Стенограмма пресс-конференции в "МК"

председателя Москомархитектуры, главного архитектора Москвы Александра Кузьмина

3 мая 2006 в 00:00, просмотров: 178

20 апреля 2006 г., 10.00


Ведущий пресс-конференции — Сергей Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


Рогожкин: Уважаемые коллеги, я хочу поприветствовать в пресс-центре газеты “Московский комсомолец” Александра Викторовича Кузьмина - председателя Москомархитектуры, главного архитектора столицы. Как мы условились с Александром Викторовичем, обойдемся без его вступительного слова и перейдем сразу к вашим вопросам. Прошу вас, пожалуйста, представляйтесь и представляйте свое издание.


Вопрос журналиста: Александр Викторович, застройка над железнодорожными путями в городе — насколько реальны эти проекты, зачем они, что будет строиться и на каких условиях?


Кузьмин: В Москве, как известно, есть определенный дефицит в территории. На сегодняшний день территориальные резервы города практически исчерпаны. Если раньше мы могли «выходить» за территорию Москвы (а это не самый лучший вариант, потому что, когда города расширяются, обычно не хватает средств на качество обустройства территории). Поэтому новый генеральный план Москвы нацелен на то, чтобы город территориально не рос, а качественно улучшал те территории, которые есть. Резервов немного - это реорганизация производственных зон. Это работа с неблагополучными зонами (например, бывшие свалки, зоны полей фильтрации — как пример, можно привести Марьинский парк или те работы, которые будут проводиться в зоне Некрасовки), и это появившееся новое направление “использования территории МЖД”. Территории эти очень большие, и вы их прекрасно знаете. Это не только главные направления железных дорог, которые проходят через Москву, но и большое количество грузовых дворов. Москва, кроме всего, является, в том числе, и перевалочным пунктом. Условно говоря, составы доходят до малого кольца железной дороги, практически, в центре Москвы, далее попадают на грузовые станции и там составы переформируются: то есть два вагона идут налево, три направо или наоборот. После этого каждый идет в своем направлении на то предприятие, которое работает в Москве. Эти резервы — достаточно большие Если взять в процентном отношении — они занимают от 3 до 5% городской территории. Но это очень большой процент. Если мы возьмем с вами, например, производственные зоны, в целом, то по городу это 20% от территории города. 14 из них — это пром. зона и приблизительно 6% — то, что размещается на cелитебных территориях города. Надо более эффективно использовать полосы отвода железных дорог. И с учетом того, что свободных территорий все меньше и меньше, а инвесторы набрали темп строительства в Москве и им нравится здесь строить. Что бы об этом не думали, им нравится здесь строить, потому что здесь отлажены определенные системы: согласование, получение земли, выкуп земли, конкурс и т. д. И в этой ситуации они не хотят уходить из нашего региона и поэтому первое — это, именно, инициатива инвесторов по направлению работы, которую мы обозначили. Работа непростая и в первую очередь — здесь зависит, конечно, от позиции МПС (извините, буду называть по-старому) и взаимосвязи с городом. Хочу сказать, что у нас традиционно, даже в самые сложные периоды между Федерацией и городом, всегда были хорошие отношения с московской железной дорогой, с Октябрьской железной дорогой и в целом с руководством МПС. И сейчас прорабатывается несколько проектов, на мой взгляд, очень интересных. Они непростые по реализации, и, как пример, я просто приведу 2—3 проекта. Наверное, на одном из ближайших Общественных советах мы будем рассматривать “Большое Сити”. Также мы будем смотреть отдельные комплексы из того “Сити”, которое строится и перекрытия Киевского направления железной дороги в районе от третьего транспортного кольца до Минской улицы. Это южнее кварталов, которые примыкают к Кутузовскому проспекту, в зоне Бородинской панорамы, и зона, где Поклонная гора подходит к железной дороге. Предлагается всю эту железную дорогу перекрыть платформой, за счет этого построить дублер Кутузовского проспекта (развязка эта уже есть, она существует на третьем кольце) и осуществить там как жилищное, так и общественное строительство. Из наиболее значимых объектов (вы, наверное, знаете, что сейчас ведутся проработки по океанариуму) мы получим то, что узкие кварталы вдоль Кутузовского проспекта, благодаря этой платформе, практически, выйдут на реку Сетунь и мы постепенно начнем ликвидировать те нарывы, которые существуют в пойме этой реки. А там у нас есть и остатки бывших плодоовощных баз, есть какие-то заброшенные коммунальные объекты (Сетунь станет чище и выход Поклонной горы к Сетуни, выход жилых кварталов, которые на Кутузовском проспекте тоже выйдут на Сетунь). Это первый проект, которым занимается «Мираксгрупп» - это бывший «Строймонтаж». Сейчас в «Cити» они строят 60-этажное здание. Это не значит, что это они будут делать. Здесь совершенно ясно, что сложные будут взаимоотношения между теми, кто строит, между Министерством путей сообщений (или как там они теперь называются), и Москвой. Проект такой прорабатывается, делают его совместно с Институтом генерального плана. Вторая зона, на мой взгляд, тоже очень интересная - это железнодорожная связка между площадью Тверской заставы и площадью Савеловского вокзала вдоль Бутырского вала. Она идет немножко выемкой такой, что дает возможность легче ее перекрыть. Один из вариантов — это просто перекрытие всей это ветки. Мы решаем вопрос, как кварталы центра от Лесной улицы получат выход к часовому заводу, то есть мы получим продление радиусов, через небольшие улицы, которые идут в радиальном направлении, как дублеры Тверской или Дмитровского шоссе. Второе. Появляется зона, где можно строить. В основном, наверное, это будет офисное строительство, гостиничное строительство. Сейчас ведется строительство двух крупных офисных комплексов, один построен (то есть такая зона, такой хребет зданий повышенной этажности, которые никак не влияют на панораму исторического центра и с улучшенной транспортной инфраструктурой, потому что одновременно с этим можно над этой железной дорогой дать дополнительной проезд больше, чем Бутырский вал). Одна фирма предложила следующий проект - расстояние над железной дорогой сделать не одной высоты, а с подъемом ниже — к площади Тверской заставы, а к Савеловской поднять кверху и получить горнолыжный склон в центре города, - причем, всесезонный. Фирма прорабатывает это всерьез, и эскизы лежат сейчас у меня. Когда будем выходить на Общественный совет, мы представим два варианта: один - прозаический, а второй, как мне кажется, — направленный на физическое оздоровление нашего общества. Это второй участок, который уже в проработке. Он тоже в ближайшее время (я думаю, май—июнь) будет представлен общественности на обсуждение. Третий участок, который тоже находится в проработке — это участок за Курским вокзалом, вы знаете, там самая узкая полоса застройки между Садовым кольцом и этим направлением железной дороги (связки железнодорожной, которая помогает нашим вокзалам общаться между собой и дает возможность проезжать фактически с юга на северо-восток столицы). Там тоже предполагается сделать платформу и увязать район Сыромятников, а значит и выход к Яузе с Садовым кольцом. Если говорить в целом об этой проблеме, она еще интересна и с точки зрения общественного транспорта. Метро — оно не может развиваться вечно как единая система. Понимаете? Любая система не может быть всё время хороша. Если мы постоянно будем продолжать одни и те же радиусы, то тем, кто живет ближе к центру, от этого лучше не станет. Лучше будет тем, кто живет на периферии города, - метро подошло к его дому, но тем, кто на промежуточной станции садится, им становится уже хуже, они садятся в переполненные вагоны. Есть определенный ритм работы метрополитена, который нельзя превысить. Поэтому, в данной ситуации, нужно думать о другой системе, которая бы работала параллельно с пересадочными узлами. То есть, получать какой-то дополнительный радиус. Одно из возможных направлений развития, которое мы сейчас начинаем прорабатывать: это использование железных дорог. Направления могут быть разные. Мы любим говорить: давайте перекроем все железные дороги. это возможно, вполне, и для транспортных артерий, и можно сделать специальные полосы внеуличного транспорта с большим расстоянием между станциями, приблизительно как в Париже, там существует метро и существует R.Е.R. Я не знаю, как R.Е.R переводится, это что-то вроде скоростной системы транспорта. То же самое метро, которое идет в аэропорт, то метро, которое связывает между собой периферийные районы, не затрагивая центр, имея одну или две пересадки. То есть это вполне можно делать за счет железных дорог. Можно делать более просто: это когда дополнительно используешь ширину полосы отвода, прокладывается дополнительные четвертый, пятый путь, где может проходить этот транспорт, который обслуживает население внутри города. Или же, если об этом не удастся договориться с МПС, мы будем стараться делать четвертое транспортное кольцо, например, так, чтобы там была выделенная полоса для общественного транспорта, например, для скоростного трамвая. Поэтому есть несколько направлений в работе с МПС, а этот - один из интереснейших, я считаю, резервов развития города.


Вопрос журналиста: На прошлогоднем фестивале яхт Юрий Михайлович говорил о необходимости развития водной инфраструктуры города, о строительстве рекреационных береговых зон по развитию водного сообщения, и строительстве яхт-клубов. Что было конкретно сделано за прошедший год?


Кузьмин: Если можно, я буду больше отвечать на вопросы, что сделано по проектной части. Потому что это - моя профессия. Мне очень нравится идея водного такси, понятно, что оно у нас оно сезонное. Мы с вами живем в такой климатической зоне. Вы понимаете, вряд ли будет работать такси, например, между Дербеневской набережной и зоной ЗИЛа, когда рядом находятся не совсем хорошо организованные производственные площади. В первую очередь, считаю, что надо сделать так, чтобы функция по берегам реки была такая, которая бы устраивала, в первую очередь, жителей. Например, если мы освоим, а проект такой уже утвержден на Общественном совете, территорию Бадаевского завода под жилую застройку, которая уже в ближайшее время, надеюсь, будет осуществлена. Сразу хочу сказать, что памятники архитектуры все сохраняются, выделяются в отдельную зону и никакого конфликта там не будет. Мы постарались. Представьте себе: люди живут на набережной Тараса Шевченко, где Бадаевский завод, а напротив - “Сити”. Какой транспорт должен быть, если существует только наземный, как вы будете ездить? Надо будете выехать на Кутузовский проспект или доехать до третьего транспортного кольца или до СЭВа, спуститься на набережную около него или повернуть направо на третье транспортное кольцо, там у нас все в порядке. После этого надо съехать еще на Краснопресненскую набережную и попасть в “Сити”. Когда вполне можно сесть на катер на причале, переехать в “Cити” и пешком придти к себе на работу. Но надо вначале сделать оздоровление функций по берегам реки. Это с точки зрения водного такси. Второе: у нас есть несколько зон на Москве-реке. Одна зона, всем хорошо известная, идет она у нас от Новоспасского монастыря, в другую сторону, до “Сити”. Вот приблизительно тот участок, где ходят у нас туристические теплоходы, и где решены все вопросы, кроме некоторых, типа Бадаевского завода, про который я говорил. Здесь, в данном плане дополнительных каких-то решений нет, да, будут появляться новые объекты. Вы понимаете, где лучше всего показать параметры развития нашего города? Это на его разрезе. А Москва-река — это и есть разрез. То есть, когда ты плывешь по реке — видишь, вот Кремль, дальше — мы воссоздадим сейчас башню Китай-города на Китайгородском проезде рядом с церковью. Мы уже можем сказать: а здесь у нас был Китай-Город. Дальше: мы проходим к Храму Христа Спасителя, вполне может быть знак, где был у нас, соответственно, Белый город и Камер-коллежский вал. Дальше, очевидно, надо постепенно расширяться и вычищать набережные, в том числе, для зелени. На ближайшем Общественном совете будет рассматриваться такая программа как “Большое Сити”. А что это такое? “Большое Сити” — это развитие вдоль Москвы-реки от третьего транспортного кольца, то есть от того места, где строится “Сити”, до четвертого транспортного кольца, то есть до улицы Народного ополчения. Один раз Юрий Михайлович, сделал специальный выезд в эту зону Москвы. Вы знаете, пока мы ехали по берегу, (а там не привыкли люди, что кто-то по воде плавает), мы видели по берегам все человечески пороки, которые вам только могут представиться. Потому что люди к ним относятся, как к задворкам. Поэтому первая зона развития, которой мы сейчас занимаемся, это - зона вдоль Москвы-реки от “Сити” к Филевской пойме, о чем я буду докладывать на очередном Общественном совете. Предполагается вывести жуткие производственные предприятия. В свое время мы предлагали эту территорию для Олимпийской деревни. Сейчас мы немножко «убрали» спорт, когда «проиграли» Олимпиаду. Одновременно с этим, будут появляться и зеленые зоны вдоль Москвы-реки. Мы даже там насыпные острова придумали. Это надо смотреть на планшете. Да, кстати, острова, если говорить про речки, вы знаете, что у нас Яуза стала местами отчасти судоходной. Ирина Рабер — единственная женщина-префект в городе, соответственно, как и полагается этому полу, более трепетный человек в отношении природы. Она в очень хорошее состояние привела Яузу, особенно в районе Медведково, Бибирево и в прошлом году на Яузе проходил чемпионат России по байдаркам и каноэ. Было очищено русло, оно было углублено, плюс были сделаны островки, которые усилили течение на основном направлении. Причем все это было сделано по экологическому законодательству, со всеми согласованиями, как полагается. И с другой стороны, недавно я Сетунь докладывал на правительстве, где ряд наших уважаемых товарищей получили взыскание за то, что в отличие от Ирины Яковлевны наши мужчины меньше испытывают трепет при работе с зелеными территориями, а больше радуются застройке из железобетона и кирпича. Второе направление - это работа по территории ЗИЛа, это работа на юг, если можно так сказать. Самое интересное, что там тоже ходят туристические маршруты, они идут от южного порта (имеется в виду не грузовой, а речной, который стоит в Нагатинской пойме). Сейчас оттуда тоже до Кремля ходят пароходики, я проплыл там прошлым летом. С воды совершенно по-другому можно изучить территорию. Там, конечно, беда. Когда вы плывете среди заброшенных предприятий, особенно если по течению реки справа, это практически от Симонова монастыря, завод “Динамо”, ЗИЛ, южный порт, где идет навал резервного угля, который нужен для 22-й ТЭЦ. Наверное, месяца через полтора будем докладывать реорганизацию Павелецкой и Варшавской пром. зон, которые тоже направлены на строительство, на развитие селитебных территорий города.


Вопрос журналиста: Владимир Ресин как-то сказал, что город испытывает острый дефицит гостиничных площадей. В связи с этим такой тройственный вопрос. Первое: что собирается все-таки строиться на месте гостиницы “Москва”? Второй вопрос: как скоро будет построен гостиничный комплекс на месте гостиницы “Россия”? И на какой кошелек будут рассчитаны эти корпуса? И третий вопрос: если речь идет о новом строительстве гостиниц, в каких местах города они будут и опять же на какой финансовый уровень туристов они будут рассчитаны?


Кузьмин: Первое, что я хочу сказать — это то, что если Владимир Иосифович так сказал, значит, так и есть. Да, у нас с гостиницами сейчас довольно сложно, разработана программа строительства гостиниц, она сейчас у нас рассчитана на 3—4 года. Почему говорю на 3-4? Потому что сейчас Москомархитектура занимается уже 8 и 9-м годом строительства. 6-й год и 7-й год сформированы. 6-й и 7-й год дают возможность сохранять при сносе некоторых гостиниц, гостиничные места. А вот 8-й—9-й год требуют сейчас дополнительной работы архитекторов, с точки зрения увеличения гостиничного фонда. Конкретно, по тем объектам, про которые вы говорили. Гостиница “Москва” и то, что будет построено на месте гостиницы “Россия” — это, однозначно, - гостиницы высокого класса. И если мы повторим ошибку и сделаем там опять “3 звезды”, то это будет просто несоответствие качеству и месту в данной ситуации. Однозначно, они будут гостиницами высокого класса. Что из себя будет представлять гостиница “Москва”? Внешне она с двух с половиной сторон будет точно такая же, как была по проекту Щусева, то есть она будет выходить с тем же самым разным фасадом на Манежную площадь, она будет смотреть точно так же, как раньше смотрела на Государственную Думу. Тот фасад, который выходил на Театральную площадь, он останется той же высоты. Проходил Общественный совет и вместе с историками со всеми решили, что не надо делать так, как задумывал в свое время Алексей Викторович Щусев. Потому что в свое время все предполагалось немножко изменить в центре города, мягко говоря, и гостиница “Москва” была по высоте одинаковая — что на Манежной площади, что на Театральной площади. Мы будем делать ту высоту, которая была в свое время, то есть высота не больше, чем высота соседних зданий. Имеется в виду в данной ситуации детский театр (или как он теперь там называется) и здесь будут фасады несколько другие, чем они были сделаны в 70-е годы прошлого века (я хочу напомнить, кто не помнит: это были такие простые фасады, как строили в то время — из стекла и бетона). Они будут немножко отштукатурены и более близки, условно, к стилистике всех остальных сторон. Тот участок “Москвы”, который будет выходить на Городскую Думу, он будет повторять фасады той гостиницы, которая там когда-то была. И если говорить про функцию, то количество мест останется в гостинице то же самое, что было и до сноса, но они будут немножко другие. Это будет многофункциональный комплекс, первый этаж которого будет общественный, в принципе, как в любой нормальной цивилизованной стране. В гостиницу сможет зайти любой гражданин, или в ресторан, или просто прогуляться. То есть, это будет как бы связка с Манежной площадью. Внизу будет паркинг за 700 машиномест, больше не удалось, потому что там довольно сложные взаимосвязи с метро и с другими подземными коммуникациями. А если взять саму гостиницу “Москва”, она будет состоять из трех блоков: блок, который выходит на Манежную площадь — это будет чисто гостиничный блок. Блок, который выходит на Театральную площадь — будет больше для бизнеса и для проведения конференций. Такой конференц-блок очень-очень популярен и его не хватает сейчас в городе. Там будет и апарт-отель. Хочу сразу сказать, что это не апартаменты, которые будут продаваться, а просто та же гостиничная сеть для кратковременного пребывания граждан. Блок, который выходит в сторону площади Революции, будет для тех, кто приехал поработать на несколько лет в Москву. Он может там жить, - это что-то вроде квартиры, и сервис там будет от этой же гостиницы. Если говорить про гостиницу “Россия”, - это будет система гостиниц, это будет не одна гостиница. Внизу будет крупная стоянка, затем выше в стилобате будет находиться общественная зона и сверху будет так, как были разбиты исторические кварталы Китай-города раньше в Зарядье. Здесь будут стоять порядка 9—10 гостиниц не выше 6-ти этажей. Если же говорить про концертный зал, то мэр принял решение: оставить артистам и творческой интеллигенции возможность выбрать и решить оставлять тот зал, который есть или строить на его месте новый. То есть, в любом случае здесь будет концертный зал, и вместимость его будет точно такая же, какая она есть на сегодняшний день. В данном вопросе есть некоторые противоречия. Люди старше моего поколения, мягко говоря, кому больше 55 лет, они говорят: «Здесь прошла наша молодость, мы здесь выступали. Естественно, мы хотим, чтобы все было сохранено, но добавлены дополнительные помещения, потому что там слабая зона, которая должна обслуживать артистов». Там нет нормальных гримерных, там очень мало вспомогательных помещений. Молодежь говорит: «Главное, сохраните аллею звезд, где есть моя; а вообще-то мы хотим получить зал современный, который был бы оснащен соответственной техникой, где можно показывать нормальные современные шоу, которые сейчас в “России” показывать сложно». Мы ждем, чем этот спор закончится. Сейчас собираются мнения по этому вопросу. В проекте мы держим эту зону пока без проработки. Мы подводим коммуникации, подземную часть делаем. Центр, - остров, перед которым будет, в любом случае, площадь и где будет стоять утраченный храм, который по просьбе Патриархии мы постараемся воссоздать. Если в целом говорить по гостиницам, сейчас мы составили перечень на 100 гостиниц, подвод 2006-го, 2008-го и 2009-го года. Две построенные «Лесная» и «Савеловская». Сейчас прорабатываются зоны гостиниц «Турист», «Заря», «Алтай», «Восток». То есть это модернизация старых фестивальных гостиниц, потому что они были построены к фестивалю, который проходил в 50-е годы в Москве.

Программа большая. Мэр еще сказал, что мы должны бережно относиться к тому, что «снимаем» с “России”. Нами разработаны такие прикидки проекта, такие маленькие “России” (такой распад Советского Союза получается). Была большая “Россия”, а теперь из панелей мы будем делать несколько маленьких гостиниц. В основном, мы хотим делать 2-х-звездные гостиницы, они очень нужны. Идея такова, что каждый рынок, который есть в Москве, должен иметь свою гостиницу. Как показали некоторые трагические события, на некоторых рынках люди даже жили. Люди приезжают, им где-то надо останавливаться. В центр им ехать ни к чему и тяжело, и дорого, поэтому идея дешевых гостиниц, в том числе, и на МКАДе. Например, если ты имеешь 12 гектаров в районе МКАДа, то можно выделить один гектар, чтобы построить нормальную дешевую гостиницу для тех людей, которые торгуют для тебя на рынке. Поэтому такая программа дешевых гостиниц существует, но реализуется пока непросто.

Вопрос журналиста: Насколько нам известно, в скором времени пройдут митинги по Москве против точечной застройки, - уплотнительной застройки, как ее еще называют, дворовых территорий. Как на ваш взгляд, насколько обоснованны претензии горожан к этому, и какова ситуация?


Кузьмин: Это говорит о том, что мы идем не строем, что мы не стали все одинаково серые, у каждого есть свое мнение. Надо рассматривать каждый конкретный случай. И если вы возьмете весь мир, то везде идет застройка. Другое дело как она идет, как она была согласована, как она была запроектирована. Поэтому каждый конкретный случай надо смотреть отдельно. Я очень не люблю слово “коллективный эгоизм”, которое иногда употребляют. Считаю, что в этой ситуации, это, как правило, недоработка власти. В первую очередь может быть неуважительное отношение строителей к жителям. Был случай, когда возник один из конфликтов в Западном округе. Выехали ребята на площадку ставить забор. Идет старик с собачкой и спрашивает: “Ребят, а чего вы здесь будете строить?” Разворачивается прораб, и с чувством юмора возьми и скажи: “Для тебя, дед, венерологический диспансер!” Ну, дед пошел, бабке рассказал, и пошло, поехало. Потом мы года полтора из-за этого доказывали, что там не будет никакого диспансера, что там все нормально, нормативы проходят, и прочее, прочее. Так же было у нас, например, когда мы железнодорожный мост передвигали в районе 1-й Фрунзенской набережной. Вот там тоже было интересно. Один Герой Советского Союза подумал, что не мост передвигаем, а всю железную дорогу перенесем от третьего кольца на 1-ю Фрунзенскую. Бывают и такие случаи. Это наши недоработки, потому что я могу вам привести пример, когда мы строили третье транспортное кольцо, у нас скандалы были только на первом участке в Хамовниках. Это была чистая наша недоработка в работе с жителями. Вообще-то, москвичу надо заранее всё объяснить, что это нужно для страны, для города. Тогда будет меньше конфликтов при строительстве третьего или четвертого транспортного кольца. Или когда инвестор влезает в тот или иной двор. Я считаю, самый нормальный путь - предварительно встретиться с жителями и всё объяснить. Разработка микрорайона должна быть только комплексной.

Как правило, проектировщики стараются всегда делать в пределах нормативов. Вспомните ту же Егерьскую улицу. Хотя, если бы на той же Егерской было бы все сделано грамотно и разумно, там никакого скандала бы не было. Жители у нас умные, и еще, к сожалению, почти в каждом районе живет свой архитектор. И вот жители в этом микрорайоне просто быстрей сообразили, чем власть, что если емкость предполагаемого дома будет увеличена в полтора раза, то этому дому надо будет прирезать дополнительную территорию. А если будет прирезаться дополнительная территория, то их металлические гаражи, которые стоят в охранной зоне Сокольников, попадают под снос. Опять же, недоработка. Сначала надо было сделать расчет, сначала надо было подумать и объяснить, куда денутся гаражи, а уж потом спокойно выходить на территорию.


Вопрос журналиста: Не могли бы вы сказать, на какой стадии сейчас находится строительство в Шереметьево?


Кузьмин: Не могу. Единственное, что я могу сказать: Шереметьево — это не Московская программа. Насколько я знаю, сейчас проект Шереметьево-3 разработан и находится на согласовании в СЭС, причем там есть определенные недоработки, с точки зрения взаимосвязи аэропорта и Московских областных территорий и сейчас СЭС этим занимается. То, что я знаю, это строительством дублера Ленинградского шоссе. Да, оно будет улучшено намного, смысл, какой? С севера от Ленинградского шоссе предполагается построить дорогу Москва - Санкт-Петербург. В Москве она на МКАД будет выходить на развязке в районе левобережной, которая существует. Затем она будет обходить Химки, будет пересекать около Клязьмы международное шоссе, которое идет к Шереметьево, и будет уходить в строну северной столицы. Принцип следующий. Москва и Химки это бесплатный участок, понятно, да? Платный начинается за Химками. Для того, чтобы люди города, рядом с которым пройдет эта магистраль не страдали и имели право выезжать на центральную часть бесплатно. Дальше она пойдет как платная трасса. Сроки строительства мне сказать сложно, потому что это федеральная программа, но, насколько знаю, они то ли в этом, то ли в следующем году уже начинают. Проект на наш участок готов. Его можно сделать хоть сегодня.


Рогожкин: Вот записка, из зала. Планируется ли расширение границ Москвы, как раз вот в стык с вопросом про Шереметьево, и так называемого выравнивания границ?


Кузьмин: Исходя из той градостроительной практики, которая проходила в последнее время в двух соседних регионах, Москве и Московской области, дело это совершенно бессмысленное. Это вопрос касается скорее уже административных делений. Понимаете. Я не говорю свое мнение, но слияние Москвы и Московской области, выделение центрального региона и так далее. То есть, с точки зрения градостроительства, сейчас это бессмысленно. Во-первых, любое расширение, как я сказал, ведет к дополнительным затратам и к ухудшению сложившейся территории, а второе — область уже все сделала что могла, или доделывает. Раньше было следующее — была Москва, был лесопарковый защитный пояс. Лесопарковый защитный пояс был в двойном подчинении. То есть, чтобы чего-нибудь там построить, надо было решение и Москвы, и области. Когда появились отдельные субъекты федерации Москва и Московская область, этот вопрос был снят. Лесопарк стал только областной. Там есть и свои плюсы, и минусы, не хочу говорить, лучше встретиться для этого с главным архитектором Московской области.


Вопрос журналиста: Жилой комплекс "Вертикаль", какова его дальнейшая судьба? В сложившейся ситуации с обманутыми покупателями квартир в этом доме прошла информация о том, что его будут сносить.


Кузьмин: Меня некоторые вещи удивляют. Честно говоря, мне жалко этих людей, но как ты можешь покупать квартиру на 45-м этаже, когда проект согласован до 35-го этажа? Вот это меня до сих пор удивляет. Да, да, совершенно так, проект был согласован на 35 этажей. Квартиры были проданы на 45-м. Потому что так хотел инвестор, который сделал ее в макете, на который у него не было разрешения на строительство, утвержденного проекта, ни акта разрешенного использования. И люди наши, наверное, такие богатые. Понимаете, некоторые обманутые вкладчики очень богатые люди. Покупать, не зная чего, кота в мешке. Значит, что мы сейчас пытаемся сделать? В чем там проблемы? Дело в том, что здание построено до 17-го этажа. Как оно построено, съездите, посмотрите. Проектировщики были из Курска, никогда выше 9 этажей ничего не проектировали. Это как раз вопрос к конкурсу. У нас любимая сейчас тема — чтобы не было коррупции среди чиновников, надо все проводить на конкурсе. Как на конкурсе все определяется? Кто правильно и дешевле строит, тот и молодец. Приблизительно так. Ну, вот отсюда, кстати, обманутые вкладчики и получились. Потому что большинство из тех, кто получили площадки, получили на честной, конкурсной основе, наиболее выгодные условия для строительства. Они выиграли площадку, а дальше просто произошло то, что вы видели. Какая путаница с «Вертикалью» происходит, если можно говорить. Значит, если мы будем делать так, как хотел инвестор, до 45 этажей, мы нарушим панораму, вид на Ленинские Горы. То есть, эта высотка, она лезет силуэтом на Университет или появится вертикаль, где ее не должно быть. Я, как главный архитектор, допустить этого не могу. О чем и доложил мэру. Но экономика уже раскрутилась так, и продано квартир столько, что тому человеку, или фирме, кто придет на это место, - не выгодно делать свой бизнес. Учитывая то, какие затраты произведены, как ему там придется дополнительно делать фундамент, дополнительно делать какие-то строительные составляющие, потому что технический совет тоже еще не прошел по этому зданию. Там нечего смотреть. И вот сейчас такая беда идет. Но я надеюсь, что где-то, в течение месяца или полтора, мы этот вопрос решим.


Вопрос журналиста: Будет ли установлен памятник Булгакову в Москве? Если да, то когда и в каком месте?


Кузьмин: Саша Рукавишников, Сережа Шаров и я, - мы были авторами этой идеи — установки памятника Булгакову на Патриарших прудах. Мы предлагали также место на Ленинских горах. Не буду пока говорить, но есть и другие предложения. Не у всех одинаковое отношение к личности Булгакова, не все любят этого писателя. Например, если говорить про дом, где проходили все события романа, я понимаю, почему жители не очень любят творчество Булгакова. Молодежь любит иногда себе вены там резать. Девушки любят из себя Маргариту изображать. Пытаются летать и т. д. Понятно, почему такое отношение. Когда мы пытались поместить Булгакова на Ленинских горах, ко мне подошел очень уважаемый человек, не хочу говорить фамилию, и сказал мне: «Мы вашему дьяволу Булгакову места в Москве не дадим». Например, такое отношение. Сейчас мы с Сашей делаем третий вариант, но боюсь просто пока про него говорить. Мнение жителей на Патриарших было учтено, а мнение архитекторов нет. Есть такие жители, которые любят сам процесс. Я знаю одного полковника, который сейчас носит генеральскую форму. Мы с ним познакомились на конфликтах в районе Нескучного сада. Потом я его увидел на Патриарших прудах. Он уже был в генеральской форме. Я говорю: «Вы же в отставке, как вы генералом стали?». Он говорит: «Это я себе дал звание за победу в Нескучном саду». Эти люди стали уже профессионалами, которые ездят по горячим точкам событий в Москве. Есть, конечно, и те люди, которые переживали за привычный вид Патриарших прудов, а есть и просто любители острых ощущений.


Рогожкин: Дорогие друзья, мы подходим к финалу. Я хочу поблагодарить Александра Викторовича за очень интересный разговор.


Кузьмин: Спасибо вам.



    Партнеры