“Код” в кадре,

или Как снимали фильм по скандальному бестселлеру

28 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 205

Генрих Наваррский говорил, что Париж стоит мессы. Он оказался прав и стал королем Франции Генрихом IV. “Оскароносцы”, режиссер Рон Хоувард и продюсер Брайан Грейзер, скрепя сердце решили, что парижский Лувр стоит обивания порогов французских бюрократов, самых невыносимых после русских. Впрочем, иного выбора у них и не было. Задумав снять фильм по сногсшибательному триллеру “Код Да Винчи”, они просто не могли обойтись без Лувра. Конечно, они могли создать его голливудскую версию — павильонную или компьютерную, но это было бы дешевкой, равнозначной позорному поражению.

Три месяца продолжалось хождение Хоуварда и Грейзера по бюрократическим мукам в Париже в поисках “добра” на съемки в священных покоях Лувра. Напрасно голливудский дуэт убеждал французов, что киношники с Дикого Запада не пройдутся, как цунами, по луврским галереям и не нарушат их академический образ жизни. В дни этого хождения произошел прокол в Лондоне. Англичане запретили съемки блокбастера Дэна Брауна в Вестминстерском аббатстве. Для Хоуварда и Грейзера это было тяжелым ранением. Но потеря Лувра была бы смертельной.

В декабре 2004 года Хоувард и Грейзер ловили на берегах Сены французскую киноактрису на главную роль. За этим занятием их застал телефонный звонок. Звонили из канцелярии президента Франции. Господин президент Жак Ширак приглашал голливудских янки, как говорится, на bonjour. “Мы думали, это будет пятиминутное нечто, как визит к нашему президенту в Белый дом”, — рассказывал впоследствии Грейзер репортерам. Но пять минут оказались не столько по Бушу, сколько по Гурченко. Ширак указал гостям на кресло и предложил расслабиться. Подали кофе. Ширак пообещал киношникам Лувр и добавил, что будет готов помочь им, если возникнут какие-либо затруднения.

Затем президент занялся несколько замаскированной торговлей. Он сказал, что у его дочери есть подруга, прекрасная актриса, которая как нельзя лучше подошла бы на роль главной героини — Софи Ниво. Затем Ширак намекнул, что было бы желательно увеличить гонорар актеру Жану Рено, которому поручена роль ретивого французского детектива Безу Фаше. (Не знаю, как насчет гонорара, но протеже Ширака американцы не взяли. К чести президента, он не оказался мстительным.)

Оглушительный и всемирный успех “Кода Да Винчи” сделал этот триллер объектом неистовых нападок со стороны католической церкви, историков и литературных критиков, что еще больше способствовало продвижению книги в широкие и лишенные предрассудков и вкуса народные массы: 25 миллионов экземпляров на многих языках мира, включая русский. Чертовски смешно: плохая книга способствовала также увеличению популярности великого Лувра. Турфирмы организуют его посещение как места, где развертывались драматические события “Кода”, а не как собрания сокровищ мировой культуры. О времена! О нравы! Нет никакого сомнения в том, что выход на экран “Кода Да Винчи” (премьера фильма состоится 19 мая 2006 года) доведет культовость книги до невероятных размеров.

Фильм, выпускаемый компанией “Коламбия пикчерс”, обошелся в 125 миллионов долларов. В нем задействованы мощные артистические силы. Роль гарвардского профессора символогии Роберта Лэнгдона играет почти великий Том Хэнкс. Кроме него мы увидим интернационал звезд. Среди них Рено и Айан Маккелен из джексоновских “Колец”, Пол Беттани, игравший в “Прекрасном разуме”, и Альфред Молина из “Спайдермена-2”. Роль Софи играет Одри Тату (“Амели”), вышедшая победительницей из смотрин, в которых участвовали тридцать французских актрис, включая протеже президента Ширака.

Летний голливудский сезон обещает быть необычно жарким. Это будет схватка гигантов, наподобие Кинг-Конга с динозаврами. Среди “динозавров” реанимированный “Супермен”, “Карибские пираты-2”, “Х-мэн-3” и “Невыполнимая миссия-3” с Томом Крузом в главной роли. Но голливудские астрологи предсказывают, что победа остается за “Кинг-Конгом” — “Кодом Да Винчи”.

Пока режиссер Рон Хоувард занят последней укладкой ленты в монтажной комнате “Коламбии”, расскажем о том, как журнал “Ньюсуик” расшифровывал кинематографический “Код”.

Оказывается, Рон, чтобы зарядить себя вдохновением на подвиг, несколько раз просмотрел такие классические триллеры, как “Эксорсист” и “Младенец Розмари”, а также фильмы-экшн, в которых это самое экшн, то есть действие, заключено в диалогах. (Например, “Вся президентская рать”.) Втиснуть книгу в фильм было делом нешуточным. В книге события развертываются в течение 20 часов. Длина фильма — меньше трех. Многое пришлось выбросить за борт. Но создатели картины утверждают, что ребенка вместе с водой они не выплеснули. Автор книги подтверждает их слова. “Романист — это самый скептически настроенный зритель экранизации его книги, — говорит Браун. — Но я думаю, этот фильм просто взорвет людей. Зритель будет выходить из кинозала с ощущением, что он только что прочел и просмотрел книгу”.

Конечно, зритель будет в восторге. Но вот католическая иерархия взорвется несколько иначе. Ватикан надеялся на то, что киноверсия “Кода” смягчит острые углы книги, в которой Христос женится на Марии Магдалине и потомки которых существуют и по сей день. Поначалу “Коламбия” хотела несколько затушевать длинные уши ереси, но режиссер встал на дыбы, сказав, что в противном случае нечего было огород городить.

Съемки в Лувре продолжались одну неделю и только по ночам. Июльский Париж погружен в ночной мрак не больше семи часов в сутки — от десяти вечера до 4.30 утра. Съемочная группа не имела времени насладиться шедеврами Лувра, лишь пробегала по ним усталыми глазами. “Часы неумолимо тикали”, — вспоминает Хоувард.

Приходилось скрупулезно соблюдать правила безопасности и презервации. Например, кровь на полу. Нельзя! Снимать картины со стен. Нельзя! И, естественно, никто не мог позволить режиссеру писать кодовые послания на “Моне Лизе”. Никто. Даже президент Франции. Более того, и сама “Мона Лиза” оказалась недоступной киношникам! Поскольку прожекторное освещение могло повредить картине, вместо нее снимали копию. Хоувард очень не хотел, чтобы эта деталь стала известна массмедиа, но шила в мешке не утаишь. Зал, в котором висит “Мона Лиза”, использовался исключительно в качестве… склада для кинооборудования.

Помимо светского Лувра съемки проходили в таких религиозных святынях, как церковь Темпл в Лондоне и часовня Росслин в Шотландии. Съемки сопровождались манифестациями протеста верующих. Они протестовали, но съемкам не мешали. Зато брали автографы у Тома Хэнкса, пользуясь для этого еретической книгой Брауна. И Богу, и мамоне знаменитостей!

Хоувард, Грейзер и Хэнкс старые друзья. Они работали вместе над хитом 1984 года “Всплеск”. Хоувард и Грейзер создавали такие ленты, как “Аполлон-13”, “Гринч”, “Прекрасный разум”. Фильмы эти принесли студиям миллиарды, а их создателям “Оскаров”. Целых девять! Обычно Хоувард и Грейзер сами инициируют свои проекты, а затем несут их “на продажу” студийным боссам. На сей раз произошло наоборот. Компания “Сони”, которой принадлежит “Коламбия”, наняла их. До этого Грейзер пытался купить права на экранизацию “Кода Да Винчи” для третьего сезона своего ТВ хит-сериала “24”. Но председатель совета директоров “Сони” Хоувард Стрингер связался с Майклом Руделлем, адвокатом автора “Кода”, и наложил на книгу свою тяжелую лапу. Ее вес исчислялся в шесть миллионов долларов!

Хоувард был нанят Хоувардом в качестве режиссера не только потому, что он “оскароносец”. В его пользу говорили еще три фактора. Во-первых, он не поляризатор, то есть склок не устраивает. А склок еще до начала съемок было хоть отбавляй. В марте 2005 года президент Католической лиги Вильям Донахью поставил “Сони” ультиматум. В нем содержалось требование объявить в начальных титрах фильма, что он “fiction”, то есть выдумка. “Если вы скажете, что ваша картина сплошная выдумка, то вы можете изобразить Христа хоть с тремя головами. Мне будет наплевать”, — писал Донахью. Против экранизации выступила и могущественная католическая организация “Опус Деи”, которой сильно досталось в “Коде Да Винчи”. Если читатель помнит, то в книге фабула заквашивается убийством в Лувре, которое совершает монах Сайлас из “Опус Деи”, действующий по указке епископа Арингароса.

Однако создатели фильма куда больше опасались раздразнить фанатов “Кода”, чем “Опус Деи”. Когда еще год назад разнеслась весть о том, что профессора Лэнгдона будет играть Том Хэнкс, фанаты “Кода Да Винчи” всполошились. По словам одного из них, “это равносильно тому, что тебя пять вечеров подряд будут кормить в одном и том же первоклассном ресторане. Блюда приготовлены отменно, но мы их уже неоднократно пробовали”. “Попробуйте еще раз!” — ответили фанатам студийцы. Дело в том, что Хэнкс — гарантия кассового успеха. (Фанаты требовали Харрисона Форда, поскольку в книге профессор Лэнгдон представлен автором как “Харрисон Форд в харрис твиде — в твидовом пиджаке”.)

Зато фанаты получат еще неиспробованное и экзотическое для Америки блюдо в лице французской актрисы 27-летней Одри Тату. На ее героине сходятся почти все сюжетные линии. Поначалу Хоувард считал Одри “слишком сладковатой” для роли Софи. Да и она сама так думала: “Слишком молода, слишком слащава”. И еще она не отвечала стереотипу американской кинозвезды — ни броской красоты, ни роста. По словам Грейзера, три “оскароноски” добивались роли Софи, но кто именно, он умалчивает как истинный джентльмен. Когда режиссер привез Одри в Лос-Анджелес, сразу же — при первой читке сценария — выяснилась ее полная совместимость с Хэнксом.

Одри утверждает, что ее плюсом являются ее “неузнаваемость и некассовость”. Откровенно говоря, не пойму, в чем плюсовость подобной ситуации? Может быть, в свежести? Но после майской премьеры она быстро увянет.




Партнеры