Поведу я тебя под “Венец”…

Раз креветки, стало быть, свобода

3 мая 2006 в 00:00, просмотров: 478

У Союза писателей Москвы редко бывает возможность устроить общую встречу. Повод подоспел — премия “Венец”, которую вручили в 9-й раз. В этом году среди получающих премию были Людмила Улицкая и Андрей Макаревич.

Большой зал ЦДЛ улыбался собравшимся гостям раскрытым занавесом шоколадного цвета. Большинство приглашены лично Риммой Казаковой, первым секретарем Союза писателей. Поэтому в зале — только родные ей лица. Деятели культуры и писатели рассыпались по залу, и пустоты зала навевают грусть. Награждения лауреатов перемежаются с музыкальными паузами. Не шоу, конечно. Зато люди колоритные.

Римма Федоровна говорила в своей манере — быстро, живо, глотая слова. О том, что у писателей в последние годы нет отношений с государством: “президент любит спортсменов, Лужков любит артистов, а нас никто не любит”.

Писателям вручают пакет с хорошим коньяком, розу и красную папку. В папке — грамота и драгоценная карточка банка на 60000 рублей. Писатели слушают поздравления, держа заветную папку в руках. Только один Андрей Макаревич зачем-то в нее заглянул, проверил содержимое и закрыл обратно. Ему дали ее за “щедрость литературно-музыкального таланта”, которую вполне демонстрируют сборники его стихов, прозаическая вещь “Сам овца” и книга “Занимательная наркология”. Пока Евгений Попов говорит, что Макаревича “знает каждый человек и другое животное в нашей стране”, Андрей вместо ответа поет песню. “Рассмеши меня, Петросян,/До соплей меня рассмеши./Я хочу быть весел и пьян...”

— Андрей, как вышло, что вы получили эту премию?

— Абсолютно неожиданно. Мне позвонили и сказали, что мне она присуждена. Мне было приятно. Эта премия — оценка со стороны профессионалов. Мне не хотелось, чтобы кто-то думал: он еще и этим балуется. Я этим не балуюсь. Книжки возникают, когда возникает острая потребность что-то изложить на бумаге.

За честь и достоинство премию получил 85-летний поэт и прозаик Василий Субботин, ветеран Великой Отечественной войны. Он болен — премию получала внучка. А его жена, дочь и многие друзья уже умерли. Другой лауреат в возрасте — поэт Александр Тимофеевский — красиво и легко прочитал свое стихотворение — и горькое, и политическое, и как будто из другого времени.

Гвоздем литературной программы был, конечно, выход на сцену Людмилы Улицкой. Она стильно одета во все черное, выглядела, как всегда, достойно и элегантно. Пока вице-президент банка вручал премию и говорил о том, что писатель и банк занимаются одним делом, Улицкая слушала с легкой иронией.

— Самая значительная для меня премия была премия Медичи. Это было 10 лет лет назад. Но писательское сообщество мне сказало “о’кей”, что приятно.

Вероника Долина в своем репертуаре. Что-то меланхолично сказала и спела: “Раз креветки, стало быть, свобода…” И на прощание выразительно подняла черную бровь. Эта премия — немного скучная, очень классическая по форме, но зато искренняя по содержанию. Кажется, что здесь все люди — братья, а мама у них одна — Римма Казакова.





Партнеры