Алексей Немов: буду давить!

Чемпион учится на дипломата, влез по уши в бизнес и до сих пор встает перед зрителями на колени

28 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 257

Алексей Немов, легендарный гимнаст с большим и красивым прошлым, строит нынче не менее красивое будущее. Задумал свое гимнастическое дело. Говорит, что начал активно тренироваться, чтобы не ударить в грязь лицом перед публикой. И тут же выдает себя с головой: “Потренируюсь как следует, а там, глядишь, и до Пекина недалеко…”


— Леша, неужели еще мысли о возвращении на олимпийский помост бродят? Вы, конечно, говорили, что подождете с решением об уходе из действующей гимнастики до принятия новых правил…

— Я и подождал. Начал разбираться, а правила после чемпионата мира опять поменялись. И теперь я там вообще ничего не понимаю. Нет, после первой смены думал: ух, сейчас как начну тренироваться! Пару раз сходил на тренировку и — что-то сдулся. Потому что когда настроился психологически все же на уход, тяжело себя переубедить. Не кого-то, а самого себя. Ведь зачем возвращаться? Ушел — так красиво, замечательно, фантастически, что всем бы так! Завоевал опять же все, что можно было…

— Но вы же не выиграли чемпионат мира в абсолютном первенстве и, знаю, жалеете об этом.

— Это мне-то еще и жаловаться на что-то? Одних наград сколько вручили! После Сиднея был награжден как лучший атлет планеты. Такой спортивный “Оскар”. И все было, как и положено: не знал в Лондоне, на какую звезду живьем смотреть! Номинация лучшего спортсмена планеты — вышел в смокинге, который по случаю друзья помогли достать, “спасибо” десять раз сказал, на плечо себе этого одиннадцатикилограммового “Оскара” положил и пошел дальше. А во время Афин как меня зрители наградили?! Мурашки по коже до сих пор, как вспоминаю.

— А часто вспоминаете?

— Нет, оно вспоминается, когда спрашивают: “Леха, ты помнишь?” И тут все возвращается — буквально на мышечном уровне. Такое не забудешь. А в обычной жизни… Жизнь идет, я вроде чем-то занят. Потом кто-то опять тебя “дын” по памяти — и ты опять на афинский помост возвращаешься. Уф-ф… Я так зрителям благодарен! После оценки я ведь понял: все, можно отдыхать! А мысль эта гадкая: “Как же так, еще не было такого, чтобы с Игр я без медали возвращался?!” — уже покоя не давала. И тут я как-то огорчился. Но когда зал закричал и загудел, я расслабился: думаю, ну все нормально, не стыдно. Потом, конечно, все равно тяжело пришлось — все рвались мне что-то ободряющее сказать, а я никак слова подходящие не мог найти: спасибо-спасибо, ну, так вот получилось…

— Олимпийскую несправедливость попытался компенсировать Международный олимпийский комитет, наградив вас призом Пьера де Кубертена “Фэйр Плей”…

— Да, и я только после награждения узнал, что стал первым российским обладателем этой награды. Во время церемонии зал на лауреатов реагировал примерно как в Афинах. Одного гонщика, который пять раз выигрывал ралли Париж—Дакар, да еще ни разу в жизни не сказал ни одного плохого слова о соперниках, зрители просто стоя встречали.

— Не тоскуете сегодня по зрителям?

— Конечно, иной раз сердце щемит. Хотя, если честно, в глубине души я думал, уезжая в Афины, что — все, это последний раз. И не расстраивался из-за этого, потому что надо было дело делать. А когда есть цель — мысли чужие уходят, что правильно, потому что как только отвлечешься — результатов не будет.

— А ваш приятель, известный гимнаст Валерий Люкин, например, сегодня тренирует американцев, более того, воспитал свою дочку Анастасию для американской сборной, и нынче она — чемпионка мира.

— Это вы к тому, что я мог бы уже уехать и, например, сына своего для Америки растить, будущее его строить? Нет, я в порядке себя только в России чувствую. А с ребенком я тренируюсь в “Динамо” уже полгода. Пока — для координации, чтобы был растянут, быстро и метко стрелял… Глазами, я имею в виду.

— Ну, с чувством юмора у вас, Алексей, как всегда, все в порядке. А с работой как дела обстоят?

— Учусь в Дипломатической академии при Министерстве иностранных дел, безработный, студент, да, подрабатываю где-то там на стройке, кручусь, верчусь… А если серьезно — учиться понравилось, хотя я никогда особенно в науках не блистал. И учиться не хотел. Не знаю, не усидчивый я, что ли, был — любил, чтобы все сразу было, результат, я имею в виду. А сейчас затянуло: история международных отношений, английский — все нужно для жизни. Будем считать, повзрослел.

— К “живой” гимнастике не потеряли интерес?

— Может, мне и не так интересны соревнования, как раньше. Сам ушел, поменялись правила уже два раза, а когда ты понимаешь, что происходит, тебе это интересно. Когда же не понимаешь… Потому что я посмотрел результаты чемпионата России в Новосибирске: один снаряд пройден — 19 баллов, вместо привычных, к примеру, 9,6. Что такое? Если мне непонятно — как зрители будут смотреть? Так что наберитесь терпения. Что-то типа фигурного катания у нас будет — скоро коньки наденем… И это будет такое шоу!

— Так вы в своем гимнастическом шоу и используйте…

— Не волнуйтесь, там уже много чего напридумано. Очень хотелось сделать программу, которая будет выглядеть достойно прежде всего в моих глазах. Так хочется показать, какая это красота — гимнастика!

— Боитесь дебютировать в новом качестве?

— Поджилки трясутся, честно. Кажется, уже все прошел, а тут… А что касается, как вы говорите, “живой” гимнастики, то вот уже через два дня стартует мужской чемпионат Европы. Я был на контрольной тренировке на “Круглом” — ждать сюрпризов не думаю, что стоит. Хотя… Лидер нашей сборной на данный момент — это Сергей Хорохордин: многоборье, кроме него, так никто не проходит, пятое место на чемпионате мира. На Кубке Америки занял четвертое, а российским спортсменам никогда там ничего не давали, хм-м… поэтому я туда и не ездил. Да нет, шучу, не посылали меня просто. Есть у нас еще Александр Софошкин — единственный, кто в прошлом году завоевал медаль на чемпионате мира, и то я считаю, что он мог “золото”, а не “серебро” на кольцах выиграть: опять же судейство отличилось.

— А в Федерации гимнастики вы не хотели бы поработать?

— На самом деле все предложения оттуда до сих пор были на уровне дружеских, поэтому говорить, что я выбрал бизнес сегодня, а не спорт, наверное, неправильно. Да у нас пока и не понятно, что в федерации творится. Некоторые считают, что президент, который сменил Титова, избран неправильно, не по закону. Честно говоря, все это не очень приятно, потому что скандалы, связанные с гимнастикой, не улучшают наш вид спорта. Хотя и готов работать — чтобы реально помогать, но пока нет президента официального…

— Но хоть какой-то прогресс вы замечаете?

— Молодежь есть хорошая, 14-летние, — если помните, у нас провал был в 90-е годы, когда ее просто не было, а сейчас появляется, поэтому остается только ждать прогресса. И на длительную работу настраиваться.

— Леонида Аркаева, бывшего главного тренера сборной, гимнасты вспоминают?

— Аркаев работает в Корее. Да, при нем все было жестко, а беспорядок никогда ни к чему хорошему не приводит. У нас, конечно, раньше не было финансовой поддержки, но этим же кто-то должен заниматься специально. Аркаев не мог на пяти местах сидеть и все делать! Поэтому он занимался тем, что умел, — организовывать и тренировать. А вообще — я за то, чтобы во главе федераций вставали не спортсмены. Господдержка должна быть обязательно. Эти люди могут возглавлять федерации, поддерживать материально и технически, если можно так сказать. Но непосредственно творческим процессом должны заниматься люди, которые этим живут и, главное, разбираются, — специалисты.

— Кому как не вам?

— Я ни на что не претендую: если новоиспеченный президент какую-то должность мне предложит, я готов помогать. Потому что я не могу так: раз-раз — и выбросить гимнастику из сердца. Она меня сделала и дала многое в этой жизни.

— И, к счастью, Леша, вы нисколько не изменились. Как-то я видела, как вы при вручении какой-то награды под крики юных спортсменов: “Леша, мы тебя любим!” — просто встали на сцене на колени…

— Надо быть самим собой.

— А если почувствуете в себе что-то инородное?

— Буду давить.




    Партнеры