Пожар в тюрьме

Уголовник сжег себя в камере для буйных

29 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 375

Когда горит тюрьма — это всегда двойной переполох. С одной стороны, пожарные борются с огнем, с другой — с заключенными, которые так и норовят под шумок сбежать из застенков. Вчерашнее ЧП в “Матросской Тишине” едва не стало самой крупной “огненной” трагедией в столичных СИЗО. А особую пикантность пожару придал тот факт, что устроил его… один из заключенных!

— Скажите нам правду! Мы знаем, что кто-то из заключенных погиб, — волнуется группа женщин у входа в “Матроску”. Но сотрудники тюрьмы привыкли к подобным крикам: посетители вечно чем-то недовольны. Тюремная цитадель вчера все утро хранила гордое молчание. Каждому из пришедших приходилось пробиваться к окошку, называть фамилию родственника, находящегося в СИЗО, и получать устный ответ о том, что его или ее среди раненых нет.

Как выяснил корреспондент “МК” на месте происшествия, пожар начался в 5.50 на первом этаже во втором корпусе. Здесь горела камера для подследственных. Это не простые апартаменты — в таких помещениях сидят особо буйные. Стены обиты пенопанелями на основе каучука, прорезинены косяк и дверь. Здесь обычно содержали буйных и склонных к самоубийству задержанных. В ней в пятницу находился только один заключенный. И для него тюрьма была родным домом. За решетку 54-летний Леонид Сапожников попал в четвертый раз.

— А всему виной эта зараза. Водка, в смысле, — сокрушается бывшая супруга Мария Сапожникова. — Я и дня не помню, когда бы без пьянок обходилось. Куда бы ни устраивался — водителем мусоровоза, дворником, сторожем — отовсюду его выгоняли. Словом, всегда пьян как сапожник.

В первый раз Леонида осудили за пьяный дебош в доме. Тогда он избил своего младшего сына Антона (у Леонида два сына и дочь). Дали два года условно. В 2001 году на кухне Сапожников не поделил рюмку водки со старшим, Алексеем, и ударил его ножом. Дали 6 лет, потом выпустили за хорошее поведение. Но на свободе вести себя хорошо мужику было скучно. Следующие два года Леонид отсидел за жену — набросился на Марию с ножом. Наконец, в четвертый раз Сапожникова посадили за невестку Ирину — он угрожал ее убить за то, что мешала ему пьянствовать и гулять с женщинами, которых в дом приводил. 25 апреля этого года Перовский суд приговорил семейного дебошира к двум годам колонии общего режима. Отправки по этапу он дожидался в “Матросской Тишине”. Ни на кого из своих сокамерников, по словам родных, никогда не жаловался и даже говорил, что его дом — тюрьма и никуда он отсюда не пойдет. Так и вышло...

Вероятно, именно поджог в камере стал причиной возгорания. Заключенному скорее всего удалось отковырять обшивку косяка двери и подпалить ее. По другой версии, пожар начался из-за замыкания электропроводки, проложенной под панелями.

Огонь сначала как будто думал, разгораться ему или по-тихому потухнуть. Каучуковые смеси — не самый горючий материал. Пожар заметили, только когда из-за двери повалил черный едкий дым. Ворвавшись в горящее помещение, охранник попытался вывести наружу обитателя камеры. Но тот уже успел вдоволь наглотаться едкого дыма и в коридоре потерял сознание. Вскоре стало плохо и секьюрити — он тоже надышался едкой гадостью. В 6.21 пожару присвоили второй номер сложности по пятибалльной шкале. Сотрудники изолятора эвакуировали из ближайших к горевшей камер и помещений 850 человек. В 6.52 пожар был ликвидирован.

Сапожников сгорел в своем “втором доме”. “Мужчина погиб из-за своего большого веса. Охранник просто не смог вынести его на воздух”, — считают брандмейстеры, выехавшие на пожар в “Матросской Тишине”. Кроме него от пожара пострадали еще несколько человек — в основном это сотрудники СИЗО. Среди них 26-летний Дмитрий Затолокин и 47-летний Андрей Соловьев. Андрей, кстати, работает стоматологом в изоляторе. По словам медиков “скорой”, у него сердце прихватило. С приступом стенокардии его госпитализировали в медчасть при “Матросской Тишине” (в городскую больницу ехать отказался). А 25-летний Александр Гречконовский отравился угарным газом. Его отвезли в НИИ имени Склифосовского.

Пожары

в следственных изоляторах

•10 НОЯБРЯ 1995 Г. — пожар в СИЗО №2 ГУВД Москвы (Бутырская тюрьма). Выгорели внутренние деревянные перегородки и имущество на площади 20 кв. метров. Семеро осужденных были госпитализированы с диагнозом “отравление угарным газом”.

•9 АВГУСТА 2004 Г. — пожар в “Бутырке”. В одном из служебных кабинетов здания приемника-распределителя загорелся мусор. Общая площадь пожара составила 5 кв. метров. Возгорание было ликвидировано в считанные минуты.

•15 НОЯБРЯ 2005 Г. — пожар в Хабаровском СИЗО. Площадь составила около 300 кв. метров. Пожар был полностью потушен спустя 6 часов. Сгорело несколько камер. Никто из заключенных не пострадал.




Партнеры