Справедливый, состоявшийся, состоятельный

Владимир Кишенин: “Я иду не к власти. Я иду во власть!”

24 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 209

Владимир Кишенин, безусловно, соответствует этим трем определениям. Судите сами.

Справедливый — потому как партия, которую он возглавляет, основана на социальной справедливости. Состоявшийся — к своим пятидесяти годам он реализовался в профессии, зарекомендовал себя как успешный бизнесмен, и в семье у него тоже, как говорится, тишь да гладь, да божья благодать. Ну и состоятельный — сумел наладить собственное производство, которое не только приносит прибыль, но и дает рабочие места тысячам сотрудников.

Жить бы и радоваться. Но он решил пойти по другому пути. Владимиру Кишенину часто задают вопрос: зачем занялся политикой? Отвечает Владимир Николаевич скромно: мол, человек я неравнодушный... за державу обидно.

“МК” решил встретиться с председателем Социал-демократической партии России Владимиром Кишениным и подробнее узнать о планах на политическую жизнь.

Владимир Кишенин — председатель СДПР. Родился в 1955 году в Кузнецке Пензенской области. По профессии — военный связист. Служил в Средней Азии, в Венгрии, во Львове. Службу окончил старшим офицером ФАПСИ в 1992 году, после чего занялся бизнесом. В 1996 году возглавил промышленную группу “ЛанРусинвест”. В 2001 года закончил аспирантуру экономического факультета МГУ. Кандидат политических наук. Советник Международного центра по наукоемким технологиям, заместитель председателя центрального совета Союзной общественной палаты, председатель попечительского совета общероссийского общественного фонда содействия строительству Союзного государства “Единение”, член комиссии по социально-экономическим вопросам комитета “Победа” при Президенте РФ.

В июне 2003 года избран лидером Партии социальной справедливости. Позднее возглавил избирательный блок Российской партии пенсионеров и Партии социальной справедливости, получивший на декабрьских выборах в Государственную думу 3,2% голосов. В сентябре 2004 года Владимир Кишенин избран председателем Социал-демократической партии России. Представляет партию в Социалистическом интернационале.

Договориться с Владимиром Николаевичем об интервью не так-то просто. У него все расписано по часам, минутам, секундам. У него времени всегда мало — работы много. Когда я приехала к нему в офис, его подчиненные поделились: оказывается, Владимир Кишенин не тратит время даже на обед! Некогда, говорит, дел много.

В последние годы его будни посвящены делам политическим.

— Владимир Николаевич, в последнее время вы активно участвуете в политической жизни России. Вот только в апреле — объединили на платформе СДПР ряд социал-демократических организаций, покинувших блок “Родина”, организовали и возглавили общественный союз “Интернационал”. Сегодня уже говорят и о создании межфракционной депутатской группы “Интернационал”. Что это будет за группа?

— Да, это действительно так… На 26 апреля мы как раз планируем пресс-конференцию, посвященную созданию межфракционной депутатской группы “Интернационал”. Она будет “политическим крылом” образованной по инициативе СДПР одноименной общественной организации. Одна из главных задач “Интернационала” — и общественного, и политического — борьба с национализмом и ксенофобией. Фашизм не пройдет во власть! Мы приложим к этому все необходимые усилия. Конкретным механизмом политического влияния “Интернационала” станет межфракционная депутатская группа, которую возглавит депутат Государственной думы Олег Васильевич Шеин. Мы намерены противодействовать разгулу национального экстремизма и расовой дискриминации, всерьез влиять на политическую ситуацию в стране. Социал-демократы всегда боролись и будем решительно бороться с использованием “национальной карты” в политике. Интернационализм является осознанным нравственным выбором СДПР.

— Хорошо, с интернационализмом понятно. А почему еще вы решили проявить себя именно в Социал-демократической партии России?

— Я уже проявил себя в Партии социальной справедливости и в Партии пенсионеров. Это все левоцентристские партии, идеология и стратегия которых основаны прежде всего на решении социальных вопросов.

Левоцентризм — это, собственно, и есть социал-демократия, если перевести с российского политического “новояза” на нормальный политический язык.

Именно социал-демократия мне близка и как политику, и чисто по-человечески. Я имею в виду современную социал-демократию европейского типа. Сегодня СДПР — единственная в России партия, которую именно в европейском смысле можно назвать социал-демократической.

— Ну а чем же вам близка социал-демократия?

— Тем же, чем она близка любому порядочному человеку. Я убежден, что все люди имеют право на достойную жизнь — вне зависимости от своих “бойцовских” качеств, вне зависимости от склонности и способности к коммерции. Это и есть основная идея социал-демократии. Идея, ради которой стоит бороться. Либеральный “искусственный отбор” ведет к тому, что Россия превращается в страну воров, купцов и политиканов, грань между которыми стремительно исчезает. Так же стремительно исчезают честь, совесть, трудолюбие, стремление к творчеству. Этот “искусственный отбор” необходимо срочно прекратить. Я вижу, что основные социальные проблемы в нашей стране связаны не с тем, что наша страна якобы “бедная”, но с тем, что у лиц, принимающих решения в политике и экономике, не хватает совести. Я не против рыночной экономики. Но рынок не отменяет совести.



***

— Известно, что один из девизов Социал-демократической партии — социальная справедливость. А что это такое?

— Мы должны быть справедливы прежде всего друг к другу. Независимо от веры, национальности. Ведь раздрай в обществе не приведет к экономическому развитию. Мне кажется, что каждого человека необходимо приучить жить по Конституции. Ведь, согласитесь, каждый человек имеет право на жизнь. Но какая же может быть жизнь, если существовать на так называемую потребительскую корзину? Пусть попробуют чиновники, которые официально утвердили эту корзину, прожить на такие деньги! Так что пока о социальной справедливости приходится только мечтать. Но наша задача — претворить мечты в жизнь.

— Так, значит, какие перспективы сегодня у СДПР? Какое место она займет в политической системе?

— Полагаю, СДПР займет то место, которое после предыдущих выборов занимала “Родина”. “Родина” шла на те выборы под социал-демократическими лозунгами, что и позволило ей победить. Большинство населения нашей страны придерживается позиции, которую можно назвать “стихийная социал-демократия”. Многие являются социал-демократами, разделяют социал-демократические идеалы, даже не подозревая об этом. Всеобщее право на достойную жизнь, на эффективную социальную поддержку, на высокую зарплату — все это элементарные требования. Почти все простые граждане готовы к ним присоединиться. Но ведь это и есть социал-демократия! Сюда следует добавить также интернационализм, который становится все более популярен. “Родина” же скатилась с социал-демократических позиций на национал-социалистические. В результате все социал-демократические организации покинули этот блок и присоединились к нам — со своей оргструктурой и своим электоратом. Это естественно. И, таким образом, столь же естественно, что на грядущих выборах мы займем место “Родины”. Помимо этого мы рассчитываем на часть коммунистического электората. Сегодня руководство коммунистов взяло курс на тесное сотрудничество с национал-радикалами, в первую очередь — с ДПНИ. Многие рядовые коммунисты этим недовольны. Возможно, они перейдут к нам. Также эта “смычка” коммунистов и фашистов не может устраивать значительную часть левых избирателей.

— Владимир Николаевич, скажите, а зачем вам вообще нужна эта политика? Вы же благополучный человек, у вас и карьера сложилась, и семейная жизнь. Зачем лишняя головная боль?

— А для чего живет человек? Ведь не просто для того, чтобы питаться и развлекаться. Как раз те, у кого не сложилась жизнь, активно ее “складывают”, им не хватает сил для самой жизни. А для меня — именно как для человека со сложившейся жизнью — важно что-то совершить. Для страны, для окружающих людей, для всего мира. И сделать я это могу именно в политике, так уж получилось. Ну и, в конце концов, если не я — то кто же?



Справка "МК"

В одном из провинциальных городов есть завод, который производит стекло.

У этого предприятия давно нет заказов, а значит, и прибыли. Но Владимир Кишенин выплачивает зарплату рабочим из собственных средств. По его словам, он не может обречь людей на нищету.



***

— Известно, что пенсионеры — самый незащищенный слой общества. А как сделать, чтобы они, наши родители, бабушки и дедушки, наоборот, были самыми защищенными?

— Необходима принципиально иная социальная политика. Такая, какая проводится в большинстве развитых стран Европы. Тут не надо ничего изобретать. Достаточно сменить состав правительства: нынешнее правительство, состоящее сплошь из радикальных либералов, просто не в состоянии разработать и внедрить адекватную социальную политику. Адекватную нуждам населения нашей страны. Кстати, рассказать случай из моей собственной жизни по поводу незащищенности пенсионеров?

— Расскажите.

— Для начала замечу: мой отец и моя мама прошли Великую Отечественную войну. Папа летчиком был, а мама медсестрой. Так вот. В 1993 году, когда у меня появились возможности, решил я купить старенькую-старенькую иномарку. И приехал, естественно, на ней на свою родину, в Пензенскую область. И вот до сих пор помню. Приезжаю, значит, а у отца тогда уже и ревматизм был — отклики военных лет. Так вот сел он в эту несчастную машину, снял вначале резиновые галоши. Прокатился, приехал к этим галошам опять, слава богу, попал к этой же точке, откуда отъезжал. Вышел из машины и плачет. Я говорю: “Ты чего плачешь-то?”. Он в ответ: “Ты знаешь, сынок, не могу понять: кто победил в войне — мы или Германия?”. Вот вам итог развития общества и нашего государства.

— Владимир Николаевич, вы в прошлом военнослужащий. Наверное, проблемы военных вам особенно близки?

— Я не могу сказать, что проблемы военнослужащих тревожат меня больше прочих. Но лукавить не стану: конечно, когда встречаюсь с бывшими сослуживцами и они рассказывают, в каких условиях живут и какие деньги им платят за то, что они, как говорится, родину защищают, вот прямо ком в горле! Я сегодня анализирую свой жизненный путь и так скажу: в 1992 году нас всех поувольняли, в ходе развала Союза, и якобы дали пенсию. А знаете, почему я говорю якобы? Потому что к тому моменту, когда меня уволили, мне исполнилось только 37 лет. Но! Пенсию выплачивают военнослужащим только с 40 лет. Я пришел к начальству и спрашиваю: “А на что мы будем жить?” — “А это ваша проблема, товарищ полковник”. Сегодня я получаю пенсию 4 тысячи рублей. Они, наши умные мужи, которые сидят в правительстве, в Госдуме, осознают, что на 4 тысячи рублей человек не может прожить? А есть и меньше, чем у меня, пенсия. Честное слово, за державу обидно! Я вот сейчас вспомнил: меня ведь в войсках называли “черным майором”. Почему? Потому что я людей всегда заставлял работать. И то же самое делаю сегодня. Кстати, замечу: ни в одной приватизации я не участвовал.

— Какой должна быть политика в отношении военнослужащего — чтобы на “боевом посту” он не думал о том, что жизнь его семьи не устроена?

— Ответ состоит из двух частей: контрактная армия и социальная защита. Семьи военнослужащих должны получать гарантированный социальный пакет плюс гарантированный страховой пакет — на случай, если, не дай бог, с военнослужащим произойдет то или иное несчастье. Сами же военнослужащие должны получать высокое денежное довольствие. Выйдя на пенсию, военный человек не должен оказываться в “вакууме”. Государству следует заботиться о своих защитниках. Необходимо организовать специальные рекрутинговые службы, которые позволят трудоустроиться военным пенсионерам. Напомню: военные рано выходят на пенсию. Это еще достаточно молодые люди, чей опыт неоценим для страны, для многих отраслей. Например, военные могут руководить муниципальными образованиями. Ведь не секрет, что реформа местного самоуправления привела к дефициту управляющих кадров.

— Владимир Николаевич, судя по тому, что вы сами создали успешные предприятия, наверное, как никто другой, понимаете, как правильно выстроить отношение между работодателем и работником?

— Основная проблема в том, что работодатели не желают сообщать о реальных зарплатах работников. Работники готовы платить налоги: тринадцать процентов — это не так уж и много. Но работодатели не хотят выплачивать работникам справедливые суммы в случае трудового конфликта. Вот эту практику выплат “частично в конверте” следует пресечь прежде всего.

Также необходимо развивать профсоюзное движение. Профсоюз — это инструмент коллективного найма адвоката. Вот что это такое. Профсоюзы должны стать грозой бессовестных работодателей — как это происходит во всех развитых странах. России необходимо новое профсоюзное законодательство. Новое для России — но не для Европы и США.

— Владимир Николаевич, я так понимаю, вы занимаетесь и молодежной политикой. Правда, что учредили именную премию?

— Премия действительно учреждена. Хотя бы таким образом, но наша пария поможет молодежи.



Справка "МК"

Председателем Социал-демократической партии России Владимиром Кишениным учреждено 95 индивидуальных премий для студентов и молодых специалистов в размере от 5000 до 30000 рублей каждая. Премия будет присуждаться в номинации “социально-значимая и общественная деятельность”.

Достойных из достойных будет отбирать конкурсная комиссия (возглавит председатель СДПР) на местах. Планируется, что прием заявок от соискателей на премию по номинации будут осуществлять органы по делам молодежи законодательной и исполнительной власти в субъектах РФ.

— Самое главное в этой премии, — продолжает Владимир Николаевич, — это то, что возможность получить награду за свои труды появится у ребят из глубинки. Именно среди них местные власти будут выбирать достойных из достойных. У нас ведь сегодня молодежная политика, мягко говоря, неважная. Сейчас у одаренных ребят из регионов практически нет возможности учиться. А Ломоносов откуда пришел? Из глубинки. Так что делайте выводы… Сегодня же, судите сами, фактически ликвидированы бюджетные отделения в высших учебных заведениях. А вот ответьте на вопрос: смогут ли дети, которые родились в провинции, заплатить 6—7 тысяч евро за обучение? Нет, не смогут. Значит, вот таким ребятам автоматически перекрыли возможность получить высшее образование. А можно было бы поступить более дальновидно. Например, обязать предприятия финансировать образование некоторых ребят. Конечно, с тем расчетом, чтобы потом они могли взять этого молодого специалиста к себе на предприятие.

Если позволите, опять приведу пример из жизни. Вот у меня две дочери. Старшая, слава богу, устроилась. А вот младшая прошедшим летом закончила МГИМО. Причем отлично отучилась все пять лет. Так вот она по сей день не может найти работу. Представляете? С дипломом МГИМО! Я ей пока принципиально не помогаю, пусть сама попробует своего добиться. Почти год она ходит на собеседования. Как-то захожу к ней в комнату, вижу — расстроена. Спрашиваю: “Что такое?” — “А на работу не берут”. — “А почему не берут?” — “Стажа нет”. Ну скажите, откуда у человека 22-летнего стаж, сразу после института? Вот вам и молодежная политика.



***

— Учителя, врачи, ученые всегда были представителями интеллигенции. Забота о них входит в программу вашей партии?

— Любая партия объявляет, что собирается заботиться о бюджетниках. Мы не только об этом говорим, мы работаем в этом направлении. И лишь наша партия считает социальные проблемы основными.

— Известно, что в российских регионах многие люди совсем не процветают, а даже наоборот. Как исправить положение?

— Сейчас губернатор зависит не только от федеральной власти, но и от местного законодательного собрания, которое может предложить его снять. Депутаты во многих регионах, правда, еще не осознали своего новообретенного могущества. Но, думаю, скоро осознают. И, конечно же, чем больше будет социал-демократов в региональных законодательных собраниях, тем сильнее эти органы власти будут давить на нерадивых губернаторов, требуя решения социальных проблем региона.



***

— Известно, что социал-демократические партии в странах Европы основаны на так называемой социалке. Вы учитываете опыт западных коллег?

— Разумеется! Как я уже отметил, именно на этом опыте основана наша программа, наша стратегия. Именно социальные проблемы мы считаем основными проблемами страны.

— Как вы считаете, нужно ли российскому СДПР кооперироваться с европейскими социал-демократами? Если да, то зачем нам это нужно? Что выиграют российские социал-демократы от подобного союза?

— Мы уже работаем в тесном сотрудничестве с европейской социал-демократией. СДПР является членом Социалистического интернационала, куда входят основные социал-демократические партии мира.

Отдельно отмечу, что Социнтерн — могущественная международная организация, которая в ряде случаев может решить те проблемы, которые не удалось решить другим международным организациям — от ООН до ОБСЕ. Речь идет, в частности, о проблемах ряда регионов нашей страны.

— Владимир Николаевич, а вот если бы вам предложили портфель министра. Согласились бы?

— Да ну что вы! Ни в коем случае. Каждый должен заниматься своим делом. К тому же поздно — мне 50 лет. Я иду не к власти, я иду во власть.

— То есть вы выбираете законотворческую деятельность?

— Точно. Нужно заставить исполнительную власть исполнять законы. И как раз партия может являться инструментом влияния на эту самую власть. Мне хотелось бы, чтобы люди, работающие в министерствах и ведомствах, понимали, что за работу их спросят. Как, например, на Западе. Там же министры и премьер-министры теряют свои кресла за малейшие проступки. У нас же, сами понимаете, дела обстоят иначе. Вот, например, наш Зурабов — это же какой-то непотопляемый корабль. Извините, конечно, за сравнение. Но он же теперь у нас главный врач, здравоохранением командует. А мне интересно: он шприц в руках держал? Вот почему я за профессионализм.



***

— Владимир Николаевич, как вы проводите свободное время, если оно, конечно, у вас есть?

— Почти нет. Но любую свободную минутку стремлюсь посвятить семье. А еще, знаете, экстрим люблю. Гонять на большой скорости на машине или мотоцикле. Я ведь даже научился управлять самолетом. И вообще мне всегда нужно быть активным, в движении.

— Понятно, значит, театр — это не для вас?

— Почему же? Если выдастся свободный вечер, с удовольствием схожу. Вот, например, на днях был на спектакле “Майн кампф. Фарс” в театре “У Никитских ворот” Марка Розовского. На меня произвело впечатление мастерство актеров, оригинальность режиссуры и художественного оформления. После самого спектакля прямо в зрительном зале мы, зрители, вместе с артистами и организаторами долго обсуждали затронутые в постановке проблемы ксенофобии и неонацизма. Я остался очень доволен и самим действом, и вызванной им волной обсуждения, глубоким откликом у зрителей.

— Нынче модно охотиться. Вы переняли моду?

— Нет. Вот откровенно скажу: я люблю в баньке нашей русской попариться. Особенно зимой. Чтобы из бани да в снег. Знаете, здорово закаляет! И характер в первую очередь.

— Владимир Николаевич, ничего не известно о вашей семье. Расскажите.

— У меня очень благополучная семья. Мы прошли вместе через огонь и воду, когда жили в военных городках. Тылы у меня защищены. Да и вообще на жизнь не жалуюсь. Так что пришло время помогать тем, кто нуждается.





    Партнеры