Вечная каторга

МВД предлагает установить контроль за бывшими зэками

19 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 244

У МВД — новая инициатива. Милицейское ведомство предлагает ограничить свободу передвижения бывших заключенных. Уже подготовлен проект соответствующего закона, который, как надеются в МВД, будет принят Госдумой до конца 2006 года.

В самом министерстве “МК” уверили, что все не так страшно. И к советским временам никто возвращаться не собирается. А закон в первую очередь коснется рецидивистов, которые не хотят вставать на путь исправления.

Что же предлагает МВД?

В советские времена контроль за бывшими заключенными был очень жестким. Они не могли без разрешения покинуть свой город или деревню, не могли прописаться в таких крупных городах, как Москва, должны были в обязательном порядке после выхода на свободу зарегистрироваться в милиции.

Сегодня, по милицейской статистике, каждый третий бывший зэк становится рецидивистом, то есть совершает новое преступление. Часто еще более тяжкое, чем предыдущее.

В настоящее время отбывают наказание более 800 тысяч человек. Прибавьте к этому несколько миллионов уже отсидевших.

МВД утверждает, что единственная возможность контроля за зэками на данном этапе — милицейские архивы, где хранятся дактилоскопические карты, фотографии и другие данные. Но поскольку бывшие зэки могут свободно передвигаться по стране — предупреждение преступлений затруднено. А сами правонарушители успевают уехать с места преступления в другие регионы. Это, по версии МВД, и стало главной причиной появления проекта нового закона.

В проекте предполагается, что комиссия тюрьмы или колонии укажет в характеристике степень опасности и другие данные зэка. С этой характеристикой он обязан прибыть по месту жительства, где его и будут контролировать.

Предполагается, что рецидивистам могут запретить появляться в общественных местах, где бывает большое скопление людей. Например, в театре или концертном зале. И само собой, будут еженедельные профилактические беседы в отделении милиции.

Как это соотносится с Конституцией, в МВД не комментируют. А там говорится о равенстве перед законом всех людей независимо от их материального положения и свободе передвижения всех граждан России, которая не может быть ограничена никакими распоряжениями местных органов власти и штрафными санкциями. Исключения могут быть введены только федеральным законом в той мере, в какой это “необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства”.

Довольно резко о проекте высказался спикер Госдумы Борис Грызлов: “Необходимо проводить профилактику преступности, но не следует устраивать слежку за бывшими заключенными. Я не считаю возможным устраивать надзор в виде слежки, но работа по профилактике должна силами МВД проводиться, в том числе надзор за лицами, вернувшимися из мест заключения, совершившими тяжелые преступления”.

А член Московской Хельсинкской группы, глава Общественного совета при министре юстиции Валерий Борщев предложил уделить больше внимания проблеме реабилитации. “Ограничивать свободу передвижения бывших заключенных — порочная идея, — заявил он. — Зачем же увеличивать уже отбытое наказание?”


КАК У НИХ?

В США есть специальная организация, которая осуществляет контроль за соблюдением режима бывшими заключенными.

Каждый бывший зэк обязан отмечаться в этой организации. В зависимости от совершенного преступления эта процедура может происходить раз в неделю или раз в месяц в течение полугода по месту жительства.

Если наказание было связано с наркотиками, то периодически человека могут заставлять сдавать анализ крови.

Если вы собираетесь выехать в другой город — нужно получить формальное согласие вашего куратора. В противном случае это считается нарушением.

За невыполнение этих правил на первый раз грозит предупреждение. При повторных нарушениях — тюремное заключение на срок от 6 до 12 месяцев, в зависимости от содеянного и общественной опасности предыдущего преступления.

Все вышеперечисленное касается правонарушений на федеральном уровне. Если же преступление было совершено на уровне штата (более низкая ступень) — то и контроль, как правило, более мягкий.




Партнеры