Жизнь ценой в 256 мегабаит

Екатерина Гусева превратилась в холодную бизнес-леди

6 мая 2006 в 00:00, просмотров: 134

За пультом в монтажной — режиссер Георгий Шенгелия, известный по фильмам “Классик”, “Мусорщик”, “Неуправляемый занос”. На экране — герои его новой остросюжетной психологической драмы. Актеры Илья Шакунов и Евгений Стычкин бороздят просторы на автомобиле, а Екатерина Гусева с телохранителями поджидает их в засаде. Напряжение растет. Оно явно присутствует и в спорах режиссера-постановщика со звукорежиссером Олегом Зильберштейном. Идет перезапись уже смонтированного и озвученного фильма “ФЛЭШ.КА”.

В бизнес семейной пары, жизнь которой полна противоречий, яростно врываются ложь и предательство. Андрей (Илья Шакунов) узнает об измене жены Вики (Екатерина Гусева) именно в тот день, когда ему пришлось подчищать работу финансово-инвестиционной корпорации. И так получилось, что все теневые операции оказались собраны у него на маленькой флэшке. В отчаянии герой Ильи Шакунова бежит из города, прихватив с собой взрывоопасный компромат, а заодно и системного администратора — “мозги компании” — Игоря (Евгений Стычкин).

— Георгий Леванович, сценарий Алексей Тимм написал по вашей идее? — спросил корр. “МК” у режиссера.

— Вы даже не поверите, с чего все началось! На эту идею меня натолкнул великий американский писатель О’Генри. Теперь уже никто ни за что не догадается, что началом всему был его рассказ “Собратья по несчастью”, который в свое время экранизировал Леонид Гайдай. Идея написать такую историю на современном материале родилась у меня в 1995 году, и тогда сценарий назывался “Последний побег”. Но за семь с лишним лет история трансформировалась в нечто совсем новое. Появилась и сама “флэшка”, и совершенно другие характеры. Сценарий фактически был переписан. Кстати, окончательный вариант названия — “ФЛЭШ.КА” — придумал продюсер Михаил Микоц в последний момент, буквально перед тем, как набирать титры.

— Екатерина Гусева и Евгений Стычкин в вашем новом фильме предстают с неожиданной стороны. Как вы работаете с актерами на площадке? Вы показываете им, что и как нужно делать?

— Раньше все показывал. Но сейчас стараюсь уходить от этого и прятать свои руки. Потому что хороший актер может в точности скопировать и перенять все, что вы ему показываете. Именно поэтому теперь я стараюсь все объяснять на словах. Чтобы добиться личной, непосредственной реакции и самостоятельного рисунка. Но только если актер параллельно не занят в каком-то проекте. Если он одновременно снимается в пяти сериалах, тут нужно не только что-то показывать, но и перед каждой сценой повторять все наработки...

Для Екатерины Гусевой роль Вики станет, возможно, переломной в ее карьере. Впервые актриса предстанет не лирической героиней, а холодной и таинственной бизнес-леди. С Екатериной мы беседуем в Театре имени Моссовета.

— Катя, когда вы прочитали сценарий, не было ощущения, что это не совсем ваша роль?

— Да, у меня сразу возник вопрос: почему именно мне принесли такой сценарий? У меня с этой женщиной нет ничего общего. Обычно таких ролей я добивалась. Мне приходилось бесконечными пробами доказывать режиссерам, что я и это могу тоже. Ведь в кино так глубоко режиссеры не копают. Они берут поверхностно — героиня, и все!

— А для большего эффекта вам не хотелось как-то кардинально поменять внешность? Скажем, сделать очень короткую стрижку, покрасить волосы?

— Хотелось, конечно. Но когда снимаешься одновременно в нескольких фильмах и выпускаешь спектакль в театре — это невозможно. Перед съемками я специально ходила в финансовую компанию, разговаривала с женщинами, которые там работают. Сразу обратила внимание на то, какие у них холеные руки. Единственное, что я могла себе позволить, — нарастить ногти.

— И как ощущения?

— Совершенно жуткие! Я все время ходила, держа руки в кулаках, потому что они мне ужасно мешали! Не могла дождаться последнего съемочного дня, чтобы их сорвать наконец! Но все-таки самое страшное был текст.

— А что с ним не так?

— Он очень скупой, сухой и лаконичный. В нем много финансовой терминологии. Я его зазубривала и изо всех сил пыталась обжить, сделать своим. Нормальные люди так не разговаривают. Вика не говорит, она вещает металлическим голосом.

— И Вика остается такой до самого конца?

— Не буду раскрывать всех секретов. В финале, когда моя героиня улетает на вертолете, мы видим ее крупный план. По смыслу очень важно, что выражает взгляд Вики — боль, раскаяние, торжество, растерянность? У меня такое было в первый раз: мы сняли три абсолютно разных варианта этого кадра. И какой возьмут в итоге, для меня самой загадка. Георгий Леванович сказал, что выберет нужный кадр в самом конце, когда будет понятно, как складывается картина.

Кто выйдет победителем из этой запутанной истории, зритель узнает в сентябре, когда “ФЛЭШ.КА” выйдет на экраны.




Партнеры