Плохо, но долго

Национальные проекты — это продуктовые пакеты, раздаваемые под выборы. Кому крупа, кому сахар, кому прибавка к жалованью.

14 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 457

Раньше у нас не было однопартийной системы, поэтому в органы власти могли избираться любые жулики, проходимцы и даже криминальные элементы. Такие кандидаты обычно не пытались завлекать избирателей идеями и обещаниями, а давали им какие-то подарки — чаще всего продуктового уклона.

Скупали быдло по дешевке. Кто-то раздавал сахар, кто-то крупу. Некоторые кандидаты дарили избирателям лекарства. Кое-кто не стеснялся давать деньги. Небольшие, конечно, но ведь не лишние.

Крупа и сахар тоже были не лишние. Никаких проблем они, разумеется, не решали и на качественно новый уровень жизни людей не поднимали. Но минимальную помощь оказывали, а при нашей скудной жизни уже и это считается хорошо.

* * *

Новое качество жизни начинается с переустройства социальной сферы.

Наша социальная сфера строилась при социализме. В рыночных условиях она разложилась, повергнув страну в невежество и болезни.

Став во второй раз президентом, Путин сразу занялся социальной сферой и поставил соответствующие задачи в Послании Федеральному собранию, направив его на исправление ситуации с медициной, образованием, жильем и социальными гарантиями.

Первой и последней реформой, проведенной в жизнь по заданию президента Путина, оказалась реформа пенсионных льгот, замененных денежными выплатами. Граждане восприняли ее в штыки и очень обиделись. Недовольство было столь велико, что легко могло привести к взрыву протестной активности. Оставалось только немножко подтолкнуть.

Реформы здравоохранения и образования, стоявшие у власти на очереди, фактически лишали граждан бесплатного медицинского обслуживания и сводили к минимуму шансы получить высшее образование. Они бы подтолкнули так, что мало не показалось бы.

В сложившихся обстоятельствах Кремль решил, что реформы — слишком рискованное мероприятие. Их быстренько свернули и тихо утопили где-то на очередном перегоне из администрации в правительство.

Однако топить с головой тоже было нельзя. Во-первых, о реформах уже слишком много было сказано, чтоб теперь вдруг взять и забыть навеки. А во-вторых, в любом случае что-то надо было делать. Как-то улучшать гражданам жизнь, чтоб они видели реальные плоды. Иначе скажут: “Зачем Путин восемь лет правил страной?” — и в 2008 году не захотят голосовать за преемника.

Элегантным движением руки реформы социальной сферы превратились в национальные проекты в области здравоохранения, образования и жилищного строительства, к которым недавно прибавилась еще газификация всей России.

* * *

Национальные проекты — это продуктовые пакеты, раздаваемые под выборы. Кому крупа, кому сахар, кому прибавка к жалованью.

Национальные проекты не решают проблему коллапса социальной сферы. Они ее только маскируют и сглаживают. Впрочем, неизвестно, что хуже: нынешние нацпроекты или те реформы, что пришлось утопить. Потому что, если судить по тому, как прошла замена льгот компенсациями, эти реформы запросто могли обернуться полнейшим кошмаром — такие они были тяп-ляпистые и непродуманные.

Президент Лукашенко однажды пообещал своим гражданам, что в результате какого-то нововведения они “будут жить плохо, но недолго”. Вполне возможно, что после задуманных реформ мы бы тоже так жили — плохо, но недолго.

Национальные проекты дают нам возможность жить плохо, но долго.

* * *

Спору нет, в любом случае это здорово, если преподавателям станут платить по тысяче за классное руководство, и прибавят деньги фельдшерам и врачам, и поставят новые рентгеновские установки в поликлиники, а компьютеры в школы.

Только это не национальные проекты. Это раздача денег.

Настоящий национальный проект — это совсем другое. Это разработка и внедрение такого механизма решения проблемы, который позволит избавиться от нее — если не навсегда, то очень надолго.

К примеру, есть проблема — людям надо ездить из Москвы в город Н. Строительство железной дороги — это создание механизма решения данной проблемы на долгие времена. Задача кремлевских национальных проектов в том, чтоб дорогу не строить, а просто дать людям денег, и пусть добираются своим ходом, кто как сможет.

* * *

На деньги, которые будут потрачены сейчас на национальные проекты, можно было бы по-настоящему решить только одну проблему. Разработать надежный механизм ее внедрения, подготовить мудрую, продуманную, скрупулезно просчитанную реформу и решить проблему кардинально.

Скажем, вернуть людям бесплатное качественное медицинское обслуживание. Или вернуть стране науку. Или создать систему бесплатного образования — современную, гибкую, отвечающую требованиям времени.

А можно было на эти деньги запустить проект “Права человека” и построить, к примеру, нормальные тюрьмы, соответствующие стандартам цивилизованного общества. Или создать независимый суд — вот был бы совершенно замечательный национальный проект.

Но нам раздают продуктовые пакеты. Кидают с барского плеча, а мы убиваемся за ними в очередях. Пенсионеры каждые полгода убиваются, переоформляя компенсации. Беременные с огромными животами сидят с утра до ночи в консультациях, дожидаясь родовых сертификатов, которые даже в Москве в страшном дефиците. На строительство новых больничных комплексов выделяются бешеные деньги, хотя по всей стране тысячи больниц стоят недостроенными. Доступное жилье идет по три тысячи долларов за квадратный метр. Привычная картина, короче говоря. У нас все всегда одно и то же.

На самом деле суть всей этой истории с национальными проектами не в том, как обустроить Россию, и не в том, за кого голосовать на будущих выборах.

Суть ее в том, как власть относится к людям. Как к быдлу. Водки выпил, капустой зажевал и спать лег — больше ему ничего не надо.




    Партнеры