Гастарбайтеры проучили Америку

Янки увидели, что такое жизнь без мигрантов

3 мая 2006 в 00:00, просмотров: 165

Великий американский бойкот-2006 — под этим девизом в США прошла массовая акция протеста. 1 мая миллионы мигрантов-латиносов не вышли на работу и не сделали ни одной покупки, вместо этого заполонив улицы во всех крупных городах. Так испаноговорящее нацменьшинство планировало показать свою экономическую значимость для США. Только в Лос-Анджелесе, где треть населения — выходцы из Южной Америки, протестовать против очередного ужесточения миграционного законодательства вышли 400 тысяч человек.

Этнический флэш-моб стал крупнейшим выступлением за права нацменьшинств с 60-х годов, когда за место под солнцем боролись чернокожие жители США. Так идея, предложенная режиссером Серхио Арау в его картине “День без мексиканца”, — показать Америке, что она не сможет и дня прожить без мигрантов, — сбылась. Но что стало поводом к массовому гражданскому неповиновению?

Президент Соединенных Штатов Джордж Буш любит похвастаться тем, что детство в городке Мидленд, штат Техас, он провел среди испаноговорящих детей.

Баллотируясь в губернаторы Техаса и на пост президента США, Буш неоднократно щеголял знанием испанского, чтобы заполучить голоса избирателей-латиносов.

Второе увлечение Буша — народная музыка. Он любит стиль кантри, фолк и даже текс-мекс, то есть техасско-мексиканский рок. Но всему есть пределы. Выступая в пятницу, 28 апреля, в Розовом саду Белого дома, Буш категорически заявил, что он против “Nuestro Himno” (“Наш гимн” — исп.). Заявление на первый взгляд странное, ибо “Nuestro Himno” — это американский национальный гимн “Звездно-полосатое знамя” на испанском языке. Премьера “Nuestro Himno” также состоялась в прошлую пятницу. Его играли по всем испаноговорящим радиостанциям США в исполнении звезд-латиносов Глории Треви и Карлоса Понсе. Но президент Буш решительно не согласен с таким положением дел. Когда репортеры спросили его в Розовом саду, аутентичен ли гимн, исполняемый по-испански, он коротко отрезал: “Нет, я так не считаю”. Речь шла не о качестве перевода. (В переводе имеются некоторые вольности.) Президент подчеркнул, что его возражения носят принципиальный характер. Он сказал: “Я считаю, что люди, которые хотят быть гражданами нашей страны, должны изучать английский язык. И они должны научиться петь национальный гимн по-английски”. В тот же день сенатор от штата Теннесси Ламар Александер заявил, что внесет в Конгресс резолюцию, “которая напомнит стране, почему национальный гимн должен всегда исполняться только по-английски”.

История с гимном — лакмусовая бумажка. До самого последнего времени президент Буш пытался занимать срединную позицию в бушующих дебатах по вопросу об иммигрантах, в подавляющем большинстве латиносах, а среди латиносов — мексиканцах. Буш поддерживал те законодательные проекты, которые предусматривали дачу временного легального статуса иммигрантам с “надеждой” на получение гражданства, но требовали знания английского языка, а главное — решительных шагов по прекращению новой волны иммиграции. Недвусмысленное “нет” Буша гимну по-испански консерваторы расценили так: президент с нами в битве “за национальное единство, против мультикультурализма”. И расценили правильно. Буш, сказав “нет” гимну “Nuestro Himno”, дал понять стране и Конгрессу, что он не намерен безоговорочно поддерживать позитивные для латиносов аспекты иммиграционного законодательства.

Однако, несмотря на президентское “нет”, в понедельник, 1 мая, “Nuestro Himno” неслось по всем испаноговорящим радиостанциям США — от Атлантического океана до Тихого. Под его аккомпанемент сегодня здесь проходит день экономического бойкота. Угрожающая тишина царит во многих магазинах и учреждениях, где работают латиносы, в школах, где они учатся. Пустуют рестораны мексиканской кухни. Миллионы иммигрантов не работают, не шопингуют, не учатся. Больше всего бойкот ударил по Калифорнии, где латиносы составляют одну треть населения. В более поздние часы участники бойкота вышли на улицы — на митинги, манифестации, демонстрации протеста против антииммиграционного законодательства. Если учесть, что 12 миллионов нелегальных иммигрантов делают в Америке самую черную работу, которой гнушаются белые американцы, то можно представить себе эффект первомайского бойкота в США. Конфронтация начинает чем-то напоминать движение за гражданские права негров в шестидесятые годы ХХ века.

В канун первомайского бойкота распространился слух о рейдах федеральных властей против незаконных иммигрантов. Перепуганные латиносы побросали свои рабочие места, забрали из школ детей и забаррикадировались в своих домах. Начало паническому слуху положил приказ министра внутренней безопасности США Майкла Чертофф об аресте более тысячи иммигрантов в 26 штатах страны. Городок Фрихолд с населением 13 000 человек буквально вымер, превратившись в город-призрак. Черил Литтл, исполнительный директор Центра защиты флоридских иммигрантов, сообщала: “Нас охватил паралич.Даже беременные женщины боятся посещать больницы, опасаясь, что там их встретит засада”.

Руководители некоторых организаций иммигрантов-латиносов высказали подозрения, что слухи о тотальных репрессиях-облавах были распространены властями специально для того, чтобы сорвать первомайские манифестации протеста. Но, с другой стороны, эти слухи подхлестнули начало экономического бойкота. К тем, кто осознанно бойкотирует, невольно присоединяются те, кто запирается в домах от страха быть арестованными или депортированными. Ведь главная мишень бойкота — закон, объявляющий незаконную иммиграцию уголовным преступлением со всеми вытекающими последствиями. Вот вам и “Nuestro Himno”!




Партнеры