Не надо знать

Время в зеркале итогов

21 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 529

Это очень обычная история, я бы даже сказала, житейская.

Так бывает всегда: есть большие люди, которые делают великие дела и ворочают огромными деньгами, и есть маленькие люди, не люди, а людишки с мелкими интересами, узким кругозором, не способные понять и охватить великое. И мелкие людишки мешают большим созидать большое, но большие их побеждают, потому что не хватает еще начать слушаться всяких солдатских матерей, экологов и прочих городских сумасшедших. Кого-то купят, кого-то пугнут, на кого-то и вовсе внимания не обратят. Ползут в траве муравьи и пусть себе ползут…

Каждый из нас знает массу таких историй, но я хочу рассказать одну — про озеро Байкал, потому что она разворачивается у нас на глазах в реальном времени, но о ней мало кому известно.

Суть в том, что над Байкалом навис угрозой нефтепровод Восточная Сибирь — Тихий океан. Он пройдет в семистах метрах от берега Байкала в сейсмоактивной зоне. Если с трубой что-то случится — землетрясение или теракт, — в озеро выльются тонны нефти, и четверть запаса пресной воды на Земле будет испорчена на триста лет вперед. Тем не менее государственная компания “Транснефть”, являющаяся единственным инвестором проекта, намерена прокладывать трубу в Китай непременно по берегу Байкала, поскольку другие варианты дороже, длиннее и менее выгодны.

Граница с Китаем — тысячи километров. Хотите верьте, хотите нет, но на всех тысячах километров лишь одно место подходит для нефтепровода. Через Байкал и больше никак.

* * *

Были споры. Экспертная комиссия государственной экологической экспертизы из 52 человек работала три месяца, и в конце января 46 ее членов сказали: “Нет”. Мы не против нефтепровода, российско-китайской дружбы и укрепления нашей геополитической могучести, но маршрут должен быть иной.

Тогда комиссию разбавили хорошими людьми, включив в нее еще 25 специально обученных экспертов. Эти эксперты заявили, что класть трубу по берегу Байкала можно, так что в конце концов кое-как образовалось положительное решение.

“Транснефть” вздохнула с облегчением, но тут в Иркутске, Чите, Бурятии пошли митинги в защиту Байкала. Справедливость их была настолько очевидной, что поначалу в них участвовали и “Единая Россия”, и “Наши”, и губернатор Тишанин, и мэр Иркутска, и все в один голос твердили: “Не позволим”.

Байкал ведь не просто озеро. Ничего подобного нет нигде на планете. Священное место для России, загадочное, имеющее необъяснимое значение. Сооружать там сверхприбыльную индустриальную жуть, огромные трубы с черной нефтью — попросту кощунственно. Даже если не будет землетрясений и ничего не выльется — все равно это неправильно.

Короче, заело людей. Митинги были столь яростные, что напоминали революционный 91-й год. За пятнадцать прошедших лет ни одно событие не вызвало такого сильного возмущения.

Но что удивительно: в Сибири кипели и продолжают кипеть страсти, а в Москве никто ничего не знал и не знает. Вокруг Байкала — информационная блокада. Телевидение рассказывает о наводнении в Белграде, Пасхе в Вашингтоне, украинском японце — о чем угодно, только не о Байкале.

Именно ради таких моментов Кремль и уничтожил независимое телевидение. Чтоб люди не знали то, что им не надо знать.

n n n

Две недели назад Государственная дума приняла Водный кодекс, где в статье 11-й говорилось, что “водоохранная зона, прилегающая к озеру Байкал, включает в себя дельты рек, впадающих в озеро Байкал, и проходит по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру Байкал”.

Это был удар под дых. “Транснефть” как раз планировала класть трубу по примыкающим склонам хребтов, а в водоохранной зоне строить нельзя.

Спустя пять дней произошел беспрецедентный случай. Только что принятый закон вернулся в Государственную думу на доработку. Депутатам рекомендовано было принять поправку, отменяющую статью 11-ю Водного кодекса.

Еще в феврале в одном из интервью президент “Транснефти” объяснял, что его компания всегда все делает по закону и нет ни одного акта или инструкции, которую она бы нарушила.

Ей не трудно быть законопослушной. Если закон мешает, он просто отменяется или переделывается в соответствии с потребностями компании.

* * *

На сайте Госдумы всякий желающий может ознакомиться со стенограммой заседания от 12 апреля, вывешенной пиратским флагом бездушия и лицемерия.

В День космонавтики “хребты и дельты” были отменены подавляющим большинством “единороссийских” голосов. Председательствующая Любовь Слиска так умело руководила абортом, что депутаты, отчаянно пытавшиеся сохранить Байкал для будущих поколений, даже ахнуть не успели.

“Ну что вы возбудились? — обратился к ним коммунист Решульский (цитирую по стенограмме). — Вы что, не знаете, что Вайншток ходил к президенту Путину? Видно, Владимир Владимирович или его работники дали команду устранить препятствия для проведения трубы. Команда поступила сюда — вот и наш результат. Даже то маленькое ограничение, которое требовало экспертизы, согласно Закону о Байкале и вновь принятому Водному кодексу, теперь устранено. Давайте дальше работать, всем понятно же, что произошло”.

Произошло то, что большие люди в очередной раз “нагнули” маленьких людишек, мешающих делать великие дела и ворочать огромными деньгами. Обычная история. Пикантность в том, что “нагибание” произведено посредством высшей государственной власти — откровенно, бесцеремонно и хладнокровно.

А чего нервничать? Вы же не будете переживать и стесняться, если прихлопнете муравья. Ну и они не стесняются.

* * *

Однажды маленьким людишкам удалось спасти от несправедливого наказания водителя Олега Щербинского. Это произошло потому, что власть разрешила его спасти.

Байкал спасти не позволят. Не помогут ни митинги, ни подписи, ни белые ленточки.

Водитель Щербинский не несет золотых яиц, поэтому его не жалко было отпустить, потешить людишек, дать им выпустить пар.

Другое дело — нефтепровод. Это деньги. Колоссальные деньги, от которых большие люди никогда не отказываются, как бы ни вопили людишки у них под ногами.



    Партнеры