Алексей Лысенков: сам себе не звезда

"Весь этот звездизм не для меня"

20 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 413

Алексей Лысенков — один из долгожителей на отечественном ТВ. Кажется, что его шоу для любителей “поймать мгновение” — “Сам себе режиссер” — было всегда. Но и у такого “энерджайзера”, как Лысенков, накапливается усталость. И тогда он вспоминает народную мудрость о том, что лучший отдых — это смена деятельности. И вот он уже ведет еще одну программу — “Русская усадьба”. Участвует в гонках на выживание. И собирается (не в ущерб “ССР”) на драматическую сцену.

— Вы назначили встречу в десять утра, когда всем звездам еще положено спать. Опоздали на десять минут, а извиняетесь, будто задержались на полтора часа. Как-то не по рангу телезнаменитости вашего уровня получается.

— Да ерунда. Весь этот звездизм не для меня. Звездной болезни подвержен тот, кто поднимается наверх слишком быстро и легко. Более того, те, чей подъем связан не с собственными усилиями, а с работой продюсеров и команды. Люди, которые шли к успеху длинным и тяжелым путем, не звездят. Посмотрите на Льва Лещенко, Олега Газманова, Андрея Макаревича, на наших замечательных театральных и киноактеров старой школы. Они-то знают цену успеха, и потому им звездить и в голову не придет.

— Но с теми, кто все же гнет пальцы, вы находите общий язык?

— А они со мной не звездят. Какой им смысл передо мной что-то изображать? Наверное, это происходит оттого, что я приглашаю в свои программы только своих друзей.

— Значит, ставить на место чересчур зарвавшихся коллег вам не приходилось?

— Для того чтобы поставить человека на место, нужно иметь на это право. А кто мне такое право давал? Поэтому я конфликтные ситуации стараюсь не усугублять. Просто ухожу, поскольку считаю свое участие в любом разбирательстве непродуктивным.

— Делать программу на метровом канале и появиться на дециметровом — не пафосно как-то, согласитесь?

— При чем здесь пафос? Мне просто нравится моя работа. Весной прошлого года исполнилось 20 лет, как я на телевидении. И если есть интересные предложения, я никогда не отказываюсь от работы. Какая разница, что за канал? Зритель-то тот же.

— В “Сам себе режиссер” любительские сюжеты присылают уже не один десяток лет. И нет предела народной фантазии. Как вы сами считаете, долго ли не оскудеет ваша передача талантами?

— Программа действительно уже существует 14 лет. И думаю, что ей уготована еще долгая и счастливая судьба. Ведь с юмором в нашей стране всегда все было нормально. Это национальная черта русского народа — смеяться и веселиться, несмотря ни на что.

— Качество юмора в присылаемых сюжетах меняется с годами?

— Нет. Меняются качество видеокамер и интерьеры. Раньше действия сюжетов разворачивались на фоне чешского хрусталя, немецких стенок и огромного количества ковров — напольных и настенных. Сейчас обстановка стала современнее. В остальном люди так же рожают, считая своих детей самыми лучшими в мире и снимая их со всех ракурсов. На свадьбах женихи так же роняют невест. Подвыпившие люди так же падают на скользких улицах. Дети так же писаются или едят кашу, размазывая ее по лицу.

— Случается, что в программу приходят сюжеты от известных персон, а вы об этом узнаете лишь в самый последний момент?

— Очень редко. По этой причине мы, к сожалению, отказались от специальной рубрики со звездным видео. Подобная идея витала в воздухе несколько лет. Хотя я точно знаю, что домашнее видео у знаменитостей есть. Кое-что мы однажды показывали на специальной программе “Сам себе концерт” в ГЦКЗ “Россия”. Весело было наблюдать, когда на экране Лариса Долина неистово кричала и размахивала каким-то флагом. Лариса же — страстная футбольная болельщица, вот чья-то видеокамера и подсмотрела за певицей во время матча.

— А порно вам в программу никогда не присылали?

— Когда в эфир выходили первые выпуски “Режиссера”, были попытки от особо отчаянных и раскрепощенных людей прислать нам так называемое горячее видео. Но поскольку, по понятным причинам, мы эти сюжеты в эфир не давали, то подобных видеороликов становилось все меньше, и постепенно их поток сошел на нет.

— Вы часто делаете что-либо на спор?

— “Сам себе концерт” я провел именно на спор. Мне говорили, что я два зала в “России” не соберу. Собрал.

— Много тогда выиграли?

— Ящик пива, кажется.

— Вам не обидно, что, когда речь заходит о телеведущих-автогонщиках, в первую очередь вспоминают Николая Фоменко и только потом вас?

— На самом деле это парадокс. Ведь автоспортом я занимаюсь уже десять лет. И начинали мы с Колей на гонках на выживание вместе. Фоменко потом ушел на трассы высшего класса. А я остался, потому что мне нравился именно такой вид контактной борьбы. Такая автомобильная “драка”. И только последний год обо мне заговорили как об автогонщике. Хотя именно в этот год я ушел даже не на тренерскую работу, а на покой. Перестал гоняться. Только изредка приезжаю посмотреть, как это делают мои друзья.

— Говорят, был случай, когда вас возил поклонник?

— В конце прошлого года мой автомобиль оказался без движения. И на время ремонта пришлось воспользоваться услугами шофера. Меня возил один из слушателей моей радиопрограммы. Я попросил в эфире помочь мне, пока я без колес. Вот он и откликнулся.

— А это удобно — быть популярным телеведущим. Появились проблемы, только намекнул — и поклонники в очередь выстраиваются.

— Не факт. После моего обращения в радиоэфире толпа не собралась. И вообще это большой вопрос, чего больше у моей популярности — минусов или плюсов. Когда везде, кроме своей квартиры, рискуешь, едва появившись, оказаться под прицелом всеобщего внимания, это не самое приятное ощущение в жизни.

— Говорят, вы решили в театре выступить.

— Голод по актерской работе существует у меня с тех самых пор, как закончил театральный институт. И сейчас он достиг пикового момента. Начал репетировать в антрепризе в психологической мелодраме. Роль серьезная, но надеюсь, что все получится.




Партнеры