Прут и не краснеют

Российские чиновники решили взять европейцев “на понт”

26 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 190

В яростную схватку двух образов России превратился посвященный нашей стране экономический форум в Лондоне. Прикремлевские участники действа пытались доказать, что Россия еще никогда не была столь могущественной и процветающей державой. А их все-таки пробравшиеся на форум оппоненты прозрачно намекали, что кремлевцы выдают желаемое за действительное.

Нечего обсуждать свои дела перед иностранцами. Это теперь полагается делать в родном городе нашего президента — на экономическом форуме в Петербурге. Как говорят, именно такую установку получили в этом году российские госчиновники. Поэтому большая их часть в Лондон не поехала. А те, кто все-таки появился, демонстрировали прямо-таки пугающий оптимизм. Например, экономический гуру и замруководителя аппарата правительства Михаил Копейкин пообещал всем нам светлое будущее уже через 4 года. По словам Копейкина, инфляция тогда упадет с нынешних 11% до 4—5% в год, а сверхдоходы от продажи нефти будут заменены сверхдоходами от государственных инвестиций в акции иностранных компаний. Любопытно, что в частных беседах в Москве правительственные чиновники заявляют нечто прямо противоположное: мол, инфляция вырвалась из-под контроля, и обуздать ее невозможно даже десятью президентскими указами.

Примерно так же, как и Копейкин, были настроены и присутствовавшие на форуме губернаторы. “У нас есть национальная традиция — все ругать и относиться к себе как к чему-то плохому, — сказал мне, например, глава Тверской области Дмитрий Зеленин. — Вы говорите, что рост российской экономики вызван только ростом ценами на нефть? Надо радоваться тому, что мы имеем, и пользоваться тем, что нам дают! Что будет, когда цены на нефть рухнут? Мы затянем пояса и будем жить дальше!”.

Тем не менее полного благолепия все-таки не получилось. В отсутствие не приглашенных Касьянова и Илларионова в роли главного смутьяна выступил известный эксперт Игорь Юргенс. Особый гнев Юргенса вызвали попытки государства подмять под себя все мало-мальски привлекательные отрасли: “Несмотря на все официальные заявления о противоположном, мы сужаем конкурентоспособные секторы экономики. Работающие в условиях отсутствия конкуренции внутри страны госкомпании не могут быть конкурентоспособными на внешних рынках”.

Описывая общую ситуацию в стране, Юргенс употребил страшный термин — “деиндустриализация”. Мы так полагаемся на доходы от нефтянки, что фактически махнули рукой на прочие промышленные отрасли. Причем в отличие от других стран деиндустриализация в России не сопровождается развитием “экономики знаний”. Объясняя этот свой тезис, эксперт привел весьма показательный пример. В 1960 году ВВП на душу населения в Гане и Южной Корее был примерно одинаков. Но затем южнокорейские власти начали усиленно вкладывать деньги в образование, и в 1990 году ВВП в Южной Корее в шесть раз превышал соответствующий показатель в Гане. Сейчас разрыв еще больше. По подсчетам экспертов, чтобы добиться ощутимого экономического эффекта, в этот сектор надо вкладывать до 5% ВВП. Сегодняшняя Россия не дотягивает до отметки даже в 2%.

Неожиданно критическим оказалось выступление и химического магната из Башкирии Сергея Черникова: “Лозунг энергетической сверхдержавы нацелен не в будущее, а на консервацию настоящего. Сегодня мы находимся вне глобальных интеллектуальных дискуссий и реально мало на что влияем. За 2005 год количество посетивших Россию иностранных туристов сократилось на четверть. Если роль на заднем дворе мировой политики нас не устраивает, нам нужен некий новый масштабный проект”.

Хитроумнее всех из антикремлевских фрондеров поступил президент Альфа-банка Петр Авен. Все его выступление было построено на сравнении объективных экономических показателей пяти стран бывшего соцлагеря. Благо цифры говорили сами за себя. По количеству машин на 1000 человек населения мы только что достигли уровня Польши 1991 года. Положим, наше отставание от Восточной Европы еще можно списать на то, что у них коммунизм длился всего 40 лет. Но по многим показателям, вроде уровня госдолга и устойчивости пенсионной системы, мы уступаем даже Казахстану. А по количеству занятых в госсекторе Россию из значимых постсоциалистических держав превосходит только Узбекистан.

Только в конце своей речи Авен снял маску беспристрастного наблюдателя и завил: “Наше будущее гораздо менее определенно и более сложно, чем нам пытаются это доказать”. Эта фраза вполне тянет на роль девиза Российского экономического форума в Лондоне и, к сожалению, не только его.




Партнеры