Чернокожии самураи

Форест Уитакер: ”Сложно сыграть веру в Бога”

27 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 617

Это актер из породы незаметных. В том смысле, что сыграл во многих значительных американских фильмах, но имя его вряд ли кто вспомнит. Между тем у него есть награда Каннского кинофестиваля за лучшую роль в фильме Клинта Иствуда “Птица”, где он сыграл музыканта Чарли Паркера. В его фильмографии — “Готовое платье” и “Поле битвы — Земля”, “Телефонная будка” и “Пес-призрак: Путь самурая”, “Взвод” и “Кровавый спорт”. Форест Уитакер некоторое время намеренно избегал ролей в многобюджетных проектах, всем возможностям Голливуда предпочитая малые формы независимого кино. Об этом он и рассказал корр. “МК” в эксклюзивном интервью незадолго до московской премьеры очередного независимого фильма, ленты Абеля Феррары “Мария”.

— В России вас больше знают как актера, сыгравшего в фильме Джармуша “Пес-призрак: Путь самурая”. Для вас эта работа важна или просто эпизод?

— Эта роль была написана специально для меня. Мы однажды встретились с Джимом, и он предложил мне роль в таком вот фильме, а потом разговорились — обо всем, о людях, о кино и начали развивать идею фильма дальше и дальше, и только потом был написан сценарий. И, похоже, Джим после разговоров со мной решил создать характер, очень сильно похожий на меня. Мне кажется, у него получилось.

— Вы намеренно выбираете себе роли в независимых проектах?

— Сейчас уже нет. Хотя раньше я играл только в независимом кино, сейчас у меня есть довольно много больших студийных проектов. “Комната страха”, например, или “Телефонная будка”. А последние — опять независимые.

— За что вы их так любите?

— Это как слышать разные голоса, каждый независимый режиссер говорит на свой голос. Мне интересно знакомиться с другим голосом, даже если я могу быть не согласен с чем-то или точка зрения может быть откровенно спорной.

— Сложно снимать такое кино?

— Нет. Америка — большая страна, и практически все находят деньги на свои проекты, какими бы бредовыми они ни были. Хотя бывает, что некоторые фильмы потом так и не выходят на экран и остаются пылиться где-нибудь на складе. Я где-то слышал цифру, что в США снимается независимых фильмов больше, чем во всем мире, вместе взятом.

— А зрителей на все независимые проекты в Америке хватает?

— Конечно! В том-то и дело, что студии, посчитав доходы независимого кино, стали привлекать к себе независимых режиссеров. Потому что их смотрят.

— Как, по-вашему, независимое кино все еще живо? Вот Джармуш говорит, что это — исчезающий вид.

— Я думаю, что классическая идея независимых фильмов не умрет никогда. В чем она заключается? В умении и способности режиссеров заглянуть дальше, чем обыденная жизнь. Но многое и меняется. Меняются бюджеты. Раньше на те деньги, на которые сегодня снимают независимые, снимали блокбастеры. Но и стоимость блокбастеров увеличилась. Кроме того, многих независимых режиссеров, хорошо показавших себя, выделившихся в другом кино, студии перетягивают на свою сторону, дают большие бюджеты и предлагают им снимать совсем другие фильмы. И многие режиссеры соглашаются: им интересно новое. Но лучшие в этой области сохраняют собственное мировоззрение, и их не меняют ни студии, ни бюджеты.

— Это ваш второй фильм с Абелем Феррарой?

— Да, первый был как раз студийный проект, фильм ужасов “Вторжение похитителей тел”.

— Вот и как вы себя чувствовали в фильме “Мария”, в истории о вере?

— Мы все ищем что-то, во что мы должны или можем верить. Что-то, на что можно опереться. Что-то, что может нас всех объединить. А вера — это именно то, к чему приходит большинство. Отношения с Богом — то, что может примирить человека с миром.

— А играть такие темы сложно?

— Да. Сложно сыграть веру в Бога. Но скорее это сложная актерская задача, но не невыполнимая.

— А такое духовное путешествие, что совершил ваш герой, — из вашей жизни?

— Ну, это личный вопрос. Конечно, для меня такие слова, как Бог, Вселенная, Мир, Вера, Надежда и прочее, — не пустой звук. У каждого человека в жизни было что-то похожее. Надеюсь, что я успел пережить подобное и измениться.


О ФИЛЬМЕ

В фильме переплетены истории нескольких персонажей. Актрисы по имени Мэри (Жюльетт Бинош), которая в фильме “Это моя кровь” сыграла Марию Магдалину, после роли так и не вернувшейся в реальную жизнь и ушедшей в паломничество на поиски Бога. Режиссера, снявшего этот фильм, яростно защищающего его от нападок католической церкви. Телеведущего (Форест Уитакер), автора религиозной программы на ТВ, человека циничного, но после просмотра фильма “Это моя кровь” решающего изменить свою жизнь.

Намешав таким образом всех возможных героев, Феррара отправил их на поиски Бога, превознеся таким образом веру и заодно высмеяв ее. Такие фокусы получаются только у него.





Партнеры