Город страха

Почему закон отвернулся от Орехово-Зуева?

26 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 1935

Этот город привык к убийствам и постоянному страху. Местные жители говорят о трупах и разборках, как о вскопанных грядках — спокойно и деловито. Кажется, кроме журналистов, происходящие здесь события не интересуют никого. Ни местную милицию, ни тем более прокурора. Орехово-Зуево продолжает жить привычно-фронтовой жизнью.

Начиная с 2001 года статьи о царящем здесь криминальном беспределе регулярно появляются на наших страницах. Можно уже праздновать пятилетний юбилей. Впрочем, ничего не меняется. Городская власть — за исключением убитых — осталась на своих местах.

Уже шесть лет врач “Скорой помощи” Евгений Кочетков ведет с прокуратурой и милицией бескомпромиссную войну. Именно из-за него “непотопляемому” орехово-зуевскому прокурору Игорю Пантюшину объявлен недавно строгий выговор. Но прежде чем Генпрокуратура обратила наконец внимание на, мягко говоря, странные понятия о законности прокурора Пантюшина, Кочетков выиграл в суде 20 (!) дел.

— Пантюшин и его подчиненные скрывают тяжкие преступления и незаконно освобождают сотрудников ГУВД Московской области, обвиняемых в целом букете самых тяжких статей УК, — утверждает Евгений Кочетков, раскладывая на столе веер судебных решений. — Пантюшин и К° специально волокитят расследование, чтобы истекли сроки давности...

Кочетков для прокуратуры как кость в горле. А всего-то и делов: похитили человека средь бела дня и увезли в местную “ментовку”. Там, заперев на ключ в служебном кабинете, доблестные сотрудники милиции Ионов и Кузькин несколько часов избивали его до полусмерти: “Будешь упрямиться, отвезем в Шатуру, там болот на всех хватит”. Потом пообещали лишить квартиры и сгноить в тюрьме. Требовался от врача в общем-то пустяк: взять на себя чужое преступление, да еще незнакомых людей оговорить.

Выбив ключи, опера пришли к нему домой и вынесла оттуда все, что понравилось, — благо Кочетков страстный коллекционер, всю жизнь собирает картины. Обошлись без понятых и постановления на проведение обыска, что УК квалифицирует как незаконное проникновение в жилище и хищение. Дабы покалеченный Кочетков ненароком не приполз домой и не помешал разграблению, его по подложным документам посадили на трое суток к бомжам в ИВС УВД г. Орехово-Зуева. На следующий день в его квартире было уже пятеро сотрудников милиции — к троице присоединились сотрудник ГУВД Московской области Титов и полковник Фазулов. Потом г-да офицеры нагрянули в квартиру отца Кочеткова — старика не били, лишь хорошенько припугнули. На глазах у всего дома они погрузили в машину приглянувшийся морской пейзаж, шкатулку с ювелирными украшениями и… бутылку водки.

— Через трое суток — т.е. 16 октября 1999 года — обо мне наконец вспомнили. Вместе с Ионовым пришли двое других сотрудников милиции из Павловского Посада — Титов и Блохин. Меня посадили в рубиновую “девятку” и отвезли в ОВД Павловского Посада (на языке УК — похищение человека. — Авт.), — продолжает Евгений Павлович. — Достали наручники, пообещали приковать к батарее и забыть.

Чтобы коллекционер стал еще более сговорчивым и даже не думал что-то бубнить о своей невиновности, его засунули в переполненную КВЗ (камеру временно задержанных). На его счастье стало плохо другому задержанному. Приехавший фельдшер констатировал у Кочеткова гипертонический криз. Потом его привезли в милицию Ликино-Дулева, где снова били и не давали воды. Истязания продолжались еще трое суток — только на этот раз в ИВС Орехово-Зуева. Г-да офицеры и прокурор Пантюшин, наверное, не раз потом пожалели, что вообще его отпустили — скинули бы в болото, и дело с концом. Потому что Кочетков, едва придя в себя, тут же стал строчить жалобы в прокуратуру и требовать возбуждения уголовного дела. Против него, впрочем, тоже уже было уголовное дело — коллекционера обвинили в краже из церкви старинной иконы, которую у него “изъяли” столь странным и далеким от закона способом (позже выяснилось, что этой иконы в церкви никогда не было. — Авт.)

Отец Кочеткова умер от сердечного приступа. Коллекцию, которую Евгений Павлович собирал 25 лет, разграбили. Его самого чуть не забили насмерть. Разве такое забудешь? Кочетков все-таки добился возбуждения уголовного дела, и ему предложили забыть эту историю как страшный сон и больше нигде и никогда о ней не говорить — теперь ему обещали не нары, а Канары.

Технологию развала уголовного дела в Орехово-Зуевской прокуратуре отработали до мелочей — все шесть лет Кочетков обжаловал практически все действия прокуратуры и добивался через суд отмены их решения. В итоге в этом сложном и многоэпизодном деле остался лишь обвиняемый — милиционер Кузькин. Остальным же, как могли, смягчили статьи и подвели под амнистию. Все вышеназванные товарищи и по сей день трудятся в правоохранительных органах города и района. Надзиравший за расследованием прокурор Пантюшин сделали все возможное и невозможное, чтобы они чувствовали себя спокойно. Так что Пантюшин должен свечки ставить за добрых людей из Генпрокуратуры, объявивших ему строгий выговор, — за такие дела могли бы в соответствии с законом и под суд отдать.

Долгое время теневым хозяином города был бывший карточный катала и криминальный авторитет Рашид Салимжанов. Он же по совместительству был и советником мэра Василия Кудинова, и руководителем городского отделения “Единства”, второго по численности в области. Без Рашида не принималось ни одно значимое кадровое решение. После публикаций “МК” в его судьбу вмешалась администрация Московской области (местную прокуратуру и милицию он почему-то не интересовал), и мэр Орехово-Зуева был вынужден снять Салимжанова с должности. Салимжанов и дальше активно занимался бизнесом, пока не устроился замначальника местных электросетей по общим вопросам (вскоре после его назначения директор этого предприятия был убит). Летом 2003-го Салимжанова самого застрелили на пороге парикмахерской. В декабре 2005-го следом за отцом киллеры отправили к праотцам и Салимжанова-сына. После убийства Салимжанова в подъезде дома убит его бывший компаньон, а на тот момент зампредседателя городской избиркома Андрей Турунов.

Мэр Орехово-Зуева Кудинов — бывший подполковник милиции и старший опер местного ОБЭП. Видимо, на работе он и познакомился с Салимжановым. Тот помог ему материально на выборах. А потом фактически заменил его в кресле мэра — даже планерки сам проводил. Все эти факты были описаны в нашей газете. Но прокуратуру города и ее руководителя Игоря Пантюшина это мало интересовало. Хотя, может быть, он об этом не просто знал? Более того, именно Рашид Салимжанов, используя свое влияние на главу города, которому он помогал на выборах, добился выделения Пантюшину двухэтажной квартиры в первой элитной новостройке города – на улице Коминтерна. Ничего криминального в этом, правда, нет – по долгу службы прокурор имеет право на улучшение жилищных условий. Но сразу двухэтажные хоромы в элитном доме?!

Впрочем, предвыборная борьба и городскому прокурору доставляла немало хлопот. В те дни бутылки с зажигательной смесью стали своеобразной визитной карточкой города. Сожгли машину оппонента власти — бывшего начальника гороно Ванеева. Подожгли дом директора муниципального рынка Ларисы Забавиной, которая осмелилась подать на мэрию в суд за незаконное увольнение и выиграла процесс. Подпалили отделение “Союзпечати”, где директорствует депутат горсовета Наталья Бурыкина. Наконец, убили конкурента Салимжанова — авторитета Кононова, конфликтовавшего, по оперативным данным, с советником мэра из-за рынка.

После убийства Салимжанова фронтовые сводки Орехово-Зуева и дальше регулярно ложились прокурору на стол. Так, в мае 2003 года в Орехово-Зуевском районе был зверски убит смотрящий по городу Юрий Соколов (Сокол). К убийству оказались причастны милицейские чиновники с большими звездами и оперативники местного УВД. Среди подозреваемых — начальник угрозыска УВД Орехово-Зуева и его подчиненные (в том числе сын главного милиционера района). Все они продолжают спокойно работать. И прокурора Пантюшина это снова совершенно не смущает. Правда, по нашим данным, сейчас этим делом активно занимается не только вышестоящее руководство, но и ФСБ.

В октябре 2004 года “МК” писал об орехово-зуевском частном предприятии уроженца Веденского района Чечни Хади Висаитова. Он занимался капитальным ремонтом крыш на городских домах. Висаитов исчез из города незадолго до захвата школы в Беслане. По оперативным данным, родная племянница жены сбежавшего Висаитова ни много ни мало — супруга неуловимого террориста номер один Шамиля Басаева, а один из его братьев осужден на 17 лет за нападение на Буденновск. Впрочем, уголовное дело в отношении Висаитова за работу без лицензии было довольно быстро закрыто.

Нынче пресловутая линия фронта проходит через каждый дом. Жалуются почти все, но фамилии просят не называть. Страшно. В городе везде торгуют наркотиками, отнимают сотовые телефоны, грабят и убивают (как следует из ответа прокурора Пантюшина, в 2005 году здесь было совершено 6200 преступлений, в полтора раза больше, чем в 2004-м; количество грабежей выросло в 2,5 раза). Совет депутатов попросил прокурора проинформировать о том, как идет расследование ряда громких заказных убийств, регулярно сотрясающих город.

Как рассказал председатель Орехово-Зуевского горсовета депутатов Валерий Киселев, «криминогенная обстановка в городе беспокоит депутатов постоянно. В Орехово-Зуеве в любое время дня и ночи можно быть ограбленным, получить какие-то увечья. Преступность в Орехово-Зуеве, как видно из прокурорских отчетов, увеличивается в разы. В прошлом году Совет депутатов, обеспокоенный таким ростом преступности в городе, направлял запрос в областную прокуратуру, в результате чего прокурору Пантюшину был вынесен строгий выговор. Но и после этого ситуация не улучшилась. Пантюшин фактически тормозит работу не только Совета депутатов, но и в целом Администрации города.

Ответ прокурора Пантюшина по всем убийствам свелся к одной нехитрой формуле: подозреваемых нет, следствие прекращено. Депутатам, правда, объяснили, что убивают, как правило, криминальных авторитетов. А то, что расправляются с ними в час пик и в центре города, видимо, мелочи жизни. Не стоит даже отвлекаться. Да и, право слово, некогда прокуратуре заказухами да грабежами заниматься, есть дела и поважнее. А иначе кто будет пачками отмазывать сотрудников милиции да с покалеченными гражданами судиться?..




Партнеры