Королева золотого ТВ

Светлана Жильцова: “От меня японцы узнали, как пьют водку”

26 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 233

Народная артистка России Светлана Жильцова — одна из самых известных телеведущих прошлых лет. Ее речь, лицо, манеры стали визитной карточкой советского ТВ. Ее наряды копировали тысячи советских женщин. Она — общепризнанный эталон телевизионной дамы.

— Светлана, можно мы с вами побеседуем без “Алексеевны”, вы же актриса?

— Я очень долго привыкала к своему отчеству, мне было неуютно и неудобно. Потом привыкла — все равно не очень приятно, когда называют…

— Светочка и Светочка.

— Да, да…

— Все наши мамы помнят вас как Светочку Жильцову… Значит, Светлана, вы искренне считаете, что работали в золотой век телевидения?

— Для телеведущих это действительно был золотой век. Мы работали в прямом эфире, а если шла видеозапись, то она потом не монтировалась. От начала до конца программы ведущий не должен был ошибаться.

— Теперь прямой эфир считается очень серьезным испытанием для ведущих…

— Вы знаете, как было на КВН? Пока он шел в прямом эфире, зрителям очень нравилось. Там проскакивали какие-то острые вещи, острые шутки. Потом появилась видеозапись — и неудачные, по мнению редакторов, шутки сразу же стали убирать.

— Вы ведь начинали вести КВН не с Масляковым?

— Сначала с Альбертом Аксельродом, если вы слышали. Очень был хороший ведущий. А еще вела “Песню года”, “Будильник”, “Спокойной ночи, малыши!”. Было очень много передач. И все мы пробовали себя в разных жанрах.

— Юмористические программы на старом телевидении были похожи на нынешние?

— Раньше-то юмор какой был?! Хазанов, Жванецкий, Райкин! Когда я приехала первый раз в Японию, для меня стали шоком их юмористические программы. Мягко говоря, своеобразный такой юмор: выходили на сцену два очень популярных артиста, ну, такого уровня, как, скажем, наши Пугачева и Лещенко. Один бьет по голове другого чем-то вроде палки. Тот падает, руки-ноги кверху — и все смеются. Я была сильно удивлена: у нас не было столь глупого юмора.

— Вы все такая же, вы не меняетесь абсолютно.

— А вы знаете, у меня мелкие черты лица. И это скрадывает… Я называю наше поколение — “женщины элегантного возраста”.

— Концерты почему больше не ведете?

— Сейчас мне интереснее с внучками повозиться. Очаровательные мои две девушки, Катя и Лиза…

— Это две внучки?

— Да, у меня сын, у него две дочери. Очень умницы большие. Старшая хочет тележурналисткой быть…

— Сколько ей сейчас лет?

— Ей 13, но вы знаете, они такие акселераты! Она высокая, стройная, очаровательная… Фотомодель!

— На вас похожа?

— Ну, я где-то в тайне так думаю, но нескромно говорить.

— А какая у вас, заслуженной артистки, сейчас пенсия?

— Вы знаете, как-то очень трудно с деньгами. Не потому, что у меня их безумно много… я вообще считаю все плохо. В каких-то трех ведомостях я расписываюсь. Там, 2700 — официальные, потом что-то прибавляют, каких-то 200 рублей, за что, я забыла. Монетизация, что ли. И еще прибавка, как все говорят, лужковская. Ну, в общем, в районе трех тысяч с чем-то. Ну, еще муж работает. Безусловно, если бы я жила на пенсию…

— В этом году у вас круглая дата — не будете говорить сколько?

— Нет-нет-нет! Не хочется, честно говоря.

— С телевидения вы ушли в 93-м году?

— Нет, попозже немножко.

— Вы преподаете в школе ТВ-мастерства в Останкине?

— Вы знаете, я пытаюсь. Меня просили, я отговаривалась. Я еще не в штате.

— Вы вели уроки английского языка на ТВ. Хорошо знаете этот язык?

— Я окончила Иняз много-много лет назад. Попала на телевидение, когда еще училась на четвертом курсе. У меня хорошее произношение, это всегда англичане отмечали. Больше всего в английском языке мне нравится фонетика. Когда я училась в Инязе, то сидела много часов самостоятельно, добровольно в наушниках и слушала фрагменты из английских постановок в исполнении блистательных актеров. Ну, например, вот: “What’s the devil wait on? ” Ну все, забыла… Ну, неважно. Это из “Пигмалиона”.

— А русский язык вы преподавали на телевидении только в Японии?

— Да, только в Японии. Там были сценарии определенные. Нужно было записывать маленькие беседы. Мы, как советские люди, о чем говорили? О комсомоле, о Красной площади — всего-то на три минуты. Мы говорили на русском, а иероглифы шли японские. А потом меня попросили: “Светрана-сан (“эл” японцы не выговаривают), мы уже очень много знаем о Советском Союзе. Пожалуйста, можно теперь на бытовые темы, будьте добры, расскажите, как русские пьют водку, как женщины красят губы, как моются в бане”. И у меня голова пошла кругом…

— Не стали рассказывать?

— Я просто пошла к послу и говорю: “Что мне делать?” Он сказал: “Светлана, мы очень в этом деле заинтересованы. Ну, как-нибудь с юмором расскажите”. Я рассказала, что у нас пьют водку только по праздникам, на белой крахмальной скатерти, из хрустальных рюмочек.

— Как вы оцениваете русский язык современных телеведущих?

— Вы знаете, я мало смотрю повседневные передачи. Я смотрю больше “Культуру”.

— Это такой мягкий уход от ответа?

— Нет. Ну вот я, например, первое время смотрела… как же, НТВ… Ханга.

— “Принцип домино”?

— Я смотрела, мне очень нравилась эта непосредственность. И ведущие разные, все мне очень нравилось. А сейчас я эти ток-шоу не гляжу, где человек самостоятельно выражается. Я смотрю информацию — там говорят по написанному. А “Культура” мне вся практически нравится. Андрей Максимов — потрясающий ведущий. Кстати, когда я работала, был запрет на появление в эфире бородатых и с длинными волосами…

— Часто удавалось выехать за рубеж?

— У нас были поездки в соцстраны с программами. Перед этим собиралась коллегия из главных редакторов всех редакций с Лапиным во главе, и допрашивали. Разные коварные вопросы задавали.

— Вы идейно выдержанная?

— Да, так я попала в Болгарию, на “Золотой Орфей”, где Пугачева получила ту самую первую свою премию. Это был сумасшедший “Орфей”, она была, конечно, гениальна.

— Какие внешние отличия старого и нового ТВ? Вы были красиво одеты, а для многих советских людей это было недоступно. Они вам звонили, просили совета, выкройку?

— Мы старались, потому что это была наша профессия. У многих были свои портнихи, какие-то журналы смотрели. В общем-то, на нас равнялись — я много писем получала по поводу туалетов.

— Специально следили за модой?

— Нет, начальство считало, что надо быть поскромнее. Не у всех есть возможность одеться так, как мы выглядим. И чтобы сережки в ушах не были длинные.

— А сколько писем вы получали от воздыхателей?

— Да, солдат один написал: “Я культурно живу, у меня цветной телевизор есть. Выходи за меня замуж”.

— При чем здесь телевизор?

— Тогда это была редкость.

— Чем, какими качествами должна обладать настоящая телезвезда?

— Во-первых, нужно быть обаятельной, быть личностью, иметь хороший интеллект, постоянно интересоваться новинками культурной и общественной жизни. У зрителя должно создаваться впечатление, что эта мысль родилась у тебя только что и ты с ним делишься. И нужно быть импровизатором, в хорошем смысле слова.





Партнеры