председателю облисполкома, писал письма в высшие органы. Через два месяца возвращаюсь домой, а нам, оказывается, уже прислали проектировщика Александра Колоднера, изумительно порядочного человека, беззаветно влюбленного в свое дело. Где он только эти трамплины не строил! Даже ледяной — где-то под Воркутой... И вот появилось нас три основных инициатора: я, Сергей Сахарнов, заслуженный тренер СССР, первый тренер прыгунов в нашем городе, и Колоднер. Нашли место, разработали кривую...

А Колоднер, должен вам сказать, был большой шутник и заводила. И произошла вот какая история. Наша федерация очень дружила с финской. И вот приезжает к нам делегация. И Колоднер им на ушко возьми и скажи, что тогдашний председатель горисполкома Проскурин пообещал построить самый большой трамплин в стране. Ну финны знаете же как этот вид спорта любят. Проскурин как раз повез их на теплоходе по Волге, а наши гости во время поездки совсем замучили Александра Дмитриевича вопросами про новый трамплин.

В итоге ничего председателю горисполкома не оставалось, как разрешить этот трамплин построить. В 1958 году состоялось официальное открытие. А мы как раз только что вернулись из Швейцарии. Приезжаем на открытие... Знаете, у меня до сих пор лежат фотографии: на целый километр — стена народа, все черным-черно, мне кажется, тысяч триста там присутствовало. В 59-м мы впервые провели международные соревнования — финны приезжали. Примечательно это тем, что город-то у нас был закрытый. Правда, это были первые и последние международные турниры в те годы.

— А что сейчас с этим трамплином стало?

— Все как обычно... За 50 лет он состарился, стал подгнивать, у него же деревянное покрытие — появились щели. Мы их заделывали, а толку-то? Надо реконструировать. Вот год назад приезжал эксперт из Германии, сказал, что с этого трамплина прыгать больше нельзя.

Ленинградский

В 1958-м появился трамплин и в Санкт-Петербурге, тогда еще Ленинграде, — по инициативе начальника управления спортсооружений города Александра Григаса. Элита, как наша советская, так и мировая, любила его необыкновенно. Старожилы питерские еще помнят сумасшедшие полеты олимпийских чемпионов Гельмута Рекнагеля и нашего Владимира Белоусова. Здесь проходили и отборочные старты к легендарному Турне четырех трамплинов.

Постепенно новые веяния, а именно указ Международной федерации двоеборья и прыжков с трамплина изменить кривую в интересах безопасности, привели в негодность ленинградский гигант. Последнее соревнование здесь, Кубок России памяти Григаса, состоялось в 2003 году.

Узнав про наш интерес к питерскому трамплину, тренер ДЮСШ Виталий Четвертаков позвонил сам:

— Вы же там, в Москве, находитесь. Передайте, пожалуйста, что нам очень нужен трамплин. Нам тренироваться негде. Старый-то совсем в негодность пришел. Уже года два стоит как памятник. Мы обращались к городским властям. Нас попросили составить проектное задание. Составили, отнесли — лежит пока на чьем-то столе...

— Давно?

— Да уж больше года.

Нижнетагильский и сахалинский

Интересно, что лучше всех в этом плане себя “чувствует” Нижний Тагил. Правда, и построен там трамплин был позже всех — в 78-м, для того чтобы провести на нем крупнейший по тем временам турнир — Спартакиаду народов СССР.

Комплекс для прыжков решился открыть Сергей Николаев, директор Высокогорского горно-обогатительного комбината, большой любитель спорта в общем и прыжков с трамплина в частности. Задачу возложили на инженера Владимира Белобородова, начальника рудника открытых работ. И через четыре года город получил в свое удовольствие три трамплина практически в самом центре России — между европейской частью и азиатской. Естественно, сам бог велел проводить здесь чемпионат страны.

Дальнейшая судьба этого трамплина, впрочем, мало отличается от всех остальных. В связи с реформами международной федерации кривую трамплина забраковали, встал подъемник, дерево начало подгнивать... При этом горно-обогатительный комбинат не бросил на произвол судьбы свое детище, как случилось во многих регионах. Денежное довольствие, пусть небольшое, местная ДЮСШ все же получает, трамплин старательно пытаются ремонтировать, каждый год на нем проходит спартакиада школьников. А местные жители с фанатичным трепетом верят в слухи, что председатель Росспорта Вячеслав Фетисов скоро даст денег если не на строительство нового, то по крайней мере на реконструкцию старого трамплина.

Нижнетагильцам хорошо. Им есть во что верить и что реконструировать. Сахалинцам впору позавидовать. Их история куда более грустная...

Накануне старта зимней Олимпиады в Саппоро на Сахалине проводилась глобальная реконструкция местной базы отдыха “Горный воздух”. И вот 35 лет назад в стране появляется еще один мощный комплекс с двумя трамплинами — 70 и 90 метров, каждый из которых имел 7 стартовых площадок и удлиненную гору разгона. Поговаривают, что отстроили его специально для укрепления дружественных связей с соседней федерацией — из Японии. Судя по тому, что делиться опытом, то есть выступать на дружественной встрече между спортсменами Дальнего Востока и острова Хоккайдо, приезжал даже олимпийский чемпион-72 Юкио Касая, трамплин построили не зря и подружиться удалось.

Через несколько лет он уже прославился турнирами на призы газеты “Советский Сахалин”, кубками страны и ежегодными тренировками сборной СССР, начинавшей здесь подготовку к Олимпиаде в Японии. Кстати, даже на тренировочные полеты к трамплинам стекались тысячи, хотя добраться до базы было непросто — она находилась в трех километрах от Южно-Сахалинска, на высоте 260 метров над уровнем моря.

По сей день база встречает туристов и любителей покататься на лыжах. Но трамплины не финансируются с начала 90-х годов. Точнее было бы даже сказать, что финансировать стало нечего — в 98-м году местные власти приняли решение снести с лица земли гигантов, что в итоге с успехом и было сделано. Ломать не строить. Кстати, насчет “строить” задумываются какие-то нефтяные компании, решившие возродить на Дальнем Востоке прыжковый спорт. Но все это пока на стадии раздумывания...

Красноярский

Середина 70-х годов стала самой плодотворной для “летающих лыжников”. Регионы буквально соревновались друг с другом — кто быстрее, выше и мощнее построит трамплин. Неофициальный зачет выиграл Красноярск, где в 1974 году появился самый большой трамплин в стране — 100-метровый. Что такое “стометровка” в те годы — объяснить как-то даже трудно. Во-первых, трамплин этот не просто стал самым большим в стране, а одним из самых больших в мире. Таких по планете в 74-м было всего штук шесть. Он был очень дорогим и опасным... И подпускали к нему только сборную СССР — чуть ли не пару раз в году. И тут...

Случилось вот что. В 1986 году нижегородец Олег Серов на VI Спартакиаде народов РСФСР делал прыжок даже не со 100-метрового — с соседнего 70-метрового трамплина. Те, кто был рядом с площадкой приземления, до сих пор разводят руками, не понимая, что произошло. Спортсмен упал. И умер в машине “скорой помощи”.

Гибель паренька, кстати, входившего в состав сборной СССР, тогда газетами, мягко говоря, не освещалась. Но Москва отреагировала очень быстро: приехала комиссия, завели уголовное дело, бросились искать виновных... Формально нашли. Московский институт, проектировавший трамплин, допустил ошибку в несколько сантиметров. За нее при расследовании очень быстро зацепились, проектировщика лишили премии и осудили на год условно. Хотя нижегородские спортсмены говорят, что дело было не в ошибке. Друг Серова, Валерий Каретников, рассказал, что, когда они приехали на Спартакиаду, была оттепель, потом заморозки, потом снег... В итоге площадка приземления получилась неким ледовым катком на голой земле, чуть припорошенной снегом.

После истории с 70-метровым трамплином долго думали, что делать со “стометровкой”. Думали-думали и решили... закрыть и его за компанию. Все получилось относительно “удачно”. Тут еще международная федерация ввела те самые изменения кривой, и супертрамплин автоматически не подошел под новые критерии.

“70-метровку” вскоре отремонтировали. Но прыгать с нее никто не захотел. То ли боялись, то ли еще что... Говорили даже, что нижегородские прыгуны бойкот объявили Красноярску после истории с Олегом Серовым. Но в федерации прыжков с трамплина Нижнего Новгорода ничего подобного не слышали. А на 100-метровый денег все время не было. Потом он серьезно пострадал при лесном пожаре, его долго растаскивали дачники...

Когда я последний раз видела 100-метровый трамплин, он зарастал березками. Это было 5 лет назад. Наверное, зарос уже весь.






Партнеры