Коричневых тянет к голубым

Латентные гомосексуалисты мешают жить настоящим

3 мая 2006 в 00:00, просмотров: 124

Геев опять хотели. Избить. Но избили в результате самих погромщиков. А представители секс-меньшинства в ответ на угрозы гомофобов пригрозили создать в России свой союз. В общем, довели этих людей до ручки. А все потому, что в ночь с 1 на 2 мая группа решительно настроенных скинхедов вслед за клубом на улице Орджоникидзе попыталась разгромить еще одно популярное место отдыха гомосексуалистов — клуб “Три обезьяны”. Корреспонденты “МК” заранее прибыли на место предполагаемого и даже широко проанонсированного (!) побоища.

Когда начало смеркаться, в Наставническом переулке на первый взгляд ничто не предвещало беды — жизнь почти нежилого квартала текла размеренно. На мысль о том, что здесь что-то должно случиться, наводили только пять автобусов с ОМОНом, стоявшие вдоль обочин.

— Здесь что, учения будут проходить? — любопытствовали у стражей порядка потенциальные посетители гей-клуба.

— Уносите отсюда ноги! Ваш клуб готовятся громить пятьдесят скинхедов, — спокойно ответствовали им стражи.

Тишину безмятежного первомайского вечера вскоре действительно разорвали вопли толпы подростков. Без свастик на рукавах и не сказать, чтобы очень агрессивно настроенных. Смущало только одно — их количество. Впереди всей странной процессии шествовали две старушки. В платках, длинных плащах и с иконами в руках. Бабки-скинхедки? Это что-то новенькое.

— Мы пришли спасать Россию от геев! Хотим жить и растить своих детей в нормальной стране! — заорала вдруг молодежь. И скандируя: “Россия, вперед! Россия без пи...расов!” — как по команде, выстроились в шеренгу. Впрочем, время от времени к этим лозунгам добавлялись более миролюбивые покрикивания старушек. “Христос воскрес! Воистину воскрес!” — горланила вслед за бабушками толпа. Но ОМОН тут же объяснил парням в “матюгальник”, что митинг их — незаконный. И потребовал разойтись. Затем начались переговоры.

— Я хочу рожать детей в нормальной стране. А вы хотите, чтобы ваши дети росли среди гомиков?! — прокричала людям в форме подвыпившая девица.

— Я своих детей сам как-нибудь воспитаю, — ответил ей омоновец.

— Ты на кого дубинкой машешь? Тебе не стыдно? У тебя ведь у самого дети есть! — повизгивали бабки и нескладно затянули хором “Отче наш”. Слово за слово — страсти разгорелись нешуточные.

— У ментов на машинах номера голубые! Они тоже рискуют попасть под раздачу, — зло переговаривались подростки. В маленьком переулке из-за людей нетрадиционной ориентации готова была вспыхнуть маленькая гражданская война.

— Это правда, что в вашем клубе сегодня намечается гей-вечеринка? — спросили мы, отойдя чуть в сторону, чтобы не попасть под раздачу, по телефону у сотрудника клуба, представившегося Станиславом.

— Нет. Это какая-то дезинформация. У нас сегодня обычная молодежная вечеринка, которые всегда проходят по понедельникам. Ничего экстраординарного не намечается.

Гости, подходившие к заведению, и впрямь были, как правило, разнополыми парами. Но милиционеры на всякий случай отправили на разведку внутрь женщину в милицейской форме...

В 21.30 организаторы акции, кстати, не афишировавшие себя перед публикой, бросили “подчиненным” клич: “Строиться!” И толпа стала организовываться. Перегородив Наставнический переулок, молодежь (процентов на 95 это были коротко стриженные юноши) стала скандировать. Раздалось дружное: “Россия без педерастов! Слава России!” Милиция опять стала увещевать собравшихся через мегафон словами о том, что, дескать, они, собравшиеся, нарушают Закон о митингах и манифестациях. На что митингующие отреагировали бурно. Один из молодцов выбежал к милицейскому оцеплению и стал жестикулировать, явно приглашая милицию подраться. Но отцы-устроители зашикали на него и затолкали обратно в толпу, откуда до наших ушей донеслось слово “провокатор”.

Кстати, часть собравшихся была хорошо под мухой, но не все — от силы человек 10—15. Остальные хотели расправиться с гомосексуалистами на трезвую голову.

В 21.45 по переулку пронесся шорох: “Окружили!” Действительно — с тыла встало еще одно омоновское оцепление. Толпа быстро сориентировалась и ощетинилась на два фронта, а лозунги зазвучали с удвоенной силой.

Надо заметить, что клуб “Три обезьяны”, как заявил нам тот самый администратор Станислав, работает с 22.00, но посетители обычно приходят намного позже. Так что ненавистных геев участникам мероприятия ни побить, ни даже повидать не удалось — они довольствовались милицией.

Поняв, что мирно разойтись со скинхедами не удастся, последняя не спеша двинулась на потенциальных погромщиков. А те, в свою очередь, так же не торопясь стали ретироваться в сторону Курского вокзала. Спустя несколько секунд из толпы демонстрантов кто-то бросил самодельную дымовую шашку. Это и послужило сигналом для действий ОМОНа.

“Менты — пид...сы!” — раздалось в теплом вечернем воздухе. И сделали это пацаны зря. У ОМОНа рефлексы на такие реплики выработаны годами, что в толпе ощутили сразу. Милиция хватала участников акции, споро проверяла документы и отводила в сторону автобусов. Особо буйных — скручивали. Один из устроителей орал особо активно — так его и вывернули практически наизнанку. Соратники закричали, что он — депутат Законодательного собрания Владимирской области Игорь Артемов. Но депутатство в общении с ОМОНом помогало мало — тащили народного слугу как куклу, да и дубинками ему досталось изрядно.

Чуть в стороне милиция строила у забора задержанных. Затем их по одиночке от забора “отлепляли” и строили в затылок друг другу, руки на плечи. Забор от соприкосновения демонстрантов с ОМОНом трещал. Чуть дальше мы увидели машины с разбитыми стеклами — это кто-то из гомофобов постарался. Озадаченные хозяева авто, вышедшие на улицу из соседних домов, чесали затылки: кому предъявлять претензии?..

А в это время, воспользовавшись тем, что основные силы милиции занимаются первой толпой, к клубу приблизилась толпа №2. Человек 25 молодых да стриженых хотели продолжить скин-“вечеринку”. Милиция в спешном порядке вернулась, и занятия на асфальтовом танцполе продолжились. А закончились, естественно, в милицейском автобусе.

— Виолетку тоже забрали! — размазывала слезами косметику по щекам какая-то девушка скинхеда.

— Не горюй, милая! — утешали ее оставшиеся невредимыми буйные старушки. Представиться “МК” бабушки отказались, зато поведали, что о планирующемся митинге они узнали из Интернета (!). Также шибко продвинутые старушки сообщили, что познакомились с малолетками накануне — у памятника Кириллу и Мефодию, что на Китай-городе. Странное место для завязывания подобной дружбы бабушек с мальчиками...

— А ваши дети в курсе, чем вы в свободное время занимаетесь? — не отставали мы от старушки-скинхедки.

— Я сейчас на пенсии. До этого 30 лет отработала в проектном институте инженером. Дочка и зять знают и поддерживают меня, — ответила бабулька, ловко выуживая папироску из приличного портсигара. А икона, которой она прикрывались от ОМОНа, аккуратно уместилась в старинный ридикюль.

...Вчера Эд Мишин — редактор одного из российских гей-сайтов, сказал нам, что идея как-то организовать гей-движение в России, озвученная утром в некоторых информагентствах, увы, обречена на провал. Не объяснил, правда, отчего все так плохо. Но заявил (цитируем): “Случай с попыткой погрома гей-клуба легко укладывается в предшествующие события — трагедию в синагоге, убийство на Пушкинской и вот — свежий пример. Вы говорите, что митингующие были недовольны гей-парадом, который планировался на 27 мая? Так вот: парад решено было не проводить за два дня до событий. Чего им еще от нас надо?”

КСТАТИ

Вчера же появилась информация о том, что активисты российского гей-движения намерены добиваться возбуждения уголовного дела против верховного муфтия Центрального духовного управления мусульман страны Талгата Таджуддина. Последний в СМИ негативно высказывался в отношении геев и, по мнению сексуальных меньшинств, даже призывал к насилию.


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Михаил Виноградов, доктор медицинских наук, психиатр:

— Гомофобия — результат нетерпимости к инакомыслящим во всех проявлениях, и подвержена ей не только молодежь, но и взрослое население. Неприятие иной сексуальной ориентации имеет те же корни, что и фашизм. Причем очень многие гомофобы сами являются латентными гомосексуалистами. Другими словами, это люди, которые испытывают потребность в интимных отношениях с представителями своего пола, но боятся негативной реакции общества и потому отказываются от таких отношений и, более того, демонстрируют активное их неприятие.

Человек не может перешагнуть нормы морали, заложенные в его сознании, и становится ярым противником того, чего хочет больше всего.

Однако надо признать, что эпатажное поведение гей-сообщества, пытающегося пропагандировать и афишировать свои наклонности, очень сильно подогревает отрицательное отношение даже у нейтральных людей.




Партнеры