Кто на Маске-рад?

Как фестиваль жаждет шоу

19 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 191

Не каждый смог попасть на закрытие “Золотой маски-2006”, хотя зал был наполнен всего на 70%. Что же увидели эти “проценты”?


18.30. Тесное фойе Новой сцены Большого театра. 12-я церемония вручения — и все как всегда. Извольте: список “плохих традиций ЗМ”, так и не вылеченных за эти годы.

Первая: на закрытие приходят только заранее “обзвоненные” лауреаты; те, кто “Маску” явно не получит, и носа сюда не кажут. Так список звезд резко сокращается. Узнаваемых лиц становится меньше; и вот у входа полукругом стоят камеры, жадно всматриваясь в ваше лицо:

— Н-нет, не достоин. Следующий…

И так полчаса. Уж семь близко. Но вот ретивая телевизионщица “на безрыбье” таки бросается к степенному господину в очках с дорогой оправой. Берет. Все навострились. Как только кончила, разом подваливают к ней: а кто это? И пошел конвейер: один за другим обступают “жертву”. Теперь и я подхожу к Максиму Дунаевскому, члену музыкального жюри:

— Вот вы “жюрите” за музыку. А где она — современная музыка? Питаемся одним и тем же…

— Ее просто мало. А та, что есть, не всегда соответствует уровню. И в этом театры не виноваты. Сейчас “кризис жанра”, и он уж очень долго длится. Оперу пытаются вытащить через переосмысление либретто, через современные формы подачи, но все равно ничего не выходит, несмотря на всю “шикарность” постановок. Ни одна опера, показанная на “Маске”, меня не удовлетворила. Не было цельного спектакля.

…Тут же сбоку скучает Андрис Лиепа, нервно, “по-бизнесменски” жующий жвачку. Ага, вот и “персоны” пошли: бывший “главный” по “Маске” г-н Тараторкин интеллигентно говорит пред камерами несколько дежурных фраз. Цискаридзе в обнимку с прекрасной дамой демонстрирует жажду жизни. Одним из последних в фойе входит самый яркий гость вечера — Владимир Спиваков. Эффект голливудской звезды. Камеры, уставшие от помятых околотеатральных лиц, обступают кольцом.

19.30: это вторая “плохая традиция” — обязательно все задержать. Партер кипит. И — начали! Интересная концепция Бертмана — сделать “вечер оперы” — сразу же была подпорчена отвратительным качеством звука, исходящего от двух поющих дуэтом “Фантома” ведущих — Марии Максаковой и Игоря Гордина. Скрип да скрежет динамиков. Впрочем, уровень “закрытий” постепенно растет. Чего стоили одни только экраны-кулисы или “говорящая голова” — компьютерная маска, объявляющая лауреатов. Но остальное… Впервые на “Закрытие” были приглашены эстрадные звезды — Лев Лещенко, Лариса Долина. Попробовать. А что из этого будет? Вряд ли “Маску-2007” можно ожидать в Кремлевском дворце с классической обоймой из Пугачевой—Киркорова-Галкина. Но и прежний “музей” уже не пройдет. И в этом — третья “плохая традиция”: надо же хоть как-то “обыграть” 34 номинантов, которые выходят (иногда подсылая помощников) и говорят одно и то же: “Ой, не знаю, что сказать. Подумаю. А… скажу-ка я “спасибо”. Этот спектакль не состоялся бы без (имярек)!” И все это размазывается на 2,5 часа, в завершение которых аплодисменты становятся все тише. Впрочем:

— самые долгие аплодисменты достались Ларисе Гоголевской, получившей “Маску” за роль Изольды в опере “Тристан и Изольда”;

— самые громкие — Алисе Фрейндлих (“Маска” за лучшую драматическую роль в “Оскаре и Розовой даме”);

— овацией публика дважды встречала Петра Фоменко, который “Маску” брал за “Три сестры”, но говорил: “Я, право, не понимаю. Вы уже вручили мне “Маску” за лучшую работу режиссера. Теперь вы вручаете “за целостность спектакля”, что, по сути, то же самое. И как к этому относиться?”;

— самое красивое трио вечера — дирижер Понькин, обнявший двух 5-летних мальчиков, вложивший им в руки по палочке и так руководящий целым оркестром…

Так что все не так уж плохо; правда, обидно, что на вручении последней премии — “За честь и достоинство” (Людмиле Макаровой, Наталье Терентьевой) — часть зрителей уже откровенно бежала в гардероб с номерками…


КРОМЕ ТОГО , “ЗМ”-2006 ПОЛУЧИЛИ:

Василий Бочкарев — “Лучшая мужская роль” за Прибыткова в “Последней жертве”, Малый театр, Москва. Ален Маратра — “Лучший режиссер/опера” за “Путешествие в Реймс” Мариинского театра, ставшее “Лучшей оперой” года. “Шинель” (благодаря Марине Нееловой) — “Лучший драмспектакль малой формы”, “Современник”. Ян Годовский — “Мужская роль/балет”, Филострат (Пэк), “Сон в летнюю ночь” (Большой театр), ставший “Лучшим балетом” года. Мария Абашова — “Женская роль/балет”, Анна Каренина в одноименном балете Театра Бориса Эйфмана. Андрей Могучий и его “Между собакой и волком” получили премию за “Новацию”.




Партнеры