Светлана Журова: главное — не родить двойню

Знаменитая конькобежка на “прямой линии” в “МК”

26 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 214

Когда носила под сердцем ребенка — строила дом и ходила учиться на дизайнерские курсы. Когда готовилась к Олимпийским играм — тренировалась до изнеможения с коллегами-мужчинами, чтобы жизнь даже намек на мед не оставила. Когда выиграла в Турине — покорила обаянием весь мир. А когда Светлана ЖУРОВА пришла в “МК” на “прямую линию” — забросала наших читателей идеями и опутала оптимизмом. Не верите — судите сами.

— Дорогая Светлана, это отставной полковник Заикин, всю службу прошел в пограничных войсках. Сердечно поздравляю вас с олимпийским успехом. Как вы планируете свою дальнейшую судьбу на льду? В следующих Играх будете участвовать?

— Вопрос сложный, я старалась на него много раз отвечать. Дело в том, что очень тяжело будет четыре года тренироваться, потому что возраст, конечно, сказывается. На следующий год я планировала еще бегать точно. Но опять же много обстоятельств, которые могут и не позволить это сделать, потому что очень у меня сейчас бурная и интересная жизнь.

— Тренер — ваш супруг?

— Нет, супруг у меня дома тренер, скажем так. А тренер Михаил Филиппов живет в Москве — он у меня тренер в спорте. Супруг — тренер по теннису, поэтому между своими занятиями он мне помогает.

— Здравствуйте, Светлана! Читатель “МК” из Москвы, Дмитрий. Я слышал, что вы принимаете в олимпийском продвижении Сочи непосредственное участие.

— Да, являюсь директором по связям со спортсменами и возглавляю отдел послов. У нас хорошая команда, которая мне очень нравится. Чтобы создать общественное международное мнение, надо знать, что все наши спортсмены реально этого хотят. Мы хотим сейчас собрать информацию от всех спортсменов. Они знают, что надо и как надо. Надеюсь, все у нас получится.

— Звонит ваш поклонник Алексей. Вы так удивлялись, когда вам вручили флаг после победы на 500 метров. Скажите, действительно удивились или больше играли на камеру?

— В эти моменты сложно играть на камеру. И за 20 секунд, которые прошли от финишной линии до того момента, когда мне вручили флаг, я еще ничего не поняла. Я увидела на табло цифру “2”, не поняв, что это 2-е место за вторые 500 метров. И подумала, что это общая сумма. И ничего не могла понять, потому что знала, что при выигрыше у китаянки меня никто не сможет уже обогнать. У меня много всего пролетело в голове, пока я не увидела цифру “1” уже на другом табло...

— Здравствуйте, Светлана! Я хотела бы выразить восхищение вами. Ведь вам удалось родить ребенка, а потом победить на Олимпиаде.

— Ребенок поднимает женщину на новый уровень. Для меня это было больше психологической поддержкой и дополнительным стимулом для того, чтобы эту медаль завоевать. Когда ты это делаешь еще и для маленького мальчика, у которого будущее зависит и от того, что его мама сделает сейчас... Теперь мой сын, когда ему кто-нибудь позволит сказать, что у него мобильный телефон или машина не той марки, будет говорить: “Зато у меня мама — олимпийская чемпионка”. И это будет козырем, который мой сын сможет использовать всю свою жизнь. И дай бог, чтобы мой сын меня просто уважал, для меня это очень важно.

— Скажите, а сложно было готовиться к Олимпиаде?

— Да, сложно. Потому что я уходила в связи с рождением ребенка, а потом вернулась. Надо сбрасывать вес, тренироваться, может быть, больше, чем раньше. Я была чемпионкой мира, призером чемпионатов мира в течение многих лет, и вдруг я 20-я. Потом 15-я, потом 12-я, потом 7-я… Главное было — это не поддаться комплексу 20-го места. Победить вот этот момент, когда тебе не верят, ты что-то говоришь, а на тебя смотрят как на сумасшедшую: “Ну, давай, давай рассказывай, когда ты станешь первой…” Главное — чтобы была вера твоя, тренера. А вера остальных не так интересна.

— Здравствуйте, Светлана! Это Катя из Балашихи. Я вас поздравляю с победой, у меня даже слезы на глаза наворачивались, когда вы посвятили победу сыну Ярославу. У меня дочка, ей три года, и я думаю отдать ее в коньки. А может, не надо?

— Точно надо: конькобежный спорт разносторонне развивает ребенка. Мы же на велосипеде, на роликах катаемся, есть легкая атлетика, игры... У нас нет страшных падений. Это только кажется, что они страшные. Раньше были опасны падения на тренировке. Катались мы по внешней стороне круга, и когда человек падал, то сбивал всех, кто был у него на пути. Уйти от столкновения на такой скорости практически невозможно. Теперь новые правила, и очень многие катки их приняли: кататься надо внутри круга. Теперь травм будет соответственно меньше — это 100%.

— С каких лет вообще отдают детей в ваш вид спорта?

— Раньше девяти лет нет смысла. Мой сын сейчас плавает. Года в четыре я его отдам в гимнастику, чтобы он имел понятие о правильном движении. Культура движения должна быть — это первоисточник. Потом, наверное, фигурное катание или хоккей. Если будет каток у нас, то посмотрим… Но в фигурное катание муж не очень хочет. Он хочет, чтобы сын был хоккеистом или, может быть, легкоатлетом. Потому что у нас вся семья — и моя, и его — все были легкоатлетами. У нас очень хорошая генетика в третьем поколении.

— Я когда уезжаю от дочки, то сразу думаю: вот мать-ехидна!

— Я общалась с известными спортсменками-чемпионками — они тоже это делали. И спросила у Светы Мастерковой: “Скажи, вот как ты боролась с собой?” Она ответила: когда ты дома, ты — мать, а когда на сборах, ты — спортсменка. Если ты это сможешь сделать, то тогда ты выиграешь , а если нет — тогда даже не начинай.

— А еще рожать не собираетесь?

— Собираюсь.

— Между Олимпиадами?

— Вот между Олимпиадами и получится — главное, чтобы двойня не получилась.

— Добрый день, Светлана! Скажите о плюсах и минусах Турина. Как вам там жилось, понравилась ли вам вся организация?

— У меня настрой был на позитив. Мне казалось, что мы приехали не для того, чтобы кушать, спать и смотреть на асфальт, который нас окружает. А мы приехали туда завоевывать медали и показывать себя. Хотя я слышала недавно от итальянцев, что если бы не было “Русского дома” на Олимпиаде, то Турин вообще просто потерялся бы. Именно этот дом создал ореол праздника, который должен быть присущ Олимпийским играм. Иначе в Турине было бы все суховато и скучновато.

— Значит, мы сделали картинку?

— Вообще русская команда и русские болельщики, которые там были, мне кажется, реально сделали эту Олимпиаду.

— Меня зовут Дмитрий, я студент из Москвы. Сейчас конькобежный спорт — это нечто вроде “Формулы-1”, у вас идет борьба дизайнеров и тех, кто выпускает новые костюмы, коньки. Если не ошибаюсь — наша федерация в этом немножко отстает. Как же нам бороться с голландцами?

— А кто вам сказал, что наша федерация отстает?

— Принято считать, что наши технические возможности несоизмеримы с американскими, с голландскими...

— Перед Играми в прессе проскочило, что у нас хуже экипировка, плохие комбинезоны. Я знаю, что Фетисов дал большой нагоняй: ребята, я не понял, я что, не могу вам денег дать на эти комбинезоны? Так что все было решено вовремя. Это было больше сказано для того, чтобы оправдаться в случае неуспеха.

— У нас любят это делать.

— У нас были очень хорошие комбинезоны, мы выиграли три медали: “золото”, “бронзу” и “серебро”. Да, голландцы больше “золота” выиграли. Но все эти годы у них все-таки были чемпионы, а у нас за 12 лет это первый раз произошло. И каток-то построили только в прошлом году. Единственный наш минус, который у нас пока не изжит, — нет профессионального человека, который бы занимался нашими коньками. Имеется в виду — точка, загиб, правильный овал.

— Придется пригласить из-за рубежа, как сейчас тренера в футболе?

— Я думаю, что есть ребята, которые готовы поучиться, а голландцы готовы открыть свои секреты: приезжайте и учитесь. Нам придется ехать либо в Голландию, либо в Америку — это же ничего страшного, зато у нас будет свой специалист. Мне на Олимпиаду точил коньки голландец.

— А если бы наш наточил — вы бы далеко не уехали?

— Ну нет. Я бы, конечно, уехала. Но вообще это же целая наука, со своими измерительными приборами. Наши ребята пока справлялись сами как могли. И государство должно знать, что конькобежцам тоже нужен сервисмен. Думаю, перед Ванкувером вопрос нужно поднимать...

— Здравствуйте, Светлана! Это Лариса из Йошкар-Олы. Когда мы будем достигать результатов на длинных дистанциях?

— Ой, да! Думаю, что проблема была в том, что не было катков. Спринтеры смогли за более короткое время подготовиться на том, что у нас сейчас построили: Крылатское, Челябинск. Все-таки за границей мы зажаты в рамки. Кататься, например, нужно с семи утра, а организм еще спит. Но думаю, что время все решит. У нас есть способные ребята.

— Спасибо. Мы все болеем за вас!


Связь предоставлена компанией “Роснет”



    Партнеры