“Пластилиновая ворона” против

Александр Татарский: “Главное не техника, а драматургия”

24 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 447

Он показал нам, как “Падал прошлогодний снег”, выпустил на волю “Пластилиновую ворону” и “Братьев колобков”. Он — один из мэтров отечественной анимации. Сейчас худрук студии “Пилот” Александр Татарский активно занят масштабным проектом “Гора самоцветов”. В него вошло более 50 сказок народов, населяющих нашу страну, объединенных заставкой о России. Готово уже 27 серий. Герои разговаривают голосами Виктора Сухорукова, Нины Усатовой, Ирины Муравьевой и других популярных артистов. “Гора самоцветов” уже получила ряд престижных мультпремий и даже кинопремию — “Золотой орел”. Корр. “МК” решил узнать, как относится знаток хорошей анимации к лентам своих зарубежных коллег и что он думает по поводу их бешеного успеха у нашего зрителя.

— Александр Михайлович, вы “Ледниковый период-2” видели?

— Я стараюсь смотреть по возможности все крупные анимационные проекты коллег, чтобы быть в курсе. Мне интересно все — вне зависимости от количества рекламы. И оба “Ледниковых периода” — не исключение. Первая часть мне не очень понравилась. Хотя белка, конечно, произвела впечатление. На удивление продолжение получилось лучше. Команда подтянула уровень работы: развили драматургию, и сама история получилась гораздо веселее. Разрекламированная белка стала хорошим сквозным героем. Появился ряд интересных персонажей второго плана: например, опоссумы, ежик, мечтающий умереть на родине... Забавная линия у мамонта Эли, вообразившей себя опоссумом. Но ничего принципиально нового во второй серии “Ледникового периода” как профессионал я не увидел.

— Если говорить о технической стороне вопроса — а наши так смогут?

— Пока нет. Но если говорить о нашем отставании от западных коллег, дело вовсе не в техническом оборудовании. Оно у нас есть, просто появляется в студиях не так быстро. Проблема в творчестве. Поскольку делать крупные фильмы продюсеры приглашают далеко не лучших режиссеров. Да и качество драматургии так себе. Еще сказывается сильный разрыв в поколениях аниматоров. Молодое поколение не всегда обладает нужным опытом. Например, “Незнайка и Баррабасс” вообще провалился в прокате из-за элементарных профессиональных просчетов. Дело даже не в том, что это не классический вариант. Создатели написали свой вариант, но плохо, невнятно рассказали историю. Кроме того, дизайн не соответствует быстрому темпу: во время просмотра рябит в глазах. Я не преувеличиваю. Лучшей “рецензией” на “Незнайку” была реакция десятилетней девочки. Она, поглядев, спросила: “А кто из героев Незнайка?” Ребенок прав. За весь полуторачасовой фильм к герою по имени обращаются всего один или два раза.

— Увидят ли “Гору самоцветов” зарубежные зрители?

— “Гора самоцветов” — телевизионный проект. О зарубежном прокате “Горы” сложно говорить, мы делали ее для нашей страны. Если и будут прокатывать за рубежом, большая вероятность того, что заставку о России и флаге просто вырежут. Американцы предпочитают смотреть только свое. Даже если иностранец, получит “Оскара”, они им заинтересуются только тогда, когда он переедет в США. При условии, что он будет работать в соответствии с американским менталитетом. Поэтому, конечно, никакой “Князь Владимир” их не заинтересует .

— Но ведь наши ленты собирают какую-то кассу у нас.

— Все победные крики о коммерческом успехе нашей полнометражной анимации — преувеличение. Какая-нибудь полнометражная лента, условно говоря, “Курочка Ряба” собрала шесть миллионов. Прекрасно. Но если на нее потрачено пять миллионов, значит, она не окупилась. Вот если кассовые сборы были бы не меньше двенадцати, тогда другое дело. Больше 50% забирают прокатчики, кинотеатры, реклама. Производителю в лучшем случае остается 40%. Но если эти 40% меньше бюджета фильма, то о каком коммерческом успехе можно говорить!


Ольга ШЕЛЕСТ (мамонтиха Элли): “Везет мне на подружек!”

— На первый “Ледниковый период” нас с Антоном Комоловым пригласили сразу, без кастингов. У меня это дебют в озвучании. Согласилась я сразу, поскольку очень люблю мультфильмы, особенно с Кларой Румяновой. Я тоже умею менять голоса и немного пародировать.

“Ледниковый период” начался для меня с забавной истории. Если Антон в обеих частях “был” мамонтом, то в первой я озвучивала подружку ленивца Сида. Ее голосом говорила актриса с очень высоким голосом. И мне пришлось поднапрячься, чтобы вышло похоже — чуть не посадила себе связки! Но наши мою героиню вырезали, оставив лишь пару сцен.

В этот раз я озвучивала подругу главного героя мамонтиху Элли. (В оригинале за мамонтиху говорит афроамериканская звезда Куин Латифа, королева хип-хопа, ставшая дико популярной среди широких масс после “Чикаго”. — Л.Р.). Весь процесс прошел быстро и весело — занял всего три дня.

Мне “Периоды” нравятся тем, что получились две совершенно разные истории. Первая — очень человечная с воспитательными идеями (я даже всплакнула в какой-то момент), а вторая — более креативная и смешная.




Партнеры