Поги хранили Караченцова

Людмила Поргина: “Никакого инсульта не было”

10 мая 2006 в 00:00, просмотров: 676

“Николай Караченцов попал в больницу”. “У Караченцова — инсульт”. Такая информация пришла в праздничные дни из Питера. Что же на самом деле произошло в деревне Поги под Павловском, где на отдыхе находился артист?

27 апреля Николай Караченцов вместе с женой Людмилой отбыли в Санкт-Петербург, оттуда — в пансион подворья Софийского собора. Эта запланированная поездка разрешена им московскими врачами.

— Там изумительное место, — рассказывает Людмила Поргина. — Подворье восстановило старинную усадьбу, прекрасные номера, отличные условия. Здесь восстанавливаются пожилые люди. Сюда мы и приехали. Коле очень понравилось.

Свежий воздух, прогулки, массаж. Артист чувствует себя замечательно и даже позволяет себе то, чего прежде не делал в Москве. А именно: бассейн, теннис. Неужели вышел на корт?

Рудольф Фурманов, худрук театра “Русская антреприза им. Андрея Миронова”, давний друг Караченцова и организатор его гастролей:

— Конечно, он играл под Пушкином. Первый раз мы поехали с ним 1 мая. Коля вышел на корт в спортивной форме. Причем мы хохотали, когда с Игорем Джелеповым, давнишним Колиным приятелем, помогали ему одеваться. “Два холуя одного народного артиста одевают” — еще смеялись.

По словам Фурманова, Караченцов провел два сета по 10 минут с небольшим перерывом. Он, разумеется, не бегал по площадке, а стоял возле сетки и довольно ловко отбивал мячи. При этом было видно, как был счастлив. 4 мая провел еще одну игру. А между ними, 2 мая, побывал в театре у Фурманова на Петроградской стороне на спектакле “Господа Головлевы”. Постановка эта достаточно длинная, с антрактом больше трех часов, однако Николай выдержал. Чувствовал себя хорошо, 6 мая также собирался на спектакль “Маленькие супружеские преступления”, что поставил сын Юрия Яковлева — Антон. Но этим планам не суждено было сбыться.

Звоню в Питер Людмиле Поргиной.

— Люда, что произошло? Это инсульт?

— Никакого инсульта не было. Накануне мы отлично провели день. В 8.30 вечера сидели на террасе, пили чай. Еще говорили о том, что надо бы пораньше лечь спать, поскольку завтра надо ехать на спектакль. И вдруг Коля так тихо сполз, отключился.

— Ты испугалась? Хотя что за вопрос — за год с небольшим тебе и не такие страхи пришлось пережить.

— Я-то? Нет, не испугалась.

— Сколько продолжался обморок?

— Минут пятнадцать. Знаешь, уже позже, когда Коля пришел в себя и понял, что мы в Военно-медицинской академии (а кругом много людей в военной форме), он спросил меня: “Девонька, мы благопристойно себя вели?” — и показывает на военных: мол, нас арестовали? Я даже это слово “благопристойно”, которое он раньше не говорил, записала.

Когда Николай Петрович потерял сознание, медики сработали на “отлично”. Его отправили сначала в больницу в Тосно, а буквально через час туда подъехал реанимобиль с заведующим реанимацией и умчал его в Военно-медицинскую академию в Петербург. Здесь ему с ходу сделали энцефалограмму, томограмму головного мозга. Исследования не показали инсульта и вообще каких-либо изменений.

— Никакого инсульта, — строго подтверждает зав. нейрохирургическим отделением Института им. Склифосовского Владимир Крылов, который ведет в Москве Караченцова и находится на постоянной связи с Питером. — Наши действия согласованы с петербургскими коллегами и полностью совпадают.

— Чем, по-вашему, вызван обморок у Николая Петровича?

— Во-первых, это физические перегрузки: больше, чем нужно, играл в теннис, вел публичную жизнь. Во-вторых, сосудистый криз для 62-летнего человека (и даже здорового) — вполне обычная вещь.

К сожалению, коллеге Крылова — главному нейрохирургу Петербурга Валерию Парфенову — нам не удалось дозвониться. Но, по словам Крылова и Поргиной, состояние Николая Караченцова на сегодняшний день можно считать вполне нормальным. Во всяком случае, в реанимационном отделении он провел всего одну ночь, и его тут же перевели в палату. Ему ставят капельницы и проводят соответствующую его состоянию терапию. Он уже выходил на улицу и внешне ничем не отличается от того Николая Карченцова, который прибыл в Петербург 28 апреля. Как долго он еще пробудет в Военно-медицинской академии?

— На сегодня назначен консилиум, — говорит Людмила. — Врачи должны решить, сколько он еще пробудет здесь. Или его сегодня же выпишут, и мы отправимся в пансион, а через два дня — в Москву.





Партнеры