Полный пломбир!

Кто упал, тот не отжался

3 мая 2006 в 00:00, просмотров: 425

Пломбир — это совсем не липкое мороженое в фольге. Это весьма аппетитная особа в очках, строгой юбке плюс глухая, под горло, кофта. А зовут ее — Пломбир Илона Себастьяновна. “Полный пломбир” — так называется премьера детского спектакля в Театре клоунады на Серпуховке у Терезы Дуровой, не имеющей никакого отношения к “зверскому” уголку с такой же фамилией.

Спектакль еще не начался, дети не угомонились, а по залу носятся медсестра, сантехник и другие подозрительные личности с накладными частями тела и предложением то трубу починить, то какую-то профилактику чему-то устроить. И вдруг — лезут!.. Отовсюду — со стен, из дверей, из окон — лезут клоуны. В общем, начинается наглядный урок непослушания в школе, номер и местоположение которой не указываются.

Полный Пломбир — аппетитная толстуха в очечках пытается построить учеников. А ученики не строятся. Ученики падают плашмя, ходят на головах, ходулях, колесом, вываливаются в окна. За последнее время я не видела более грамотно построенного детского спектакля, где идеально сочетается все — хронометраж (два акта по 45 минут), ритм, энергетика и неизбитые приемы клоунады — буфф.

Слов в спектакле мало — вещает только Пломбир, излагающая идеальную модель воспитания с настойчивостью попугая — жертвы дедовщины: упал — отжался — гробовая тишина. Но ученики, не будь дураками, ее перевоспитывают. Потому как они самые необыкновенные первоклассники. И до чего доводят, паршивцы, бедную училку — та в ярости срывает юбку, под которой… о ужас (спокойно, предки!) — панталоны Арлекина в ромбах. Училка превращается в клоунессу, которая залезает на ходули и прыгает на них с риском рухнуть в первый ряд. Но завалы в публику исключаются, так как актриса Юлия Тарникова, как и вся труппа Терезы Дуровой, не той квалификации, чтобы падать. А во-вторых, сами падения поставлены весьма изобретательно и отлично отрепетированы.

В театре на Серпуховке клоунада не цирковая. На театральной почве она проросла удивительными “побегами”, раздвинула цирковое пространство, отчего просто трюки стали метафорой. Читать их смысл интересно не только детям.

Но вернемся к Пломбир. Эту самую Пломбир пара ученичков, кстати, тоже на ходулях, вращают за одну ходулю, как балерину в фуэте. Остроумные номера клоунов в розовом, синем и красном сменяют один другой. Один из них, тот, что в розовом и с розовыми крыльями из пуха за спиной, намерен исполнить песню (наверное, о любимой школе), но микрофон так высок, что дотянуться до него можно, если поставить ящик на стул и еще на табуретку, а потом… С риском упасть он все-таки забирается на зыбкую конструкцию, но у розовокрылого возникает проблема — микрофон ему до пупа, и петь он может, если только начнет падать на спину, заваливая микрофон на себя. Выглядит это как опасный головокружительный полет, но без риска для жизни. Или еще есть одна ремарка — мальчик-Колокольчик: Эмиль Рывкин шести лет от роду на равных работает во взрослой группе клоунов. Нотка маленькая, в строгом костюме, но очень трогательная.

Финал “Полного пломбира” мог бы украсить любую взрослую программу: распоясавшаяся вконец Пломбириха с кодлой ученичков в экстазе лабают джаз на рояле. При этом рояль гоняют по сцене на бешеной скорости и с такой же скоростью устраивают веселую суету вокруг него. Это уже не полный пломбир, а полный атас! Входит Атас. Шутка.




    Партнеры